Изгои

Размер шрифта: - +

Глава 10

Люди Костолица не придумали ничего умнее, чем использовать паралитический газ. Эта гадость действует на скелетную мускулатуру, в том числе и дыхательную. Ты находишься в сознании, все видишь и понимаешь. Кричишь, просишь помощи, бежишь, но на самом деле не можешь ни вдохнуть, ни выдохнуть, ни пошевелиться. Бессилие и паника плотно накрывают с головой, становится до обморока страшно, от недостатка кислорода в глазах темнеет, и ты проваливаешься во мрак.

Эли пришла в себя в капсуле медавтомата, заправленной антидотами и на искусственной вентиляции легких, все еще не в состоянии дышать и шевелиться. Рядом персонал медотсека хлопотал еще над одним пациентом, но над кем именно, непонятно – невозможно повернуть голову или даже скосить глаза.

Антидоты быстро действовали и к мышцам начала возвращаться способность двигаться: в разных частях тела возникали непроизвольные болезненные сокращения мышц. Но сделать вдох по-прежнему не получалось. Через некоторое время, сделав вдох самостоятельно, понимаешь, какое наслаждение – просто дышать.

В бокс вошел Марк с печатью тревоги на лице, но когда увидел, что она уже в состоянии сидеть, его тревога сменилась на безразличие. Мнимое. Но все же было приятно, что он беспокоится о ней.

– Живой, значит, – заключила она.

– От транквилизаторов еще никто не умирал, – усмехнулся он в ответ. – Ты и Карш быстро отошли от газа, а Багом все еще занимаются. Удалось узнать что-то об Айн?

– Ничего, – уныло ответила Эли, – все было абсолютно впустую и вернуться туда нам теперь нельзя.

– Что хотели узнать-то? – раздался слабый голос Бага из соседней капсулы. Марк ответил вместо Эли:

– Мы ищем девушку, она… потерялась на разведчике «Красных волков». По официальным каналам ее найти не удалось, и мы решили, что она попала к пиратам.

– Запросто, – согласился Баг. Его голос начал звучать тверже. Он попытался сесть, но не смог. – Все что между Амалькарой и Альянсом занято Джаспером. Я знаю только о трех странных бабах, может, какая-то из них ваша. Капсулу с первой он подобрал после крушения… не важно. Она потеряла память. Джаспер свозил ее на Зеду к психоменталисту и тот выяснил, что она известный хирург, а хасканцы лишили ее семьи. Она и решила остаться на Росянке, где теперь латает ребят раненых в заварушках. Джаспер молится на нее. Вторая появилась из ниоткуда и практически сразу стала чуть ли не правой рукой Джаспера, ну а третья – скорее всего наполовину вранье. Не знаю, откуда взялась, но говорят она очень красивая и странная. Он обещал ее барону Каршу. А потом как-то подозрительно внезапно совсем забыл об этом, а эта баба таинственным образом пропала с корабля. Естественно, Карш в ярости – хуже нарушенной сделки ничего быть не может. Он даже лично явился на Росянку, чтобы получить объяснения у Джаспера.

– Последняя, похоже, Айн, – предположила Эли, Марк согласно кивнул и уточнил:

– Карша я запер в карцере. Что мы с ним будем делать?

– Я хочу с ним поговорить. Послушаю, что он скажет, тогда и определимся, – ответила Эли. Пытаясь вылезти из капсулы медавтомата.

– Сначала приди в себя, – Марк взял ее за плечи и мягко, но настойчиво уложил обратно в капсулу. Эли вскипела: да что он себе позволяет? Сам терпеть ее не может, а туда же, строит из себя заботливого папочку…

– Я в себе, как никогда! – Заявила она сердито. Но подождала, пока убедившись, что все в порядке врач не разрешил медтеху отключить ее от медавтомата.

 

Эли вошла в карцер, где находился связанный по ногам и рукам Карш. При виде нее на его лице мелькнуло удивление и тут же сменилось удовлетворенной ухмылкой:

– Вы все-таки не рабыня.

Барон был спокоен так, будто находится не в камере карцера, а в собственных апартаментах и то, что он связан его собственная прихоть. Эли нервировало, что он сидит, а она стоит перед ним, как школьница у доски. А сесть кроме как на узкую лежанку, на которой вольготно расположился пленник, было некуда, да и непозволительно в ее положении. Не таскать же с собой стул, в самом деле.

– Я хочу знать о вашей сделке с Джаспером, – без всяких расшаркиваний начала Эли, не ответив на его реплику. Карш недовольно скривился:

– Мы слишком в неравных положениях, чтобы разговаривать. – Он протянул ей связанные руки, но Эли проигнорировала его жест.

– Да, пожалуй, соглашусь. Но неравенство в положении не помешало вам раздеть меня. – Сейчас, когда она вспоминала об этом, ее обжигали стыд и обида. Как бы она ни хотела это скрыть, но они звучали в голосе.

– И теперь во имя мести вы пришли раздеть меня? – медленно и вкрадчиво произнес барон, подавшись вперед и внимательно вглядываясь в лицо Эли, – я, кстати, совсем не против!

Неожиданный поворот в разговоре смутил, но она постаралась сохранить холодность и спокойствие:

– С чего вы взяли, что мне может быть интересно подобное зрелище?

– Ах, простите мою бестактность. Я не подумал, что вам может быть приятнее раздевать женщину.



Ирина Швецова

Отредактировано: 03.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться