Изгой

Часть I - Глава VI

- Есть вести c эрдинга?

- Да, отец. Лагманы, это сборище глупцов, признали Давена виновным в убийстве братьев Лудса и Матса. Несчастные два лиля его земли отойдут отцу этих презренных негодяев, а его жену и дочерей бросили на попечение фулька. Самого Давена приговорили к фербангу на десять лет.

- Что ж, не самый худой исход…

- Как ты можешь так говорить!? Давен всего лишь отомстил за поруганную честь дочерей!

- Не все так просто, сын. Поверь мне, лагманы поступили верно, что прислушались к моим доводам.

- Так вот что было в письме! Это ты им посоветовал поступить так с Давеном? Он же был твоим кровником!

- Силлаг, помолчи…

- Ты предал своего друга, а лагманы все знали, и лгали нам в лицо, наплевав на все клятвы! Весь этот суд сплошная ложь и фарс!

- Да что ты понимаешь, сопляк! Отец мертвых ублюдков, тейн Оден Широкий как никто предан Бану Эйлерту, а тот только и ждет повода, чтобы спустить своего ручного пса. Сейчас нужно быть гибче, хитрее. Мы не можем сражаться на обе стороны, покуда Ананадер вцепился мне в бок. Небольшая отсрочка пойдет нам на пользу, даст возможность подготовиться.

- И мы еще зовем Годдарда змеей...

- Следи за своим языком. Ты еще слишком молод, чтобы видеть дальше своего носа.

- Хорошо, отец, я запомню.

 

Из разговора тейна Кохира с младшим сыном, после событий большого эрдинга.

Март 1058

 

 

Времени почтить память погибшего товарища у нас не было. Свет становился все более тусклым – факелу оставалась недолго, а тратить время на разбор завала было безнадежной затеей. Мы похоронили останки товарища в булыжниках и последовали вглубь тоннеля. Нужно было искать иной выход. Нейр успел рассказать нам сто и одну и историю про погребенных заживо шахтеров и каторжан. Если мы не найдем путь к спасению, нас будет ожидать лишь голод, жажда, безумие и смерть в темноте.  

Наш маленький отряд возглавил острый на слух Верманд, а я, шаркая и гремя цепью, замыкал нашу процессию. Еще совсем недавно несся как угорелый, а теперь плетусь в хвосте, и сил едва хватает поспевать за остальными. Я представил, как мы вприпрыжку бежали от обвала, семеня скованными ногами, и не удержался – прыснул со смеху.Товарищи обернулись и уставились на меня.

- Это все пыль, - сделав пару натужных покашливаний, я постарался состроить серьезную мину, - Чего?

- Ты в порядке, Хаген? – участливо спросил Улле.

- Да, да, все в порядке, - мне стало неуютно под непонимающими взглядами товарищей. - Просто это все так хреново, что даже смешно.

- Держи себя в руках, - неодобрительно бросил Джод. – Не время для шуток.

Мы двинулись тем же путем, каким ранее убегали, но в этот раз шли тише и внимательно оглядывались по сторонам. Как только миновали третий штрек, Верманд, резко остановился и дал знак замереть. Раздался неясный гулкий звук.

- Назад, мы прошли мимо, – Верманд прогремел мимо меня и направился к боковому проходу, в котором гроздьями свисали клоки паутины.

Алан последовал первым за нашим следопытом. Пропавший Симонд приходился ему двоюродным братом, и парень явно не терял надежды найти родственника живым. Меж тем я заметил, что оказался не единственным, кто захватил кирку: Верманд и Миккель тоже сжимали рукояти своих инструментов. Снова раздался звук, теперь отдаленно напоминающий крик, но цепи оглушительно звенели по каменистом полу и не давали расслышать. Может только показалось?

- Что-то нашел? – Джод осветил землю факелом.

- Да, он явно прошел здесь, - ответил Верманд, - Паутина разметана, а вот следы ног, бороздки от оков. А тут, на развилке, след как от мешка - должно быть убрался об стену и повалился. Он бежал последним и в темноте свернул не туда. Отпечатки ног определенно ведут сюда. Поспешим.

Вскоре мы набрели на кучу разбросанных досок – проход был заколочен, но дерево сгнило и ошалелый от страха Симонд проломил их. На одной из досок бурой краской был намалеван крест. В свете факелов краска казалась высохшей кровью. Плохой знак. Не просто так ведь штольню закрыли? Здесь наверняка была опасность обвала или что-то вроде того. Время не делает подземные ходы надежнее – только наоборот.  

Верманд уверенно повел нас вперед. Всюду были отколотые глыбы камня, а кое-где валялось тряпье и сырые прогоревшие факелы: Джод поднимал каждый из них, но каждый раз отбрасывал – пакля была прогоревшей, к тому же отсырела и уже покрылась плесенью.

- Это что, ступени? – спросил Миккель?

- Похоже на то. – Ортвин выступил вперед и заорал, - Симонд!

Эхо прокатилось и замерло. Мы молчали. Тишина.

- Симонд! Мы здесь! Отзовись, мать твою! – раскрасневшись от натуги закричал Алан. - Отзовись, сукин сын! Клянусь Газаротом, если ты сдох, я тебя и в светлых чертогах отмудохаю!

Да заткнись ты, полудурок, - шикнул Верманд, - Слушай!

Ортвин положил свою лапищу парню на плечо и приложил палец к своим губам. Алан было взъерепенился, но вдруг сник, завесив лицо волосами.

- Я здесь! – донеслось сверху.

- Он близко! – Алан засеменил вперед, едва не обгоняя нашего проводника.

Одолев ступени мы вышли на небольшую площадку, где заслонив глаза рукой стоял вымазанный в каменной пыли и паутине Симонд. Алан устремился к брату и заключил его в объятья.

- Как же, Зиркас меня разрази, я рад вас видеть, друзья! – счастливо улыбаясь Симонд щерил рот и отмахивался от брата, – Я думал, что совсем заплутал. Думал конец…

- Еще нет, дружище, - проговорил Инграм. - Повезло нам.



Артём Баринов

Отредактировано: 23.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться