Изгнанники Темногорья

Размер шрифта: - +

Глава седьмая. Незнакомец

Приш с тоской смотрел в окно: отцовская повозка уменьшалась на глазах. А вскоре и вовсе скрылась за поворотом. Вот и все: он остался один. Отец привез его в город, договорился с хозяином постоялого двора и уехал, чтобы вернуться до ночи. Теперь Пришу предстояло решать все вопросы самому: и с подработкой, и с учебой, и с проживанием. Правда, Плут, хозяин гостиницы, обещал помочь. Он очень распереживался, узнав, в чем дело. Никак не мог поверить.

«Да разве бывает, чтобы из-за мальчишеской драки изгоняли? О-о-очень странно. Для парней драка – обычное дело», - Приш вспомнил слова Плута.

 

Вот и выходит, что никакой он, Приш, не монстр, а обычный парень. Только обычный для всего мира, а не для Яблоневой долины. Эх… Ничего не исправить. Даже захоти он вернуться, не сможет. Для него путь навсегда закрыт. Будет бродить рядом с домом, а дорогу не найдет. Долина не для всех. С давних пор так повелось. И вот теперь Приш среди отвергнутых. Даже не верится. Кажется, что это сон, наваждение. Что вот сейчас откроет глаза, и будет все по-старому. Как?! Как вернуться назад и все отменить? Он бы многое отдал, чтобы все поправить.

 

Приш развернул записку, и сердце заныло. А ведь если бы он не оттягивал разговор с Алисой, все могло сложиться по-другому. Ну почему так?! И разве согласится Алиса уехать ради него из дома? Как бы он на ее месте поступил? Ответа на этот вопрос Приш не знал.

 

Хотелось плакать, очень. Но Приш понимал – легче не станет. Он часто представлял будущее: как вырастет, женится на Алисе. Они построят свой дом и разобьют сад. Все, как у родителей. А теперь жизнь сделала крутой виток, и что за поворотом – неясно. И полная растерянность: как быть дальше? Не готов он к этому. Приш затворил окно и лег в постель. До ночи еще два часа, но сидеть в одиночестве не хотелось. И куда-то идти – тоже. Поэтому он укрылся одеялом и уснул.

 

Утром он вскочил, точно от удара: проспал! Пора ехать в сад! И тут же обмяк: вспомнил. И две быстрые слезинки вытекли из глаз. Приш вытер их и уставился в потолок. Хотелось навсегда остаться в этой комнате, скрыться ото всех. Но деваться было некуда – Приш поднялся, умылся и спустился вниз. В зале никого не было, лишь кто-то сидел за дальним столом, но Приш не мог его разглядеть.

 

Появился Плут. Мохноног тщательно вытер стол, за который уселся Приш, притащил тарелку с омлетом и стакан яблочного сока. Приш проглотил все, даже не почувствовав вкус. Ел по привычке, а не для удовольствия. Мохноног вертелся рядом. Плуту хотелось хоть как-то ободрить несчастного парня.

─ Ты это, не думай, - начал он, ─ все хорошо будет. Завтра сходим с тобой на соседнюю улицу, в школу тебя запишем. Там неплохая школа, я соседей поспрашивал. А что насчет подработки – можешь мне помогать. Устроим тебя в гильдию дорожников. Согласен?

 

Приш кивнул головой: какая разница? Он сейчас на все согласен. Мохноног продолжил:

─ Жаль, конечно, что у тебя все так вышло. Но можно и у нас жить. Вот увидишь, Темногорье – замечательный город. Не хуже твоей Яблоневой долины.

─ А что у парнишки стряслось? – из дальнего угла раздался голос. Пришу он напомнил воронье карканье. Кажется, у него что-то со слухом стряслось. Уже второй раз такое.

Мохноног нахмурился: посетитель ему не нравился. Сидит уже второй час, никак не уйдет. А заказал всего на пару однаров – пустой чай, даже от пирога отказался. И одет бедно: линялые штаны да куртка в заплатках.

─ Ничего страшного, уважаемый, - ответил Плут, - все уже разрешилось.

─ А мне кажется, нет, - незнакомец вышел из-за стола и направился к ним.

 

Пришу показалось, что тот не идет, а шествует. Голова вздернута, подбородок выставлен вперед. Тяжелый плащ шлейфом струится по полу. Черные пряди волос спадают на бледное лицо. Приш моргнул: мерещится же всякое. Парень как парень. Постарше его самого, видно, что не из богатых. Только лицо необычное. Нос с горбинкой, и выражение высокомерное, будто незнакомец слишком много о себе думает. И плаща никакого в помине.

─ Так что у тебя случилось? – неожиданно улыбнулся посетитель. – Рассказывай.

 

И Приш выложил все. Плут бросал на него предостерегающие взгляды, но Приша будто кто за язык тянул. Поведал все. А незнакомец лишь слушал, ни разу не перебил. А потом ухватился рукой за подбородок. Его длинные пальцы шевелились, точно лапки паука, и Приш никак не мог оторваться от этого зрелища.

─ Так ведь, ─ незнакомец, наконец оторвал руку от лица, и широко развел их в стороны, ─ можно же вернуться в долину. Есть один способ.

Приш, как зачарованный, спросил:

─ Какой?

─ Путь, ─ ответил, незнакомец, ─ путь между мирами. Слышал, наверное?

 

В горле у Приша пересохло: то, о чем говорил неизвестный, не укладывалось в голове. Ведь это же не о нем. Такую дорогу может одолеть лишь герой. А он, Приш, обыкновенный парень. Нет в нем ничего выдающегося. Он отрицательно замотал головой:

─ Нет, это не для меня. Да и не верю я в эти сказки!

Выкрикнул и устыдился: подумают, что он испугался. А незнакомец откинулся на стуле и снисходительно улыбнулся:

─ Сказки – так сказки. Как скажешь.

Он встал и ушел из зала.

 

Плут начал лихорадочно убирать со стола.

─ Непонятный тип, неприятный какой-то. Явился вчера поздно вечером, когда я уже дверь запирал. И даже от ужина отказался, мол, неголоден. И на что мне такой постоялец? Никакого дохода от него.

Приш слушал вполуха, а мохноног не унимался:

─ И ничего толкового тебе не сказал, только взбаламутить хотел. Нечего тебе про эти дороги думать, не для тебя. И в Темногорье проживешь прекрасно. Правда, ведь?



Лада Кутузова

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться