Изумруд. Пересекая грань.

Размер шрифта: - +

Глава 3.

Где-то вдалеке звучали голоса — женский, дерганый и нервный, и мужской, льющийся почти неразличимой сплошной струей. Оба были смутно знакомы Катарине, и лишь их звучание да саднящая боль по всему телу мешали погрузиться с головой в омут забвения, как в каждодневный водоворот сновидений.

Женский голос наконец затих, и за этим последовало осторожное прикосновение прохладных пальцев к мерно бьющейся жилке под ухом.

— Жива, все нормально, — раздался еще один смутно знакомый голос — тоже женский, но немного повыше тоном. — Мы еле успели, Дайл. Ну-ка давай сюда ее побрякушку, пока хоть так.

Чьи-то теплые сильные руки осторожно приподняли ее, точно безвольную куклу, и перетащили, прислонив к стене. Под шагами этого кого-то звонкой россыпью хрустели осколки. Что это там разбилось? Зеркало, наконец напомнила себе Катарина. Те же холодные пальцы, что прижимались к ее шее, на этот раз сомкнулись на ее запястье вместе со знакомо-теплой кожаной полосой, посылая по телу волну прохлады, заставляющей кожу пойти мурашками.

И стоило выдубленной коже прикоснуться к запястью, туман, укутывающий сознание, отступил вместе с болью.

— Ну что? — в мужском голосе звучало нетерпение.

Катарина наконец нашла в себе силы открыть глаза и взглянуть на источник голоса.

— Жить буду, — точно прокаркал кто-то чужой, а не ее собственное горло нещадно хрипело. — Вы что тут забыли?

— Гляди, еще и возмущаться сейчас начнет, — фыркнула, поднимаясь с колен, Аэлла — вот чьи холодные прикосновения это были! — Как будто не будь тут нас, потом никто бы труп-другой тут не нашел.

Катарина отвела взгляд, делая вид, что не замечает, как сочится кровь из разодранных — верно, об осколки — коленей ледяной красавицы. Странное дело, но собственные раны замолкли. Она подняла левую ладонь на уровень глаз и с удивлением обнаружила, что глубокий порез об осколок зеркала благополучно исчез, как будто и не было его.

— Не нашел бы, — согласился Дайлан, сидевший на корточках неподалеку. — Потому что мы с тобой два придурка, а кое-кто еще и строит из себя не пойми что.

— Ой, говори за себя, — фыркнула Аэлла, горделиво вышагивая прямо по осколкам к выломанной двери. Из пустого проема начинало понемногу сквозить, да и соседи могли слишком много узнать, просто заглянув из любопытства.

Дайлан тихо усмехнулся, провожая спутницу взглядом, и покачал головой:

— Не обращай внимания, она всегда так. Остается только привыкать. Просто ей стыдно на самом деле.

— Дайлан эш Леер! Еще одно слово, и твой поганый драконий язык отправится гнить на ближайшей помойке! — тут же отозвалась с порога Аэлла. Но ее голос звучал так нервно, что Катарина поняла — и правда стыдно.

Но несмотря на этот поток не слишком лестных слов, Дайлан лишь рассмеялся негромко:

— Вот так выражается наша леди. Тоже стоит привыкнуть.

Но при всем этом они слишком сошли с первоначальной темы разговора. А еще, не считая их голосов, вокруг было до ужаса тихо.

— Так что вы… погоди, что вы с ней сделали? — память о случившемся заставила дернуться, и Катарина вскочила, собираясь кинуться обратно в комнату матери, но Дайлан поднялся следом и крепко ухватил ее за плечо.

— Я ее только успокоил. Она в порядке, правда, но тебе лучше к ней не ходить. А то все мои усилия пойдут коту под хвост.

Катарина вопросительно посмотрела на него:

— То есть, успокоил? И почему это мне лучше к ней не ходить?

— Она словила глюк из-за того, что ты ведьма, — Дайлан тем же жестом, что и каким-то часом ранее, потеребил волосы на затылке, — Я в этом, конечно, не спец, но он к ней крепко присосался. Друг рассказывал про этих тварей, а я, дурак, не верил. Даже забыть успел, что они как-то называются по-нормальному. Идут на запах силы, а к кому цепляются, крыша от них едет, если есть с чего. Видимо, крепко она обозлилась-то на отца твоего и теперь тебя как его почувствовала. Я маловато слышал, но… — на краткое мгновение его лицо исказилось в тоскливой гримасе, — видел я у нас уже таких же, только без глюков.

Значит, все случилось… действительно из-за нее?

— Что же делать? — Катарина взглянула на дракона, чувствуя собственную предельную беспомощность. Глупо было просить помощи в таких делах у едва знакомого, но кроме него никого не было рядом.

— Той твари больше нет, я ее достал. То есть если бы дело было только в нем, то все было бы здорово, тебя бы можно было оставить дома, все бы стало нормально… да и от новых, если бы пришли, есть способ защититься даже тебе, не в этом дело. Но ты умрешь, если останешься здесь.

Последние слова Дайлана прозвучали, как приговор. Как же так, если только что они сказали…

— Тебе стало хреново, потому что ты сняла эту штучку, — кивнул Дайлан на браслет. — Там запас энергии втиснут был такой, что тебе хватало, пока ты его носила, и еще бы продержалась, но Тень его знает, когда запасы закончатся. А только они закончатся, будет, как сейчас.

Прохрустели шаги — Аэлла вернулась к ним, попутно пряча в поясную сумку какой-то пустой бутылек.

— Мы не знали, что ты сидишь на подпитке. Думали, что просто так, приключений хочется, что рвешься к нам на зиму глядя, — негромко произнесла она совсем другим тоном, нежели до этого. Совсем по-человечески, что ли.

Сквозняк прекратился, и Катарина, повернув голову в сторону выхода, заметила, что дверь снова стоит в проеме, как и не выбивали.

— И поэтому выкручивались как могли, — закончил Дайлан. — Нет, серьезно, в такое время тебя тащить туда — вообще не вариант, отказывать совсем я не хотел, но от идеи не в восторге. Но там у тебя хотя бы побольше шансов будет, раз уж такая пляска.



Eclisse

Отредактировано: 13.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться