Изгнанники Темногорья

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая. Вязанка хвороста

Поэту нездоровилось. Таблетки, которые тот пил, помогали мало. К тому же стремительно темнело, поэтому пришлось соорудить временный лагерь. Поэт достал из своего мешка, который он называл рюкзаком, удивительный нож: тот раскладывался и состоял из нескольких лезвий. Имелась даже пилка, которой можно было отпилить сучья. А вот топорика, к сожалению, ни у кого не было. Впрочем, как и еды. Лишь у поэта нашлась пара бутылок воды, тушенка, копченая колбаса и хлеб. Приш с любопытством разглядывал продукты, заодно запоминая незнакомые слова: похоже, Глеб был из другого мира. Про Мёнгере он бы не сказал так уверенно. Хотя она тоже выглядела необычно, по мнению Приша, но это потому, что Темногорье большое.

 

А Глеб про Темногорье ничего не слышал. Пожал плечами и все. Но толку от него сейчас ноль: трясется так, что все тело ходуном ходит. И накинуть нечего: сам Приш в легкой куртке. Хорошо, что не снял, когда в комнату поднялся. Да и вообще, оплошал – ничего с собой не взял. Как ребенок. Мёнгере тоже легко одета: полотняные штаны, длинное платье с разрезами по бокам до бедер и платок на голове. А уже осень, ночи прохладные. Нужен костер.

 

Он и Мёнгере отправились за хворостом: сухое дерево лучше горит. Лисичка, которую девушка называла Хухэ, с ними. Набрали не быстро: девушка сначала не понимала, что она тоже должна таскать сучья. Такое ощущение, что никогда не работала, Приш даже ощутил скрытое раздражение. Достались же попутчики: один болеет, вторая неумеха. И главное, то слова от нее не добьешься, а то, когда он попытался ею руководить, сразу отбрила: «Не бери на себя больше, чем сможешь унести». И таким холодом повеяло, что не по себе стало: кто она такая? Еще и Хухэ раздраженно затявкал: мол, его хозяйку обидели.

 

Пришлось объяснять доходчиво, что он один не справится. Только это ее и расшевелило. Тем более, ей тоже ночью греться надо - замерзнет в своей одежке. Затем притащили небольшое поваленное дерево – сидеть на нем. Летом на земле спать нормально, к тому же можно нарвать папоротник или лопухов на подстилку, поздней осенью сойдут опавшие листья, если дождя не было. А сейчас нечего. Какие-то они незадачливые путники, при себе даже огнива нет. Хорошо, у Глеба нашлись палочки, которые он называет спичками – удобное приспособление.

 

Сначала загорелись мох и тонкая береста, затем пламя охватило хворост. Приш накопал корней лопуха и запек в костре – есть можно. Тем более с колбасой. Очень вкусная оказалась, хотя и сухая. Утром они грибов поищут, наверняка есть. А сейчас уже темень. Хоть бы веток хватило до утра, а то придется дрожать вместе с остальными. А спать хочется. Несмотря ни на что. Во что он ввязался? А если они не дойдут до радуги? Тогда… Тогда Приш никогда не увидит родителей. Вот и все. Дурак он.

 

Уселись на бревне, как куры на насесте. Радует, что костер жаркий, согрелись. Хухэ рядом в клубок свернулся. Ему хорошо – шкура греет. Глеб тоже задремал. И как-то вышло, что его голова на плече Мёнгере оказалась. А та ничего, сидит прямо, словно у нее вместо позвоночника палка вставлена. Любой позавидует такой осанке. А потом и Приша сморило. Уткнулся щекой в коленки, руки под голову сложил, так и вырубился.

 

Утром спохватился, а костер не погас. Видимо, Мёнгере хворост подбрасывала. Поэт за ночь с бревна сполз – неудобно на нем спать. А она так и сидит, не шелохнется. Приш шепнул: «Спасибо», а Мёнгере только кивнула. Потом все же добавила: «Здесь страшно». Приш пожал плечами: лес как лес. Сосен много, но ели тоже растут. И лиственных деревьев полно: ольхи и орешника. Такой лес смешанным называется. В сосновом бору видимость хорошая, а здесь сплошные заросли. Что ее так смутило? Понятно, что звери могут быть, но они к костру не сунутся. А может, Мёнгере и в лесу никогда не была? Приш не выдержал:

─ Ты откуда?

Девушка рассеяно окинула кусты и деревья взглядом и невпопад ответила:

─ Здесь сороки водятся?

Приш от удивления не сразу ответил:

─ Конечно.

─ Всегда мечтала увидеть. У нас есть сказка про эту птицу, а живой ее никто не видел.

 

Она немного помолчала, а затем добавила:

─ Я из Алтанхота, Золотого города. Это на Черном побережье.

Она неспешно рассказывала, а Приш слушал с открытым ртом. На самом деле, Мёнгере совсем не простая девушка – она царица. А они бывшими не бывают.

─ Они выбрали моя сестру, а меня изгнали, - закончила она.

─ Поэтому ты и прячешь лицо? – спросил Глеб.

Оказалось, он уже проснулся. Мёнгере промолчала.

─ И мазь для заживления ран, ─ продолжал поэт. – Что у тебя с лицом?

Пришу хотелось его одернуть: ну что привязался к человеку?

 

Мёнгере с достоинством сняла платок: обе щеки были расчерчены шрамами. На них уже образовалась побуревшая корка. Но в глаза бросилось не только это. А еще то, что Мёнгере чуть старше Приша и очень красивая. Прямо как принцесса из книги сказок. Приш и не знал, что такие существуют в жизни. Если бы не Алиса, он бы, наверное, сразу влюбился.

─ Сволочи, - выругался Глеб и добавил еще несколько слов, за которые бы Приш схлопотал по ушам.

Мёнгере вновь закрыла лицо.

─ Знаешь, если тебя интересует мое мнение, ─ сказал Глеб, ─ их можно будет убрать. У нас косметологи занимаются тем, что шлифуют шрамы. Так что не переживай. Может, наткнемся на нужного специалиста.

Приш не понял почти ничего из этой фразы, слишком много непонятных слов. Но смысл уловил – где-то лечат раны так, что и следов не остается. Наверное, это утешит Мёнгере.

 

С утра поэт выглядел лучше. Даже щеки слегка порозовели. И аппетит появился – вчера Глеб от ужина отказался.



Лада Кутузова

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться