Издержки воспитания

Размер шрифта: - +

Часть 10. Срыв

ЧАСТЬ 10. ГЭМО (груз.: ПОСЛЕВКУСИЕ)

Срыв

На звонки подруг Маринэ отвечала однозначно и односложно: «Извини, не получится», «Не могу», «Не хочу», «Нет времени, я бы пошла», «К сожалению, я очень занята». Одноклассницы прозвали её необитаемым островом и недотрогой – за то, что не ходила на классные «огоньки» с очень «смелыми» танцами и не очень трезвыми мальчиками («Я бы пошла, мне родители не позволяют… такое»), не ездила с классом на экскурсии («Я бы поехала, но у меня занятия в клубе, каждый день, пропускать нельзя» - «А что за клубешник такой, чем вы там занимаетесь?» - «Мы танцу… мы там в шахматы играем» - прикусила язычок Маринэ. И услышала в ответ: «Ну и дураки!»)

Ещё за то, что не гуляла с подругами после уроков («Не могу, мне в музыкалку надо» - «Ну, тогда после музыкалки» - «После музыкалки уроки делать надо… Нет, не получится»). Одноклассницы на неё обижались, а Маринэ – не обижалась, поскольку они так и не стали для неё подругами. Ну и пусть. У неё есть Отари, а больше ей никого не надо.

 

Выпускные экзамены она сдала с тремя тройками. Не блеск, конечно, но на четвёрки не хватило сил. Маринэ сидела над учебниками, наверстывая упущенное (некогда было учить, весь год бегом-кувырком, кое-как) и не позволяя себе отдыхать (отдохнёт, когда экзамены сдаст). С утра гимнастика, потом в душ, потом заниматься… Завтракать, заниматься, обедать, заниматься, вечером телевизор, гимнастика, душ, томатный сок и спать. Говорят, когда спишь, всё прочитанное за день укладывается в голове по полочкам, утром просыпаешься – и всё помнишь.

Но знания не хотели «укладываться по полочкам» в Марининой голове, они странным образом перепутались и переплелись в клубок правил, формул, теорем и аксиом… На экзамене по инглишу как назло лезли в голову французские глаголы, а предложенный текст упрямо не желал быть переведённым на русский и переводился почему-то на грузинский. Маринэ взяла себя в руки и перевела текст «обратно» - то есть с грузинского на русский. В итоге получилось что-то странное, учительница качала головой и хмурилась. Маринэ лучше всех в классе знала английский, что с ней сегодня, текст перевела безобразно...

Обидно до слёз – тройка в аттестате по инглишу!

На химии и того хуже… Маринэ два дня сидела над учебником не поднимая головы, а на экзамене ничего не могла вспомнить. Последний удар нанесла геометрия. Билет ей достался лёгкий, теорема о подобии треугольников, а задача оказалась трудной. Не тратя времени на теорему, Маринэ взялась за задачу. Записала полученный ответ, потом решила задачу ещё раз – для проверки и самоуспокоения. Ответ получился другой. Тогда Маринэ решила упрямую задачу в третий раз, и получила… третий ответ.

Когда её вызвали, она не успела выбрать – который же из трёх… Обречённо поднялась из-за парты, на негнущихся ногах подошла к столу и разжала кулак. Учительница посмотрела на неё с удивлением и расправила мятые листки. Три варианта решения и три варианта ответа. Круто девочка берёт! Ничего не боится, бросила чуть ли не в лицо смятые бумажки  – разворачивайте и читайте, а я посмотрю.

- Метревели, как всегда, в своём репертуаре. Одного решения ей мало, написала сразу три, на выбор! (всем весело, над Маринэ смеётся весь класс... Её выставили на смех, оскорбили ни за что, а она даже ещё не начала отвечать. Такого она не простит даже учительнице. Не простит).

- Ну, хорошо. Что там у тебя в билете, подобные треугольники? Ну, расскажи нам о треугольниках.

 Маринэ мотает головой, отказываясь.

- Это что за жесты такие? Если не знаешь теорему, так и скажи, словами, а головой будешь мотать на уроке физкультуры.

- Знаю теорему! – обиженно буркает Маринэ.

- Тогда – прошу к доске, слушаю тебя.

Маринэ опускает голову ещё ниже и сдавленным от слёз голосом выдаёт совсем уж  невероятное: «Не буду. Задачку я решила, а теорему все знают, значит, нечего и рассказывать» Опешившая от такой дерзости учительница не понимает, что такое поведение – месть за нанесенную обиду, за то что её выставили на смех перед всем классом. Но – отдаёт себе отчёт в том, что с девочкой творится неладное: лицо несчастное, щеки впалые, губы дрожат.

«Что с тобой, что стряслось, девочка моя?» - хочет сказать учительница, но педагогический опыт берёт своё, и вслух она говорит (милостиво изрекает) совсем другое: «Нн-ну, допустим. Допустим, что ты знаешь эту теорему. А задачка решена неправильно – все три ответа неверны. Как же так, Марина? Может, объяснишь, как ты решала, и попробуем вместе? Ведь ты решила… почти правильно, и что интересно, необычным способом... Метревели!! Что это значит?! Ты куда?..»

Не слушая больше учительницу (хватит с неё унижений, никаких «вместе» не будет, Аллу Ивановну она видит в последний раз), Маринэ берёт со стола исписанные листки и выходит из класса. Спина прямая, подбородок поднят, на лице презрение и гнев, брови сомкнуты. Что с ней сегодня? Задачку не смогла решить, а ведь училась почти без троек…

 

Послевкусие

Гамоцда (экзамен) позади, по геометрии трояк, по химии трояк, по инглишу трояк, дзалиан сацкхениа (ужасно жаль), но можно и порадоваться: это последний экзамен, больше такого позора не будет. Гмэрто чэмо (боже мой), что скажут её родители, когда увидят три тройки! Не поверят, что она занималась, подумают – у телевизора сидела весь день, три тройки, какой позор, гмэрто чэмо…»

Постоянные непомерные нагрузки, ставшие уже привычными, дали о себе знать в самый неподходящий момент, и Маринэ сорвалась, удивляясь самой себе и не понимая, что с ней происходит: голова отказывалась воспринимать прочитанное, отказывалась запоминать и думала чёрт знает о чём. К чести Маринэ, троек в аттестате только три, остальные четвёрки, пятёрок – ни одной. Она отдавала себе отчёт в том, что аттестат мог быть гораздо хуже, ей просто повезло: достались «хорошие» билеты. И Маринэ справилась с собой и не допустила окончательного срыва, но – увы! – этого никто не оценит.



Ирина Верехтина

Отредактировано: 19.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться