Излом

Размер шрифта: - +

Глава 9. В ногах правды нет

Денис Алфёров нервно вёл свою машину. Ему только что позвонила дочь и попросила забрать её из школы. Видите ли директор сказал, что ей лучше меньше двигаться до тех пор, пока мгляные нити не соединят до конца ткани. Денис злился на дочь, что лезла на рожон, злился на всех, кто не смог защитить его неопытную Дину, и злился на Ожегова, что допустил столь опасную ситуацию для детей. Злиться на Ожегова было делом бесполезным, но Алфёров всё равно это делал, просто потому что обижаться на дочь он долго не мог.


 

Он резко крутанул руль, и машина перестроилась в соседний ряд. Раздались гудки со всех сторон. Денис громко обругал всех, пользуясь тем, что в машине нет дочери. Он действительно стал водить очень неосторожно, о чём Дина говорила ему каждый раз. Но сейчас его резкий манёвр был оправдан: за ним уже четверть часа следовал достаточно дорогой внедорожник. И сейчас он тоже нырнул за Алфёровским автомобилем, получив свою порцию сигналов от недовольных автомобилистов.


 

Денис попытался разглядеть того, кто сидит за рулем, но это оказалось заведомо проигрышным предприятием: переднее стекло внедорожника было затонированно от любопытных взглядов. Алфёров нажал на газ и попытался оторваться.


 

И у него это получилось. Денис расслабился и повёл намного спокойнее. Ну и кому он мог понадобиться? Ишь чего он удумал, что за ним могут следить. Всё это паранойя из-за слов Ожегова, что Денис сильно рискует, возвращаясь в город под своим именем. Да, он понимал, что определенный риск существовал, так как Исаак Владимирович ничего не противопоставить Поборникам, среди которых был бывший аспирант Авилина, предавший своего учителя и наставника по непонятным никому причинам. Макара Платонова Денис всегда помнил тихим и слегка занудным, в общем типичным ботаником, смущавшимся говорить с девушками. Но как говорится в тихом омуте...


 

Алфёров спокойно доехал до школы, больше не замечая внедорожника. Но стоило ему выйти из машины, как тут же подкатила низкая, но всё равно дорогая машина белого цвета. Денис обругал себя: внедорожник явно был отвлекающим маневром, а главной была эта юркая машинка.


 

Тонированное стекло медленно опустилось и из него показалась загорелая рука с перстнем, который Денис узнал в одну секунду. Такой начал носить Макар Платонов недели за две до того, как его предательство стало раскрыто. Рука держала чёрный пистолет, нацеленный прямо в сердце Алфёрову. Денис замер, не шевелясь. Страшно не было, но только за себя. Он волновался, что сейчас из школы выйдет Дина или кто-нибудь из детей.


 

К счастью или сожалению, так и произошло. Дина выпорхнула из услужливо открытой ей каким-то парнем двери, совершенно не замечая творящегося. Беловолосый парень нёс её сумку, и она весело ему что-то рассказывала. Он же слушал её внимательно и улыбался.


 

И вот тут раздался выстрел. Парень, шедший рядом с Диной, среагировал моментально. Перед Денисом образовалась мутная стена, в которую как в масло вошла пуля. Из машины послышались ругательства, и Алфёров готов был поклясться, что этот голос он уже слышал много лет назад. Чёрная машина взвизгнула и скрылась за поворотом. Денис продолжал растерянно смотреть ей вслед сквозь стену. Он подошёл и прикоснулся к поверхности, но тут же отдернул пальцы. Стена состояла изо льда.


 

-Папа!-Дина бегом оказалась рядом. Она лихорадочно начала шарить по его груди, выискивая пулевое отверстие.-Ты в порядке? Кто это был?


 

Её голос дрожал и в нём проскальзывали истеричные нотки. Денис положил руку на её плечо и успокаивающе погладил:


 

-Всё в порядке, Дин, в меня не попали. Всё благодаря твоему спутнику. Спасибо,-он замолчал, вспоминая имя парня.-Северин.


 

Северин Домбровский подозрительно посмотрел на учителя:


 

-Вы обычный человек, но совершенно не удивляетесь тому, как я Вас спас.


 

Денис хмыкнул:


 

-Я не удивляюсь ничему в этом мире. Особенно существованию роттуров,-он вдруг поморщился.-Пожалуй, пора рассказать тебе всё, Дина. Пройдемте в мой кабинет, молодые люди.


 

                                         ***


 

По пути они прихватили с собой ещё двух девушек и парня, который сломал стенку медпункта. На их присутствии настояла Дина, хотя Денис видел, как скривилось лицо дочери при виде темноволосой девицы. Он отлично помнил, что девушку звали Евдокией Фирсовой, и она неплохо разбиралась в химии. Второй была Майя Фролова, с которой Дина разговаривала на уроке в первый день. Имени парня Алфёров так и  не запомнил, но точно знал, что химия не его конёк.


 

Они прошли в класс химии. Он сел за учительский стол, а ребята столпились у двери, нерешительно глядя на него.


 

-Садитесь, садитесь,-сказал он и припомнил любимую фразочки Авилина.-В ногах правды нет.


 

Они тут же расселись на ближайшем ряду к его столу. Денис оглядел их: Дина была бледна и взволнованна; севший рядом с ней Северин был собран и сосредоточен, внимательно разглядывая Дениса; Евдокия и Майя, занявшие места позади его дочери, были удивлены и обескуражены; парень, сломавший стену, был спокоен, как незнамо кто.


 

-Что ты хотел нам рассказать?-поторопила его Дина. Денис внимательно посмотрел на неё: дочь, кажется, была готова разрыдаться.-Кто это был, пап? Зачем им надо было стрелять в тебя?


 

Тройка, не участвовавшая в событиях десятиминутной давности, ошарашено уставилась на Дину.


 

-Что значит стреляли?-угрожающе тихо произнесла Евдокия. Её голос звучал так странно вкрадчиво и неприятно, что Денис поморщился. Он не любил такие голоса: требовательные и показывающие, насколько человек уверен в себе.-И меня искренне удивляет, что Вы посвящены в тайну существования роттуров. 



Bea_Subsistant

Отредактировано: 19.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться