Изгнанники Темногорья

Размер шрифта: - +

Глава четырнадцатая. Город забытых снов

По городу брело существо. Оно было с ног до головы укутано в накидку, которая шлейфом волочилась по земле. Выше обычного человека, сутулое, существо странно передвигалось – раскачиваясь из стороны в сторону. Мёнгере следила за ним, стоя около окна. Улица с этого места просматривалась хорошо, а вот сама Мёнгере – нет. В Алтанхоте она часто наблюдала за жизнью города, спрятанная от посторонних глаз. Не подобает царице лишний раз показываться подданным. Здесь же старая привычка принесла пользу – существо не заметило ее, когда проходило мимо дома.

 

Создание манили окна. Оно приникало к стеклу и долго вглядывалось вглубь комнат. Затем трясло головой, точно от разочарования, и шло дальше. Мёнгере дождалась, когда существо скрылось за углом, и отошла от окна. До этого даже не решалась пошевелиться – вид странного создания пугал. Она сделала пару шагов, и в тот момент раздался скрежет, словно кто-то провел когтями по стеклу. Мёнгере повернулась: в окне торчала ужасная морда. Чудовище ухмыльнулось. Из пустых глазниц коровьего черепа вылезла черная змейка и произнесла: «Не спи!» И тогда Мёнгере заорала.

 

Мёнгере проснулась: ее грубо трясли Глеб и Приш. Она не сразу очнулась ото сна и при виде попутчиков отшатнулась. Глеб ладошкой прикрыл ее рот.

– Тихо!

И он, и Приш выглядели испуганными, точно это им кошмар привиделся, а не Мёнгере. Она кивнула.

Приш осторожно выглянул в окно:

– Здесь какая-то чертовщина.

Мёнгере и Глеб приблизились к нему. На улице стемнело, лишь на столбах горели огни. Глеб объяснял что-то про электричество, от которых эти штуки питаются. Видимо, это и есть. Правда, поэт говорил, что провода оборваны, поэтому ничего не работает. Но видимо, он ошибся. Фонари, как называл их поэт, то разгорались, то гасли – точно танцевали. Мёнгере ощутила на себе их пьянящую музыку. Хотелось поднять руки и закружиться, отрываясь от пола.

 

В бок пихнули, избавляя от наваждения.

– Там кто-то есть.

По улице медленно шествовало существо. Высокое, сгорбленное… И Мёнгере, холодея, узнала силуэт – чудовище из сна. Она отпрянула от окна и поведала спутникам о кошмаре.

– Хреново, – заключил Глеб. – А я все думал, почему везде эти слова: «Не спи!»? Похоже, здесь сны оживают.

Мёнгере почувствовала вину: все из-за нее. Но она сама не заметила, как уснула. Думала, немного полежит, отдохнет. Сказалась предыдущая ночь в лесу.

 

Дверь в квартире была железная, такую только тараном выбивать. А окна… Третий этаж, а существо бескрылое. Но Глеб все же решил забаррикадироваться, только не получилось – мебель в квартире отличалась неподъемностью. Из тех, что раньше на века делали.

– Ладно, – махнул он рукой, – надеюсь, что не дотянется. Главное, до утра спокойно досидеть. Будем караулить.

Они разошлись по комнатам: окна выходили на разные стороны. Свечи поставили вглубь комнат, чтобы свет не был заметен с улицы. Глеб сгонял на кухню и сделал кофе. Хорошо, что в магазине нашли, теперь на всю ночь это его напиток.

 

Хухэ забился под кровать – нашел себе убежище. Для маленькой лисички слишком много переживаний. Пусть он не видел опасность, зато чуял ее шестым чувством, как тогда в лесу. Не надо было останавливаться в городе. Но люди не поняли, что это западня. Ведь фенекам снятся совсем простые сны. И даже огромный орел – опасность для лисы – не представляет угрозы людям.

 

Фонари продолжали мерцать. Глебу казалось, что они передают какое-то послание. Если бы он знал Морзе, мог бы попробовать расшифровать. Три коротких вспышки, три длинных и снова три коротких. Что-то знакомое. Где-то Глеб читал об этом. Вертится в голове… Точно! Это же сигнал «SOS». Получается, что город передает просьбу о помощи?

 

Он решил проверить догадку и дождаться новых вспышек. И тут воздух перед ним поплыл, словно изображение в телевизоре испортилось. Послышался вкрадчивый шепот, он нарастал, проникал в уши, заполнял собой помещение. «Сссмотри внимательнее… Ты жжже видишшшь…» Глеб вгляделся: существо, напугавшее их до этого, стояло возле ближайшего фонаря и глядело прямо на него. Мигание высвечивало его фигуру. То, что Глеб и остальные считали плащом, оказалось собственной кожей чудовища, складками сползавшей вниз. А потом существо начало расти, его длинные лапы потянулись к Глебу.

 

– Проснись! – Приш энергично тряс Глеба за плечо.

Привычно отозвалась боль между лопатками, и Глеб очнулся. Как он умудрился задремать?! Он же выпил три чашки кофе. Этого всегда хватало, чтобы не сомкнуть глаз до утра. Мёнгере сообщила:

– Оно нас заметило.

– Знаю, – Глеб был раздосадован. – Извините, я сам не понял, как вырубился. Сначала фонари передали сигнал бедствия, а затем… – Он призадумался. – Не похоже на сон, как будто это на самом деле происходило.

– А что это за сигнал? – заинтересовался Приш.

– СОС – спасите наши души.

 

Глеб высунулся в окно, прятаться не имело смысла.

– Подскажите, что надо делать, – закричал он.

И тут вспыхнул свет в соседней комнате. Все бросились туда.

- Ищем! – Глеб кинулся к серванту.

Сервизы, хрусталь… Навряд ли здесь есть подсказка. А вот в книгах и журналах – вполне. Глеб принялся листать.

- Что-нибудь связанное со снами и происшествиями в городе, - пояснил он.

Детские комиксы, сказки – не то. Глеб наткнулся на газету. И с первого же взгляда понял – нашел.

 



Лада Кутузова

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться