Изучая тебя...

Размер шрифта: - +

Глава 2

- Дана? Эй! – обеспокоенный оклик Дастана выдернул меня из этих воспоминаний. Не совсем понимая, где нахожусь, я ошалело моргнула, с трудом возвращаясь в реальность. – Ты заснула что ли? – возмутился друг, толкая меня в плечо.

- Задумалась, - поправила я, досадуя на саму себя. Стоило сбегать из дома, чтобы продолжать жить воспоминаниями? На самом деле, все было далеко не так плохо. Отец любил меня, хотя и был весьма строг в вопросах воспитания, а особенно – когда дело касалось чести семьи. Со временем я переняла это его качество. Ди-Галон как был сухарем, так и остался, и даже время и мои регулярные попытки вывести его из себя ни к чему не привели. Я больше не лгала ему – запомнила, но во всем остальном позволяла себе полную свободу, доводя эла протектора в свое удовольствие. Ни разу он не позволил себе хоть как-то выразить эмоции. Однажды дернулся глаз – и это я считала большим успехом. Наказания от него обычно бывали соразмерны проступку и не огорчали, даже если приходилось ночи напролет помогать чистить картошку. Это развлекало меня на протяжении всей учебы, помогая отогнать мысль, что я в каком-то смысле беспомощна.

- Боишься, отец приедет? – обеспокоенно уточнил Дастан. Я фыркнула.

- Я написала ему записку.

Вы можете спросить, какая же дочь сбегает из дома, написав предварительно когда и куда собирается бежать? Наверное, хорошая. Я не собиралась сбегать. Я только хотела выиграть время. Через неделю начинались вступительные испытания в Университет Высшей магии и я была намерена попасть туда всеми правдами и неправдами. Пять лет обучения, пять лет свободы – никто не выдернул бы меня оттуда, насильно выдав замуж. А там – кто знает? Может быть, мне все же удастся достучаться до Маларика? Должно же и у него быть хоть одно слабое место?

Я была уверена, что отец, в конце концов, даст мне эту неделю – он ведь не знает, для чего она мне нужна.

- Тогда прекрати клевать носом, - щелкнув меня по носу, Дастан подбросил в воздухе виноградину и красиво поймал ее белоснежными, крупными зубами. Смотря на него – темноволосого, смуглокожего и черноглазого, такого живого и эмоционального, я невольно сравнила друга с Малариком. И сравнение оказалось не в пользу последнего. Жаль только, что робкая попытка поцелуя с Дастаном тоже закончилась неудачей – ни один из нас так и не почувствовал даже намека на какие-то чувства. Признаюсь, было это не так давно, на последнем году обучения, когда кличка «нецелованная» достала меня до печенок. Никто не говорил этого вслух, но девчоночьи сплетни – вещь весьма странная. Их знают даже те, кто никогда не слышал. Я тоже знала. И злилась. Полно, да собирается ли Ди-Галон вообще жениться? Иногда мне казалось, его вполне устраивает нынешняя ситуация, когда можно прятаться за мной, словно за ширмой. Официальной помолвки не было, никто не знал о нашей связи, но ответ «я обручен» от него слышали слишком часто. Даже пари заключали, перебирая всех возможных кандидаток. Таким образом, все приличия были соблюдены, а король не пытался впихнуть ему какую-нибудь иностранку, «для укрепления внешних связей». В этой ситуации страдала только я, рискуя до старости остаться «нецелованной».

Впрочем, добрая дружба лучше худой любви – и дружба с Дастаном это только подтверждала.

- Пойдешь завтра на корабли? – лениво поинтересовался парень, тоже начиная клевать носом.

- Шутишь? – я вспомнила сегодняшнюю странную парочку и подумала, что неплохо было бы найти их корабль. Может, это объяснит хоть что-то.

Они беспокоили меня. И дело даже не в ощущении холодной стали под горлом. Дело, скорее, было в неясном предчувствии скорых перемен, а я привыкла прислушиваться к своей интуиции.

Первый корабль от архипелагов приходил в порт в пять утра. Сейчас было начало двенадцатого – самое время, чтобы еще лечь, иначе потом будет уже поздно. Договорившись встретиться с Дастаном в четыре, мы расползлись в разные стороны. Уже засыпая, я успела подумать, что отец, наверное, рвет и мечет, что любимая (и единственная) дочь переместилась на другой конец страны, дабы «подумать о предстоящей свадьбе». Дастана он знал и отца его уважал безмерно, и все же это не тот поступок, который прощается репутации юной знатной девушки, а потому шум отец поднимать не будет. Заявит о болезни, «запрет» меня на недельку в комнате за непослушание – да мало ли можно найти отговорок?

Подумав так, я успокоилась и заснула.

Утро в Данзаке обычно холодное – холод идет с вершин невысоких гор, но быстро исчезает под встающим на востоке солнцем. Рассветы, все из-за тех же гор, в город приходили поздно. Гораздо раньше солнечные лучи зажигали морскую гладь на горизонте, отчего море казалось красным, за что свое название и получило. А еще – за редкую красную ракушку, которую измельчали и использовали для украшения главных зданий столицы. Впрочем, мне больше понравилась первая версия. Я с удовольствием всматривалась в гранатовые воды на фоне нежного, покрытого белесой дымкой, неба и пропустила момент, когда толпа на набережной пришла в движение.

- Корабль, - емко произнес Дастан, неотрывно смотря на заходящее в гавань огромное судно. В одном слове уместилось все – надежда на удачную сделку, приятные новинки, добрые вести и опасения перед неизвестным. В такие моменты пушкари на башнях напряжены и в любой момент готовы зажечь фитиль, дабы уничтожить противника.

Впрочем, использовать пушки не пришлось – это оказалась торговая галея. Ее узкий, длинный и какой-то хищный корпус мощно взрезал поднявшиеся волны, а залитые окончательно взошедшим солнцем паруса неожиданно поникли – скалы заслонили восточный ветер, заставляя гребцов взяться за весла. Пристань тоже пришла в движение – забегали торговцы, засуетились мелкие менялы, зашмыгали под ногами портовые мальчишки, ловя момент и подхватывая кошельки у зевак.



Cheshirra

Отредактировано: 06.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться