Изменчивый ветер

Размер шрифта: - +

Глава 21

Венто довез Стеллу до театра, где она пересела в свою машину и отправилась в Роверето. Конечно, они не так быстро и скоро смогли оторваться друг от друга, а еще очень долго целовались, благо стекла в машине Венто были затемненными.

– А что делать, если актер не может сыграть? – вдруг спросила Стелла, перед тем как открыть дверцу.

– Такого почти не бывает, – снисходительно ответил Венто. – Если ты жив и в состоянии ходить и говорить, ты обязан выйти на сцену. Даже высокую температуру необходимо понизить.

– Мадонна, как все серьезно… – схватилась Стелла за голову.

– А по какой причине ты хотела не выйти на сцену? – поинтересовался Венто.

– Да нет, я просто так спросила… А вдруг у актера что-то случается, как он играет?

– На то он и актер, чтобы рассмешить своей игрой зал, когда у самого душа захлебывается от слез… – странные нотки зазвучали в его голосе.

– У тебя были такие ситуации? – испытующе посмотрела на него Стелла.

Венто нервно сглотнул.

– Да, у меня был в жизни тяжелый период, – сухо ответил он, своим тоном призывая Стеллу не задавать уточняющих вопросов.

– И как ты смог сыграть?

– Нужно уметь абстрагироваться, отрешаться, погружаться в другой, вымышленный мир и забывать о своих проблемах. Сотни человек давно купили билеты и ждут от актера сказки. И актер не имеет права не прийти и не рассказать ее. И неважно, что у него там болит: горло или душа. Если сердце бьется, актер обязан выйти на сцену, – говорил Венто тихо, глядя перед собой невидящим взором. Потом он вздрогнул и посмотрел на Стеллу. Протянув руку, он с нежностью коснулся ее щеки. – Ты по-прежнему напугана… Не бойся… Ты сыграешь так, что зал будет трепетать… Я в тебя верю.

– Ты поможешь мне, если…?

– Конечно… Я буду рядом, чтобы подхватить тебя, если вдруг ты начнешь терять равновесие… Но я уверен, что ты справишься сама. И еще мне будешь помогать, – хмыкнул он, а потом снова притянул Стеллу к себе и начал покрывать поцелуями ее лицо.

Стелла затрепетала. Все мысли моментально уплыли из ее головы, и приятная истома разлилась по всему телу. Но сигнал клаксона где-то неподалеку заставил их вздрогнуть, и Стелла вырвалась из его пленительных объятий.

– Венто, я опоздаю! Я вообще никуда не уйду, если ты не прекратишь! – почти гневно произнесла она.

Он рассмеялся и снова притянул ее к себе, железной хваткой обнял за плечи и поцеловал в губы, умопомрачительно, страстно, у нее аж дух захватило. Но понимая, что через несколько мгновений потеряет контроль, он оторвался от нее, прерывисто дыша, и сказал хрипло:

– Иди. И держи телефон всегда рядом. На случай, если мне будет жизненно необходимо услышать твой голос.

Когда она ушла, пряча в глазах тоску, Венто откинулся на подголовник и обессиленно вздохнул. Мысль о том, что они до воскресенья не увидятся, его просто скручивала. Предстояло пережить две долгих одиноких ночи! «Мадонна, как я докатился до такой жизни?! Я реально не могу без нее. Она ушла – и свет потух! Что за чертовщина?!»

Достав пачку сигарет, он вытащил одну из них и закурил. Курить в ее отсутствие он стал куда больше, чем курил раньше в течение дня. До встречи с ней он зачастую обходился четырьмя-пятью сигаретами за целый день! А теперь, когда она уходила, мог выкурить столько же за час!

За окном стремительно темнело. Часы показывали почти пять, и нужно было срочно выезжать. Венто затушил сигарету и вылез проверить, все ли необходимое лежит в багажнике. Обойдя машину, он открыл багажник и оценивающе осмотрел его содержимое, потом захлопнул дверцу и уже собирался сесть в машину, как его окликнул женский голос.

– Венто!

Он замер, выругался и медленно оглянулся. К нему торопливо шла Альба, часто цокая каблучками высоких красных сапожек и запахивая полы белого пальтишка. Противный ужас вновь подступил к горлу. Он каждый раз подступал при виде ее, хотя за несколько недель совместной работы Венто сумел задвинуть его поглубже.

– Чао, Венто! – улыбнулась она грустно, и тут он заметил, что глаза ее блестят.

– Что-то случилось? – нахмурился он.

– Ах… – вздохнула Альба и шмыгнула носом. – Недоразумения с главным режиссером, не обращай внимания.

– Разве сегодня репетиция? – удивился Венто, будучи уверенным, что сегодняшнюю репетицию отменили ввиду его отсутствия.

– Да, только закончилась. Она решила не терять времени и поставить сегодня сцену, в которой ты не участвуешь.

– А, – понимающе кивнул Венто. – И что? Неужели тебя коснулся ее гнев?

– Если бы я знала, что она такая злостная… Понимаешь, я привыкла работать с разными людьми: со спокойными и нервными, с вежливыми и не очень. Но никто со мной не переходил на личности, – снова шмыгнула Альба носом, доставая сигарету. – Куришь? – предложила она, и Венто отрицательно мотнул головой: он за прошедшие 15 минут штуки три их выкурил. – Моя личная жизнь, мои принципы ведь никак не касаются моей работы! Какое она имеет право бросать мне в лицо, что я женщина легкого поведения, без принципов?

Брови Венто сдвинулись еще сильнее.

– Не бери в голову. Она несколько неуравновешена, – сухо прокомментировал он.

– Сегодня она особенно злая. Хотя, я слышала, генеральная репетиция прошла более, чем удачно.

Ему хотелось объяснить Альбе, что ярость главного режиссера, наверное, вызвана тем, что никто не поддержал идею отметить ее день рождения, но, понимая, что это непрофессионально с его стороны, промолчал.



Кэтти Спини

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться