Изгоняющий

Размер шрифта: - +

Эпизод-17. «Инкубатор»

Эпизод 17

«Инкубатор»

 

Проскочив темный туннель, они попали в достаточно освещенный и пустой вокзал с вывеской, «Инкубатор». Харпер потянул за рычаг тормоза, и вагонетка остановилась. Проскочить станцию они вряд ли бы смогли, в двадцати метрах далее виднелся тупик. Первым вагонетку покинул Нэй, следом на пыльную платформу ступила и Диана.

— И куда нам теперь? — поинтересовался Харпер, вглядываясь в пустынные помещения.

— Понятия не имею, мои познания заканчиваются на фразе — покажи медальон.

— Ясно, значит, будем искать кого-то, кому можно показать медальон, — произнес Нэй, продолжая смотреть по сторонам, в поисках хоть одной живой души, а вот с ними, похоже, имелись большие проблемы.

Торчать на пустой платформе смысла не было, и они направились к выходу, надеясь, что дальше им повезет больше, и они кого-нибудь да встретят. Зал ожидания они прошли под звуки собственных шагов, разносящихся в безлюдном помещении. Дальнейшая архитектура ничем не отличалась от той, которую они видели в карантинной зоне, множество заброшенных зданий, разрушаемые временем. Когда-то очень давно, жизнь здесь била ключом, но теперь запустение и тлен.

— Какая-то здесь обстановка не располагающая к оптимизму, — произнес Нэй. — Чую, ждет нас впереди огромная задница, или такого же размера разочарование. Надеюсь, из этого набора встретимся с чем-то одним.

— Согласна, полная задница разочарований, звучит как-то пугающе.

По окружавшей их обстановке о том что сюда никто лет десять не приезжал легко верилось. Они здесь своего рода первопроходцы, жаль только не каждый первопроходец возвращается живым. Отогнав от себя невеселые мысли, Харпер шел по улице, внимательно всматриваясь в пустые окна домов.

— Пока у нас тут выдалась свободная минутка, не просветишь меня по поводу инкубаторов, да и вообще, откуда берутся энхансеры? — спросил Харпер.

— Про инкубаторы я многого не расскажу, — пожала плечами Диана. — Не потому что не хочу, просто я об этом не сильно много знаю. Хотя я и родилась в инкубаторе, но я была слишком мала, чтобы помнить, что там и как.

— Да мне в подробностях не нужно.

— Хорошо… черт, даже и не знаю с чего бы начать, — пожала плечами Диана. — Дело в том, чтобы стать энхансером, нужно быть ребенком демонессы суккуба. Только в таком варианте может появиться жизнеспособный ребенок, обычная женщина не способна выносить плод демона. Попытки, конечно, были, но ничего хорошего из этого не выходило, и только когда отец человек, а мать суккуб, возможно зарождение жизни. Но подобное встречается не так часто как может показаться на первый взгляд, как ни крути, а суккуб он везде суккуб. Часто после соития она забирает жизнь человека. Но иногда между суккубом и человеком рождаются чувства, вот именно для таких моментов и были созданы инкубаторы. В начальной стадии у матери возникает гормональный дисбаланс, и она может легко забрать жизнь у собственного чада, поэтому плод изымают и помещают в инкубатор до полного его созревания. На это уходит около года и только после этого она может его забрать.

— Выходит все энхансеры дети пробирок? — не удержался от вопроса Нэй.

— Можно и так сказать, но в любом случае все энхансеры демоны и лишь наша внешность принадлежит человеку. Браслет высвобождает истинную нашу силу, но мы можем ее вернуть и обратно. Правда иногда высвобождается и истинный облик, редко но бывает. Энхансер, который в момент активации браслета меняет облик, навсегда теряет возможность возвращать себе форму человека. И в этот момент на свет появляется новый демон, демон, который смертен. Их еще называют истинными энхансерами. Они не обращаются в дым, чтобы вернуться в мир их матерей, а истекают кровью, так же как и люди. За небольшим исключением, у них очень высокая скорость регенерации, и чтобы такого демона убить нужно хорошо постараться.

Харпер и Диана продолжали углубляться в недра пыльных улиц и заброшенных домов, когда до них донесся звук скрипнувшей ставни. Нэй под землей пробыл довольно мало времени, но и он уже понял, что здесь практически полностью отсутствует ветер, а значит, если ставни скрипят, то их обязательно должен был кто-то тронуть. Новоиспеченные ренегаты не подали вида, что услышали скрип и продолжали идти, как ни в чем не бывало. Но их чувства обострились, а нервы натянулись как струны, готовые в любой момент выдать мелодию смертельных атак и молниеносных движений.

Тайные наблюдатели, поняв, что их оплошность не осталась незамеченной, стали более активно передвигаться. Теперь скрипы и хрусты раздавались чаще и с разных сторон, намекая незваным гостям, что за ними следит далеко не пара глаз, и не пара рук сжимает оружие.

— Вот я всегда знал, что встреча с дальними родственниками ни к чему хорошему не приводит, — прошептал Нэй.

— Ты бы заткнулся, что ли, я тут, между прочим, не от хорошей жизни, — так же тихо ответила Диана.

Они продолжали идти, а нападения так и не последовало, да и наблюдатели кроме скрипа и быстрых шагов в закоулках никак себя не обнаруживали. Харпера этот подход немного раздражал, лучше бы они напали, чем вот так играть на нервах, хотя, скорее всего именно этого они и добивались. Улица, по которой шли Диана и Нэй, заканчивалась и с этого момента начинались две других.



Дмитрий Орлов

Отредактировано: 03.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться