Изолированная система

Размер шрифта: - +

Изолированная система

1

Оформленные глянцевым пластиком дома, их глаза — впалые окна из непрозрачного стекла, витрины, машины, мокрая магистраль, полированные ветром бока магнитных поездов, от своего отражения не сбежать, куда не глянь, везде эти волчьи глаза, опущенные уголки рта и изломанный кривостью перегородки нос. Всюду, куда не падал лукавый взгляд Андрея, видел он только лишь свою рожу. Гадкую, виноватую. Непонятным для него оставалось, как эту рожу не замечали остальные. Вот же она, прямо в их глазах, отраженная таращится сама на себя, не замечая лица собеседника, втирая ему очередную модную модель смарт-браслета, смарт-очков, смартфона, смарт-чего-душе-угодно.

На фоне по новостным каналам передают кадры разрушений очередной высотки. На земле, внизу человечеству давно перестало хватать места, оно стремилось вверх, увеличивая здания, надстраивая этаж за этажом. Не рассчитанный на такую нагрузку фундамент просаживался, стены высоток покрывались трещинами, плотные застройки, когда дома стоят стена к стене, изнуряли почву. Но люди упорно уплотняли, подпирали, затирали шрамы на небоскрёбах шпаклёвкой, ставили арматуру, скобы, снова арматуру, и плевать они хотели на безопасность. Чем больше этажей в торговом центре — тем больше от него прибыль. Чем больше этажей в жилом здании — тем больше квартир в нём можно сдать или продать. В строительном бизнесе всегда крутились большие деньги, купить разрешение на ввод очередного объекта в эксплуатацию нынче проще простого. Трагедии, уносящие ежедневно сотни жизней стали обыденностью. Люди проходили мимо широкого экрана, транслирующего пополняющиеся списки жертв, лишь скользя взглядом поверх. Все эти имена для них — просто текст, набор букв.

Но не для Андрея, нет. Все эти имена он хотел бы помнил наизусть… Пожалуй, это единственное, что он мог теперь сделать для них всех — помнить. Каждое новое имя в списке делало отражение Андрея всё мрачней и мрачней, преследуя, сверля взглядом исподлобья своего хозяина.

А вокруг толпа покупателей, требующих всё больше и больше, как жадный ребенок у витрины с конфетами, они запихивали себе столько шоколада в глотку, сколько не смогли бы проглотить ни в жизнь. И Андрей нужен лишь затем, чтобы вручить им самую новейшую модель, лучше чем у соседа.

Магазины закрываются поздно, поздней всего, чтобы каждый успел урвать своё со свежеполученной зарплаты. Потому день Андрея заканчивался далеко за полночь, он возвращался уставший домой и засыпал в одиночестве, убаюканный шумом страдающего бессонницей города.

 

2

Когда-то всё было иначе. Когда-то Андрей имел собственный кабинет на высоком этаже, так что можно было даже глядеть на крыши ещё не подросших соседей-небоскрёбов. Город с той высоты казался безумно красивым, не смотря даже на то, что первые этажи скрывала сероватая дымка выхлопных газов. Но город за окном жил, дышал, в нём постоянно что-то происходило. И люди копошились в этом огромном муравейнике беспрестанно, весело и словно даже беззаботно. Андрей был одним из них, и ему это безумно нравилось. Хотелось повернуться спиной к своему рабочему столу и смотреть, как постепенно соседние здания становятся всё выше и выше, так что уже совсем скоро их крыши станут недоступны взгляду.

— Правда, красиво? — спросил звонкий высокий голосок.

Андрей обернулся. В дверях стояла Яночка — красивая, тонкая, высокая, словно сошедшая с обложки дива. От неё сходила с ума вся мужская часть отдела, и Андрей не был исключением, но пост руководителя заставлял его держать себя в руках. Яночка же замечала и те лёгкие намёки, что иногда повисали между ними в воздухе, и отвечала взаимностью на симпатию.

Рядовые служащие девушку не интересовали, большие шишки таким как она не по зубам, а вот начальник среднего звена — другое дело. И молодой, и собой не так уж и плох, впрочем, инспектору Яне Николавене внешность других людей была до лампочки.

Не дожидаясь ответа на свой вопрос, девушка кошачьей походкой вошла в кабинет, ловко прикрыв ногой дверь. Слухи сейчас были ни к чему, а упускать такой хороший момент чтобы пофлиртовать с начальником, Яночка не желала. Она сегодня заранее подготовилась и надела самую тесную блузку, так чтобы верхние пуговицы то и дело расстёгивались как бы невзначай.

— Андрей Васильевич, тут всё как обычно, можете не глядеть даже, я уже всё рассортировала как надо. Акты прикрепила, горяченькие, только с печати, — Яночка плюхнула на стол стопку бумаг и тут же разложила их на две, подглядев мельком как в нужный момент выскальзывает из петельки пуговка на груди, обнажая неприлично глубокое декольте.

Но ловушка не сработала, внимание Андрея было сосредоточено на документах.

«Как надо» значило, что в правой стопке лежат бумаги, которые нужно утвердить, а в левой — на отказ. И никак иначе, Андрею даже не надо было иметь своё мнение на этот счет. Если Яночка принесла всё в таком виде, значит поступили распоряжения, значит кто-то сверху уже получил на лапу за то, что будет утверждено, и не получил за то остальное, что лежит в левой стопке. Вот и все обязанности. Никакой мороки. Только исписаные печатным шрифтом листы, голый текст, совершенно ничего не значащий для Андрея.

— Можете быть свободны, спасибо!

— Андрей Васильевич, сегодня же корпоратив, вы посидите с нами до конца или сбежите от нас через полчасика, как всегда? —Яночка надула обиженно губки, пуская в ход всё свое природное обаяние и то обаяние, что получила благодаря искусству пластической хирургии.

Наконец подняв глаза, Андрей даже не остановил свой взгляд на откровенном разрезе, он давно привык к этим выходкам, но по-щенячьи милый взгляд заставил его осечься и немного помедлить с ответом.

«Попался!» — ликовала Яночка.

— Яна Николаевна, ну вы же знаете, что негласный этикет не позволяет руководству пить с сотрудниками. Да вам без меня веселей только будет.



Мария Арика Петрова

Отредактировано: 26.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться