Изгои

Размер шрифта: - +

Глава 3

Кейн забрал капсулу медавтомата с девушкой домой и разместил в спальне своей маленькой квартиры. С плохо скрываемым нетерпением он ждал, когда же его Карен проснется. Господин Ветер выполнил все, о чем они договаривались — подсказал нужные слова и стер в ее памяти несколько последних дней. Денег в итоге почти не осталось, но это ерунда, по сравнению с тем, что он снова не один. Он уже раз десять представил, как будет утешать ее, и она растает в его объятиях и как они будут вместе…

Если господин Ветер не обманул, то она должна вот-вот проснуться. Кейн уже приготовил питательную смесь. Он не знал, куда себя девать — ходил мимо медицинского автомата, поминутно поглядывая на часы, и почти пропустил момент, когда девушка открыла глаза.

 

Карен открыла глаза. Голова не болела, но была тяжелой. Мысли путались и не хотели собираться в кучу. Первое что она ощутила — жуткий голод. Почти сразу к этому добавилась тошнота и ужасающая слабость. Она попыталась встать, но руки и ноги не слушались ее. Чьи-то сильные руки помогли сесть.

— Вот, выпей. Это такая еда, другая тебе пока не положена, — Кейн поднес к губам стакан с питательной смесью. Сил удивляться и разговаривать не было, а слово «еда» обозначало именно то, что ей в данный момент казалось просто жизненно необходимым, и плевать, как эта еда выглядела, и кто ее принес. Она выпила все, что ей было предложено. На это ушел остаток сил, и Карен снова выключилась.

Кейн осторожно, чтобы не сделать больно, вытащил все иглы из ее вен, снял многочисленные датчики медицинского автомата, отключил автомат и перенес девушку на кровать. Карен не проснулась, лишь легла поудобнее, свернувшись калачиком. Кейн приготовил еще одну порцию смеси и оставил на тумбе возле кровати. Он связался с агентством, чтобы те забрали капсулу медавтомата, и приготовился ждать следующего пробуждения.

 

Карен проснулась от голода. Слабость еще оставалась, но не была уже настолько сильной, чтобы помешать ей сесть самостоятельно. Место, в котором она находилась, казалось совершенно незнакомым. Похоже, спальня чьей-то квартиры, явно мужской, судя по вещам на спинке стула. Марка? Но в окно виден край неба, а Марк всю жизнь прожил на станции. А может это просто имитация окна. Воспоминаний о том, как она здесь оказалась, не было. Подобное случалось и раньше, поэтому переживать по этому поводу она не собиралось. Гораздо хуже было то, что рядом не было Кларк. И куда делся сам Марк?

Взгляд наткнулся на стакан с питательной смесью. «Еда!» — обрадовалась она. Выпив все и отдохнув немного от затраченных усилий, она попыталась встать, держась за спинку кровати. Ноги дрожали и норовили разъехаться. Она осторожно отняла одну руку от опоры, потом другую. Убедившись, что более-менее твердо стоит на ногах, рискнула сделать шаг. Голова вдруг закружилась, тело повело куда-то в сторону, и Карен снова ухватилась спасительную спинку кровати. Подождав немного, собравшись с силами, она попробовала еще раз. Пошатываясь, она сумела сделать несколько шагов и остановилась.

Ее не покидали странные ощущения в теле, она даже не могла их каким-то определенным образом обозначить — просто было все немного не правильно. В комнату вошел Кейн — Карен отметила про себя, что с их последней встречи он стал немного ниже. Или она подросла. Последнее предположение вызвало улыбку. Кейн, возможно отнеся это на свой счет, улыбнулся в ответ и поинтересовался:

— Как ты себя чувствуешь?

Карен прислушалась к себе: в целом, если бы не странности с восприятием собственного тела, то вполне себе ничего. Она поглядела на Кейна, а он смотрел в пол и был красен от смущения. Карен бросила взгляд на себя и увидела, что на ней лишь короткая больничная сорочка, едва прикрывающая зад.

— Выйди вон! — крикнула она, хватая простынь и заворачиваясь, и тут же испуганно замерла. Голос у нее был чужой, даже со скидкой на странности с восприятием. Смутно знакомый, но не ее. Она медленно выговорила, — это… я сказала? Это точно я сказала? Кейн, что происходит и где, черт возьми, Костолиц и Кларк!?

— Кое-что случилось, только ты не волнуйся, — мужчина попытался подойти к ней, но Карен попятилась. Кейн остановился, показал пустые руки и жалобно посмотрел на девушку.

— Не подходи, говори! — прошипела Карен.

Кейн сглотнул и быстро заговорил:

— Ты просто в другом теле, а твое заняла Елена, — это была первая из трех «волшебных» фраз господина Ветра.

— Что ты сказал? Повтори! — потребовала Карен, решив, что не расслышала или не так поняла.

— Я сказал, что твое тело заняла твоя сестра, а тебя перенесли в это.

Карен потребовалось несколько минут, чтобы осмыслить сказанное Кейном. Это казалось бредом, однако после недолго копания в памяти она нашла воспоминания только о том, как они прибыли на катер и несколько дней полета. Она медленно опустилась на пол там же где и стояла:

— Не может быть, — пробормотала она.

— Зеркало там, — смущенно указал направление Кейн.

Карен молча поднялась, прошла в ванную и встала перед зеркалом. На нее смотрела Инга Кавана, та самая, которую прочили в доноры Елене. Карен не знала, что сказать и что думать — было больно и противно, душили слезы. Происходящее представлялось сном, и поверить в реальность это сна казалось совершенно не возможно.



Ирина Швецова

Отредактировано: 03.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться