Изгой: через тернии к звёздам

Размер шрифта: - +

Глава 27

     Корчагин пришёл в себя и, открыв глаза, понял, что находился где-то за городом. Он лежал на поляне, а недалеко от него, повернувшись к нему спиной, сидел Кай и смотрел на спокойную гладь озера. Похоже, он не слышал, что его пленник уже пришёл в себя. Или же делал вид, что не слышит. 
     Андрей сделал попытку пошевелиться. Руки и ноги были целы, на теле тоже не чувствовалось наличия каких-либо увечий. Болело лишь то место, куда пришёлся удар, который на неопределённое время вывел его из строя. Что ж, это самое малое по сравнению с тем, что мог сделать с ним этот чёртов придурок, воспользовавшись его бессознательным состоянием. 
     Окончательно придя в себя, Корчагин встал на ноги и сделал несколько шагов в сторону сидевшего парня. 
     - Я ждал, когда ты проснёшься, - раздался голос Кая, прозвучавший в утренней тишине спокойного леса достаточно громко. – У нас осталось не так много времени. 
     Андрей вздрогнул от его голоса. А он-то надеялся подойти к нему незаметно. Да кто он такой, этот «сказочный мальчик»? Корчагин остановился и не сводил глаз с Архипова, который уже успел встать и направлялся к нему, медленно сверля его взглядом. 
     - Что тебе надо? – спросил Андрей, явно немного нервничая. – Шереметьеву? Так забирай её, она мне не нужна. 
     Кай  сжал кулаки, но пока было не время выходить из себя. Не сейчас, чуть позже… 
     - Ты точно так же торговался и с пернатым из «Эль-Леона»? 
     На мгновение на лице Корчагина отразилась растерянность, но затем оно приобрело свой обычный холодный оттенок с примесью презрения ко всем, кто его окружал. 
     - Не твоё собачье дело! – рыкнул он. 
     Ему стало не по себе от того, что кто-то ещё знал о той сделке. Интересно, как убогий выяснил это? 
     - А вот тут ты ошибаешься, - низким голосом проговорил Кай. – Всё, что касается Шереметьевой, напрямую или косвенно, - теперь моё дело. 
     Корчагин усмехнулся. По-видимому, его не смущало то, что он находился не на своей безопасной территории и его бравых мушкетёров с ним не было. Он побаивался Архипова, тут и говорить не о чем, но постоять за себя умел и надеялся, что его физические показатели и сноровка не подведут и в этот раз. В конце концов, этот садовод-любитель был не таким уж страшным и крепким, как могло показаться на первый взгляд, и одерживал победу лишь потому, что нападал внезапно, когда Корчагин этого не ожидал. 
     - Теперь? – брови Андрея поползли вверх, изображая на лице поддельно удивлённое выражение. - Значит, я был прав, когда говорил, что она успела и тебе дать… своё святое благословение. 
     - Чтобы набить тебе морду, благословения не нужно, - сказал Архипов. – Да и особой смелости тоже. То, что ты – последний ублюдок, было известно с самого начала, в семье не без урода, как говорится. Мне непонятно только одно: что она должна была сделать, чтобы тебе захотелось грубого и грязного секса, тем более против её воли? 
     Андрей сузил глаза. Да этому «сказочному мальчику» известны все подробности из жизни Шереметьевой. Похоже он многое пропустил. Или же Шурка оказалась не такой белой и пушистой, как он думал о ней? 
     - Всё просто, - произнёс надменно Корчагин, задетый своими же собственными умозаключениями, - она мне надоела. И я решил уйти, оставив ей на память яркие воспоминания, чтобы она не смела меня недооценивать. 
     Кай медленно моргнул, проглотив комок в горле, и, стараясь сдерживать ярость внутри, что рвалась наружу, ломая все его преграды, спросил, всё ещё надеясь, что Корчагин испытывал хоть какое-то сожаления о том, что сделал: 
     - Ни капли сострадания к той, которую ты считал своей? 
     - После того как она побывала в твоей постели, садовод-любитель, она мне не нужна, - гневно ответил Андрей. 
     Одна только мысль, что они переспали, сводила его с ума, заставляя рвать и метать. 
     - Не в моих правилах коллекционировать проституток, знаешь ли, - надменно улыбнулся Корчагин. 
     - Что же ты творишь, приятель, - покачал головой Кай, явно расстраиваясь, слыша слова своего собеседника. 
     От слов ли Андрея, или на то была другая причина, но на его лице и правда появилось печальное  выражение, что в данной ситуации казалось странным. Чересчур странным. И от этого слегка бросало в дрожь. 
     - Ты же сам себе роешь яму и тут же себя в ней закапываешь, - проговорил Кай. - Я стараюсь дать тебе шанс, но ты либо такой тупой, что не видишь этого, либо совсем отчаянный и абсолютно уверен в своей силе и безграничном могуществе. 
     Андрей ухмыльнулся и, расправив плечи, задетый снисходительным тоном, которым Архипов произнёс свои слова, угрожающе произнёс: 
     - Скорее всего второе, потому что и так видно, кто чего стоит. Думаешь, оглушил меня, вывез в лес, и я тебя испугаюсь? Чёрта-с два! Не на того напал, «мальчик из сказки»! 
     На лице Кая появилась холодная улыбка. На эти слова он и рассчитывал, ему не хотелось начинать драку первым, потому что он до последнего надеялся, что у Корчагина в голове есть хоть чуточку мозгов, которыми он воспользуется. Но увы… Такая роскошь точно не для него. 
     - Ну, тогда покажи мне, что ты из себя представляешь, чтобы я больше не смел сомневаться в тебе и твоих способностях. И закончим на этом. 
     - Да с превеликим удовольствием!  - выплюнул эти слова Андрей и стал первым, кто нанёс удар, потому что видеть это улыбающееся лицо перед собой и знать, что его обладатель спал с той, которая ещё несколько дней назад была его девушкой, пускай и нелюбимой, было выше его «королевских» сил. Да и получить отмщение за оскорбленную гордость не мешало бы. 
     Кай увернулся, и кулак Корчагина лишь разрезал воздух, не достигнув своей цели. 
     - Неплохо, но слишком предсказуемо, как и ты сам, - произнёс Архипов, уклоняясь от очередной попытки противника нанести ещё один удар. 
     Уловив подходящий момент, Кай сделал выпад и ударил Андрея по лицу. Он старался вкладывать минимум силы, потому что тот нужен был ему живым. Живым и в сознании, иначе тот урок, который он собрался ему преподать, не сможет быть усвоен так, как положено. Корчагин пошатнулся, но на ногах устоял. В голове загудело, но он не обращал внимания на боль, так как наказать обидчика стало приоритетным желанием, тем более с учётом того, что тот наносил не такие сильные удары, как Егор. 
     - И это всё? – с издёвкой спросил Андрей, выпрямляясь во весь рост. – Да «Ястребы» бьют сильнее, хотя и не строят из себя таких крутышей, как ты. 
     С этими словами он замахнулся, но опять не попал, но зато получил достаточно сильный удар по рёбрам. Упав на землю, Корчагин стал кашлять. Кай не нападал, лишь ждал, когда противник придёт в себя и встанет на ноги. И Андрей не заставил себя долго ждать, но прежде чем это сделать, он успел набрать горсть песка, который оказался как никогда кстати. 
     - Бьёшь, как девчонка, - прохрипел он. – Совсем как она, когда я пытался задрать ей юбку. 
     Поднявшись, Корчагин ухмыльнулся, довольный своим остроумием, и, выждав несколько секунд, бросил пыль в глаза Архипова. Тот не ожидал этого, чем и поторопился воспользоваться Корчагин. Он вложил в свой удар максимум сил и умения. И ему повезло, потому что пока Кай пытался восстановить зрение, он пропустил удар и свалился с ног. Не дожидаясь, пока он встанет, Андрей ударил его пару раз ногой. 
     - Вот так! Вот и весь твой пыл пропал. А я-то думал, что будет сложнее. 
     Однако, того результата, на который рассчитывал, он не получил. Архипов не корчился от боли и не задыхался от нехватки воздуха. Ещё бы, ведь прессовые мышцы находились в хорошей форме. И пока глаза были выведены из стоя, те готовы были принимать все удары без особых болезненных ощущений. 
     Увидев, что Кай приходит в себя, и что его зрение почти восстановилось, Корчагин, недолго думая, осмотрелся вокруг и, увидев толстую палку, решил подключить тяжёлую артиллерию, чтобы окончательно вывести соперника из строя. Он взял хворостину, но удара нанести не успел, потому что Архипов, борясь с почти прошедшей резью в глазах, выбросил ногу и ударил Андрея в живот. Быстрая победа затуманила разум, и тот даже не подумал, что такое могло произойти. 
     Уронив палку, Корчагин согнулся пополам, что дало Каю время подняться на ноги. Он замахнулся и ударил того по лицу, опять же не вкладывая в удар всю свою силу. Андрей упал. 
     - Никогда не сердись и никогда не угрожай, - проговорил Архипов, глядя на то, как Андрей поднимается на ноги. 
     Подождав, пока он выпрямится, Кай снова нанёс удар, но не по лицу, а в область слабых прессовых мышц. Оставлять слишком заметные увечья на нём он не планировал. 
     - И заставь человека рассуждать здраво, - продолжал Кай, глядя на лежавшего на земле Корчагина, который, по-видимому, не собирался вставать, принимая свой проигрыш. 
     Но Архипов не желал выяснить, кто из них сильнее, это он знал и без поучительного представления. Его целью было правосудие. Его правосудие. Он вынес приговор, увидев то, что сделал этот ублюдок с Александрой, и теперь собирался привести его в исполнение. Сейчас он превратился в прежнего Кая. Разница была лишь в том, что теперь он сам стал судьёй и палачом в одном лице. 
     - Главное искусство состоит в том, чтобы не замечать ни оскорблений, ни угроз, - говорил Архипов, не сводя глаз с «подсудимого», - и подставлять левую щёку, когда тебя ударят по правой. 
     Замолчав, он ещё раз ударил Корчагина ногой и опустился на колени, чтобы оказаться ближе к нему. Схватив того за футболку, он прорычал: 
     - Но беда в том, что своим недалёким умом ты не оставил мне выбора ни для первого, ни для второго, ни для третьего. К тому же ты совершил то, что является непростительным и в глазах  общества, и в глазах криминального мира. Тебе нигде нет прощения, ублюдок! 
     С этими словами Кай достал пластиковые наручники-стяжки и, заломив руки Андрея назад, затянул их на его запястьях. 
     - Ты даже не чувствуешь раскаяния, что опускает тебя ещё ниже. Хотя куда уж ниже, я ума не приложу. Но мы это исправим. Каждый должен нести наказание за то, что совершил. 
     - Ты решил заделаться в праведные мстители? – произнёс Андрей, переводя дыхание и наблюдая за Архиповым. – Так вот напрасно! За мной знаешь, какие люди стоят? «Ястребы» тебе спокойной жизни не дадут. 
     Но Кай не обращал внимания на его слова. Он вытащил нож и ловким движением разрезал футболку Корчагина. 
     - Мне плевать на пернатых, - гневно проговорил Архипов. – С ними я тоже как-нибудь разберусь. 
     - Больной сукин сын! – прорычал Андрей, пытаясь освободиться, но всё было напрасно. – Что ты задумал? 
     - И каждому воздастся по делам его, - проговорил Кай, сделав первый глубокий порез на идеально гладкой груди в области сердца. 
     Раздался громкий крик, который разнёсся эхом по утреннему лесу, нарушая мирное пение птиц. 
     - Ты должен запомнить, - говорил Архипов, давая возможность тому перевести дыхание и прочувствовать жгучую боль, - что есть поступки, которые настоящий мужик никогда не совершит, как бы ему этого не хотелось. 
     Кай сделал ещё пару порезов, стараясь не нарушить симметрию линий и не обращая внимания на крики. 
     - Больной ублюдок! – выкрикнул Андрей, часто дыша. 
     - Продать Шереметьеву «Ястребам», а потом посягнуть на её честь было твоей ошибкой, - продолжил Кай, нанося ещё несколько глубоких порезов. – А потому я хочу, чтобы ты помнил об этом всю свою никчёмную жизнь. 
     За этими словами последовало ещё несколько движений ножом. Андрей задыхался от боли, истекая кровью. 
     - Носи это клеймо с её именем и помни о том, что сделал. 
     Архипов склонился ниже к лицу Корчагина и прошептал: 
     - Подойдёшь к ней снова или, посмотришь в её сторону как-нибудь не так, в следующий раз я вырву тебе сердце и вырежу её инициалы на нём. Ты меня понял? 
     Андрей стонал от боли и ничего не говорил. Кай разрезал стяжки и освободил его, позволив коснуться раненой плоти. Корчагин зашипел от боли и сделал попытку ударить Архипова, который всё ещё сидел рядом с ним. Но Кай увернулся, и Андрей смог только задеть рукав его футболки на левой руке. Не веря своим глазам, он едва слышно проговорил: 
     - Ты… ты один из братьев. 
     Кай сверкнул глазами и опустил рукав. Чёрт бы его побрал! Это совсем не входило в его планы! Он встал на ноги и сделал пару шагов назад. 
     - Сунешься к пернатым со своим открытием, или поделишься им с кем-нибудь ещё, я лично сделаю тебе точно такого этим же ножом. 
     Архипов повертел кровавое лезвие в руке, давая шанс Андрею переварить услышанное. 
     - Это ясно? 
     Тот быстро закивал. Развернувшись, Кай пошёл прочь, ненавидя себя за то, что вновь превратился в чудовище, позволив демону, сидевшему глубоко внутри, вырваться наружу и почувствовать вкус чужой крови. Но по-другому он не мог. Не тогда, когда дело касалось той, которой снова удалось перевернуть его внутренний мир и заставить ощутить все краски жизни и весь спектр положительных эмоций, на который был способен человек. 
     Обернувшись, Архипов посмотрел на лежавшего на земле Корчагина. Ни один мускул не дрогнул на его лице. Да, так будет с каждым, кто посмеет ещё раз дотронуться до неё или причинить ей боль. 
     - Телефон в твоей куртке на берегу, - проговорил Кай, - двадцать пятый километр к югу от города. 
     И с этими словами он снова отвернулся и пошёл к своей машине, вытирая кровавый нож о чёрную ткань своих брюк. До начала четвёртой пары оставалось ещё полтора часа.



Екатерина Беспалова

Отредактировано: 29.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться