Изгнанники Темногорья

Размер шрифта: - +

Глава шестая. Первый изгнанный

Весь вечер Приш провел в своей комнате, спрятавшись от домочадцев. Да и они точно забыли про него. Даже Лиза не тревожила брата. Мысли лихорадочно скакали, возвращаясь к основной: он попрал закон долины. Можно защищать свою жизнь или имущество, но выяснять отношения с помощью кулаков – нет. Даже дети старше пяти лет знают это правило, а он, Приш, сорвался. И что теперь? Что с ним будет? О том, что ждет нарушителя думать не хотелось. Эх, пусть бы это был сон, просто сон. Неужели ничего нельзя исправить? И Алиса… От дум о ней стало еще хуже. Позвал на свидание, называется. С днем рождения «поздравил». Какой же он дурак!

 

Приш трижды ударил себя кулаком по лбу. Глупец! Почему у него все не как у людей? Хотя… Он же и не человек, точнее, не обычный человек. Он пришелец с другого мира. Может, на его родине все по-другому? Но не узнаешь. Где он, а где его планета. Туда не долететь. Или… Есть же башня тысячи вокзалов. Правда, Приш никогда не слышал, чтобы кто-то путешествовал по иномирью, но он может стать первым. Отправится туда и отыщет свой родной дом. И родителей, настоящих. Они его пожалеют, наверное. Если они живы.

 

Дверь скрипнула.

─ Сынок, поужинай, - Марта принесла тарелку с едой.

Приш обиженно засопел, мол, ничего мне от вас не надо. Будто другие были виноваты в его бедах. И мать тихо вышла. Тут он не выдержал и разрыдался, как девчонка. Что с ним будет? Как же страшно. Он не хочет, не может… Он же неспециально сорвался! Приш сам не понимает, что с ним произошло. Ярость оказалась сильнее благоразумия. Да и Маттис тоже дрался! Хотя тот всего лишь защищался. Но все равно несправедливо.

 

Хлопнула входная дверь – вернулся отец. И Приш замер, как испуганный заяц, его пробил холодный пот. Наверное, отец принес известия. Хорошие или плохие. Сердце заколотилось, точно в истерике, стало нечем дышать. Паника грозила сожрать, как голодный зверь. Но тут его позвали: на пороге появился отец. Приш быстро вытер слезы и вышел к домашним. А дальше как в тумане.

 

У мамы неестественно белое лицо. Лиза сидит в углу, как испуганная мышь, непривычно молчаливая. А отец… Его всегда спокойный, уверенный в себе отец, отводит взгляд, а его руки трясутся.

─ Вот что, - Вилли сглотнул, будто слова застряли комом в горле, ─ мы поговорили и надумали, что решение отложим до завтра. Давно не было ничего такого в долине. Может, и обойдется. Только ты, сынок, посиди пока дома. Не надо тебе на улицу.

Конечно, не надо. Да и у Приша духа не хватит показаться, нужно отсидеться, пока память о его проступке не сотрется. А там видно будет. Может, как сказал отец, и образуется все.

 

Приш вернулся к себе. Внезапно проснулся аппетит. Он взял тарелку с кукурузно-тыквенной кашей и навернул ее. Очень вкусно. Мама всегда добавляет в кашу сливочное масло и мед. Сладко и сытно. Приш выпил чай с вишневым пирогом. Странно, что мама не спекла яблочный. Но думать об этом не хотелось, как и о другом. Приш разделся и лег в кровать. Пусть этот день быстрее кончится.

 

Утром он проснулся и как обычно выглянул в окно. На ближайшей яблони Приш увидел черные листья и яблоки – вся нижняя ветка побурела за ночь. И вчерашний страх вернулся – не обошлось. Проклятие на нем, Прише, и на долине. Теперь день за днем будет разрушать любимый дом. И средство только одно… И от этого никуда не деться. Да и он сам не хочет стать причиной гибели родного места. Приш вышел в горницу. Мама и Лиза тоже смотрели в окно, отца не было.

 

Он подошел к маме и обнял. Рядом уткнулась Лиза. Что тут говорить? И так все понятно. Лиза тихонечко заскулила, Приш потрепал сестренку по голове. Ну вот что делать? Что? Только одно – он должен уйти. Но как же не хочется. Приш мечтал о путешествиях, далеких мирах, заглядывался на башню. А вот себя вне Яблоневой долины и не представлял. И не знает, как жить дальше.

 

Возвратился отец. Он ничего не сказал, лишь сел за стол. Обхватил голову руками и молчал. И от этой безысходности стало еще хуже. Видимо, в глубине души Приш надеялся – папа что-нибудь придумает. Ведь с папой можно не бояться ничего на свете, он защитит ото всего. А теперь… Теперь Пришу придется самому отвечать за себя. Не получится больше прятаться за широкой отцовской спиной.

─ Когда, Вилли? – почему-то в мамином вопросе Пришу послышалось карканье вороны.

─ Сегодня, Марта, - ответил отец. – По всей долине пятна пошли. Очень быстро распространяется. Нельзя ждать.

Мама охнула и грузно села на скамью, точно ноги подкосились. Лиза залилась пуще прежнего.

 

Приш откашлялся:

─ Я знаю и готов.

Он изо всех сил старался казаться уверенным, а не то как сестра – сядет рядом и будет рыдать.

─ Тогда будем собираться, - и Пришу почудилось, будто жизнь раскололась на две части: до и после. И что ждет его в «после» - неясно.

Сборы вышли тяжелые. Мама пыталась составить список, но у нее ничего не выходило. Тогда отец решил:

─ Оставь, Марта. Сейчас приготовим самое необходимое, денег дадим. А потом навестим его и привезем остальное. Ведь не на всю жизнь расстаемся. Просто он теперь в городе жить будет.

 

А ведь на самом деле! Это Пришу нельзя появляться в долине, а остальным навещать его можно. Немного полегчало. Пока остановится на постоялом дворе Плута. Затем узнает, у кого из жителей можно комнату снять. В школу запишется, в златнике* как раз уроки начнутся. И подработку себе найдет, чтобы у родителей на шее не сидеть. Ведь им тяжело придется без помощника – Лиза еще маленькая.

 

Через три часа все были готовы. Отец запряг лошадку, Приш в который раз проверил вещи: все ли на месте? Хотя родители дали денег, их лучше не тратить, оставить про запас. Кто знает, что может произойти в чужом городе?



Лада Кутузова

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться