Изгнанники Темногорья

Размер шрифта: - +

Глава двадцать вторая. Без лица

Старинные часы, стоящих в гостиной, показывали около шести пополудни, и путники решили отправиться дальше. Хотя можно было остаться на ночь – все равно за вечер пройдешь не больше двух часов. Потом надо готовить ужин и обустраивать ночлег, пока совсем не стемнело. Но все же нужно уходить – Хранитель пути прав, времени у них мало. Они сказали об этом Дели, на что хозяйка развела руками:

- Тогда вам точно придется сначала пройти через лабиринт. Ведь дом не отпускает гостей просто так.

 

Мёнгере ощутила, как сердце проваливается в живот. Это ловушка?! А Дели излучала добродушие:

- Честное слово, это не я! Попробуйте сами.

Глеб первым шагнул к двери, но она исчезла, а на ее месте возникла каменная кладка. На окнах выросли решетки, а в помещении потемнело. Раздалось тихое рычание. Казалось, дом излучает угрозу. Поэт отступил.

- Я же говорю! – Дели всплеснула руками. – Он очень своенравный. А еще дом любит коллекционировать гостей.

- Как это? – Мёнгере оторопела.

- Пойдемте покажу!

 

Мёнгере мнилось, что она вновь оказалась в плохом сновидении. И почему им так «везет» на сумасшедших? Сначала Огородник, теперь эта Дели… Словно путники притягивают все самое темное. А Дели уже спешила. На этот раз она повела гостей в подвал по узкой лестнице. Стены здесь были неотштукатурены, еле-еле горели свечи. Мёнгере поежилась: прохладно. А Дели все тащила путников за собой. Ее глаза лихорадочно блестели, точно хозяйка сгорала от нетерпения.

 

Они дошли до невысокой деревянной двери, обитой железными полосами. Дели достала из складок платья связку ключей и отперла дверцу. Чтобы войти, пришлось нагнуться. Помещение слабо освещалось, поэтому Мёнгере не сразу рассмотрела, что находится на стенах. А когда пригляделась, едва удержалась от крика. Словно охотничьи трофеи везде висели лица: мужчин и женщин, юношей и девушек. Все они отличались замечательной внешностью, как и портреты вдоль парадной лестницы.

 

- Я бы отпустила тебя, - Дели обратилась к Мёнгере, - личико-то у тебя порченое, так что проку мало. Только дом не согласится. Любит он с людьми играть в кошки-мышки. Любимое развлечение.

Мёнгере слушала ее, как в тумане. Она не могла отвести глаз от стен: сколько же прохожих стало добычей хищного монстра?

- Места еще полно, - продолжала Дели, - так что и для вас найдется.

Она облизала губы. У Мёнгере промелькнула мысль оглушить хозяйку, только потом что? Вряд ли они спокойно выберутся из виллы.

 

Дели поднесла свечу к женскому облику с рыжими длинными волосами, яркими зелеными глазами, веснушчатым носом.

- Мое любимое, - объяснила хозяйка, - Это-то я для гостей ношу, чтобы подвоха не чуяли. Обычно располагает к себе. А так…

Она содрала кожу с лица одним движением. И Мёнгере с отвращением увидела, что у Дели под ней ничего нет – пустая болванка. Такие были в домах аристократок, на них женщины хранили парики. А хозяйка уже напялила на себя чужую физиономию.

- Правда, так лучше? – ничуть не стесняясь, спросила Дели.

- Вы это что? – с запинкой поинтересовался Приш. – Без лица?!

- Меня сейчас стошнит, - произнес Глеб.

 

Дели оскорбилась:

- Посмотрим, каков ты скоро будешь!

И стены затряслись, будто в безмолвном хохоте.

- И без глупостей! А то от вас костей не останется, - Дели перестала притворяться, ее напускную доброту точно ветром сдуло.

- Можно подумать, у нас есть шансы?! – взорвался Глеб, его кулаки то сжимались, то разжимались.

- Крохотный, но есть, - поведала Дели. – Был все же один мужчина, который прошел лабиринт. Симпатичный, правда, в возрасте – за сорок. Но интересный типаж: абсолютно белые волосы и яркие голубые глаза. Хорошее пополнение в коллекцию. Но не получилось. Хотя он сошел с ума.

Мёнгере догадалась, что речь идет об Огороднике. Спасение далось ему нелегкой ценой.

 

Дели жестом указала на выход.

- Поднимайтесь.

Мёнгере ступала следом за Пришем. Как же страшно. И глупо – так попасться. Ведь Хранитель пути говорил, что нельзя быть беспечными. А они снова… Но Мёнгере привыкла доверять людям, даже когда правила Золотым городом. А теперь выходит, что она поступала неверно? Наверняка ее обманывали и раньше, просто она об этом не знала.

 

Возле портретов Приш остановился и указал на подпись. Мёнгере прочла: «Без де Лица». Надо же, везде одна и та же. А потом Приш закрыл приставку «де» к фамилии, и образовалось: «Без Лица». И Мёнгере поняла, что это изображения Дели в разных обликах. Хорошо, что лицо Мёнгере ей не достанется! Хоть какой-то плюс в обезображенной внешности.

 

Хозяйка виллы распахнула дверь, ведущую в зеркальный лабиринт и пригласила:

- Добро пожаловать!



Лада Кутузова

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться