Изгнанники Темногорья

Размер шрифта: - +

Глава двадцатая. Третий изгнанный

– Думал, что от меня осталась лишь оболочка, – делился Глеб. – Ухватиться было не за что. Даже слова пропали.

Приш кивнул: знакомо.

– И пустота внутри, точно таксидермист набил воздухом, – продолжал поэт.

Хухэ тявкнул, соглашаясь – фенек все же последовал за ними. Глеб опустился на колени и осторожно погладил Хухэ.

– Тебе тоже досталось?

Тот притих, дав дотронуться до себя. Лишь Мёнгере безмолвствовала: не пожелала рассказать.

 

Когда вышли из пустоты, у Глеба точно огромная тяжесть с сердца свалилась: думал, что никогда не вспомнит своих стихов. Да, разучился сочинять, но забыть написанные – еще хуже. Но вот последнюю строфу он так и не восстановил. Словно она послужила ему пропуском из пустоты. Но надо попробовать. Глеб мысленно вернулся в день переводного экзамена.

 

…Лис вылетел из аудитории довольный.

– Пять! – эмоции его переполняли.

Его сразу же обступили:

– Рассказывай, как прошло.

По словам друга, ничего сложного не было. Стило особо не прикапывалась, даже нашла, что недурственно. Вогон Джельц – прозвище уже приклеилось к председателю – проворчал насчет большого количества соединительного союза «и», но зато похвалил рифму.

– А Аврора? – спросил Глеб.

– Ничего, - растерялся Лис. – Промолчала.

Странно. На нее не похоже.

 

Наступила очередь Глеба. Он вошел в кабинет и представился: Черный Поэт. Стило тут же фыркнула: видимо, псевдоним показался ей неудачным. Вогон Джельц кивнул:

– Начинайте, молодой человек.

Глеб покосился на Аврору: она не поднимала глаз, будто увидела на столе что-то ужасно интересное. Ему захотелось заорать, стукнуть по стене, чтобы с нее слетела эта показушная безмятежность. Черт, она же тоже поэт! Что им до правил, установленных другими людьми?!

 

Глеб не воспарил, взметнулся к потолку, чувства бурлили. Он не читал стихи, бил ими, точно кнутом. А Аврора все так же сидела с равнодушной маской на лице. И заключительный аккорд:

(тут стихи, которые пока не выкладываются)

Глеб не спустился, рухнул на пол, обессиленный. После такого выплеска хотелось одного: сбежать ото всех. Но надо выслушать вердикт комиссии. Первой начала Стило:

– Хм, средненько. Из положительного: много экспрессии, чувств. Вот это удачно: «иду по дороге из хлебных крошек». Ассоциация с птицей, которую приманивают. Но мне кажется, Черный Поэт, это не самое удачное ваше стихотворение. Вы можете лучше.

– Это убого, – перебил ее Вогон Джельц, – я вот тут набросал, – и председатель раскрыл тетрадь, она была исписана мелким убористым почерком: – «Иду по дороге из хлебных крошек» - метафора крайне непонятная и неудачная. Первые четыре строки –четырехстопный ямб с дактилической клаузулой. Следующие четыре строки – полное отсутствие строфы.

Глебу показалось, что Вогон Джельц бредит. Какой еще ямб? Он о чем? А тот распалялся больше:

-- Строфика, молодой человек, – раздел стиховедения, изучающий формы объединения стихов в композиционно законченное целое; учение об упорядоченном сочетании закономерно повторяющихся в тексте стихотворных строк. Почему вы ею пренебрегаете?!

 

Председатель причмокивал губами, словно большая рыба. Глеб с трудом удержался, чтобы не рассмеяться. Наверное, это нервное.

– Что за заигрывание с Булгаковым?! Недостойно привлекать к себе внимание за счет великих! Это дешевый способ, молодой человек.

Глебу казалось, что его раскатали асфальтоукладчиком, а Вогон Джольц распалялся все больше:

– А ваш полет?! Кто вас учил взмывать под потолок? Многое себе позволяете! Даже мы, люди с богатым литературным опытом, не разрешаем себе подобного. Так что незачет! Без права пересдачи!

 

Глеб растерялся: незачет? Ему?! Этот Вогон Джельц сошел с ума? И почему молчит Аврора? Она, что, оглохла? Но заговорила Стило:

– Думаю, без права пересдачи – слишком сурово. Понятно, что у молодого человека что-то произошло. Первая любовь, безответные чувства. И он не смог контролировать себя. Правда? – она обратилась к Глебу.

Тот замешкался на секунду, но сообразил, что Стило дает шанс.

– Да, – голос охрип от переживаний.

 

Вогон Джельц посмотрел на Глеба поверх очков.

– Это не оправдывает, – проворчал он. – Вы должны думать, в первую очередь, о красоте стиха. А не ставить чувства во главу угла.

– Это пройдет, – вновь заступилась Стило. – Надо дать мальчику еще одну возможность показать себя.

А Аврора молчала.

 

Он не помнил, как вышел, куда направился. Очнулся лишь на улице, когда Лис схватил его за плечи и основательно потряс.

– Поэт, что случилось-то?

Глеб замотал головой: он был не в состоянии говорить. Казалось, что великая тяжесть гнет плечи, не дает дышать.

– Не сдал, – выдавил он из себя.

– Как это?! – не понял Лис. – А пересдать можно?

– Угу.

У Лиса отлегло:

– Тогда ладно. Пойдешь с другими. Вас человек пять набралось.

 

Глеб отмахнулся: легко говорить. Это не с Лисом случилось. А Глеб растоптан. И не решением комиссии, а Авророй. Она осталась безучастной. Подписала отчет и не проронила ни слова.

– А Аврора, что? – осторожно поинтересовался Лис, будто прочел мысли друга.

Лицо Глеба перекосилось, точно от зубной боли.

– А-а, – протянул Лис, – ясно.



Лада Кутузова

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться