Изумруд. Пересекая грань.

Размер шрифта: - +

Глава 9.

Дайлан и Аэлла посмотрели на нее и переглянулись.

— Что? — Катарина занервничала. При прошлой попытке начать разговор и выяснить будущую участь несовпадение мнений вылилось в рукоприкладство, так что же на этот раз?

— Аль, давай ты, — вздохнул Дайлан, вытирая прямо рукавом кровь с подбородка. — Выкладывай уже, и то, что ты там напридумывала, тоже.

Аэлла прокашлялась и заговорила медленно, точно сама уже не была уверена в своих словах:

— Нам нужно забрать тебя к себе. Да, мы до этого обговаривали вариант, что просто переведем через границу и оставим, да хотя бы здесь. Место мирное, нитта Айвуд от лишних рук помощи не отказалась бы, — она перевела взгляд на Дайлана, как бы ища его поддержки, и дракон кивнул, — но… лучше будет, если мы возьмем тебя к нашему ментору, и…ну…

Аэлла замялась, создавая неловкую паузу.

— У нас заведено так, что после школы, в пятнадцать, когда человек уже точно начинает принадлежать к какому-то из народов и в принципе готов выяснять, куда пригодится, ищут ментора. Наставника, учителя, как угодно называй, — продолжил за напарницу Дайлан. — К тому же… к этому возрасту далеко не все сохраняют семьи.

На эти слова Аэлла вновь грустно опустила взгляд в чашку.

— Так что ментор становится тем взрослым, который все же остается с такими, как мы. Не то чтобы прям как приемные дети, но вот как-то так. — Дайлан протянул к Аэлле руку и несильно подергал за легкомысленный хвостик. Та шлепнула его по руке и все же улыбнулась. — Просто чтобы ты знала, что мы имеем в виду.

Про пятнадцать лет они упоминали еще за гранью. Как раз к пятнадцати Катарине стало еще хуже, чем было за прошедший год. Значит, эта дата была здесь значимой. Но вот Делии, вспомнила она, пятнадцати не исполнилось. А если от возраста зависит состояние…

— И так как мне пятнадцать, я тоже…должна найти ментора? — спросила Катарина.

Аэлла привычным жестом махнула рукой:

— Ой, брось, в этом-то проблемы бы не было. Им приплачивают за подопечных, кто откажется взять к себе еще одну. Тем более здесь с ведьмами не густо, это не север, где их полно.

— Так что же тебя не устраивает? — не вытерпел Дайлан.

— Ты дурак? — почти с нежностью произнесла Аэлла. — До зимы полтора месяца, ты думаешь, такая же ведьма ее прикроет? Да Рина первой же полетит в расход, как самый лакомый кусочек. Или ты мне будешь доказывать, что в Гимстене идеальный барьер, когда у нас ведьма словила Тень летом?

Дайлан нахмурился.

— Давай без подробностей. Помню я.

Растерянно переводя взгляд с одного на другую, Катарина не знала, что и сказать. Только, казалось бы, она стала ориентироваться в новом окружении, как навалился новый пласт информации, который надо было разгрести. Хоть собственную записную книжку заводи, с горечью подумала Катарина, вспоминая дневник Делии и блокнот отца.

— Да, конечно, у нас есть Арвин, старших близнецов Тени никогда не трогали, да только толку в нем, когда он уже год как застрял в детстве, ни памяти, ни силы? — не унималась Аэлла. — А Синдре, которому на этот раз едва еще год от роду? Да, к нам возят священный огонь для барьера из столицы последние лет пять, да только если на моей совести будет погибшая ведьма…

— Ну хватит уже, принцесса, прекращай, — буркнул Дайлан. И чего опять обиделся, подумала Катарина, осознавая, что слишком многое так и оставалось для нее тайной.

Казалось, вернувшись домой, Дайлан взгромоздил обратно на свои плечи некий незримый груз. Неизвестный груз.

— Так вот, нас у нашей уважаемой нитты Лиаты, — продолжала Аэлла, делая вид, что не замечает хмурой физиономии дракона, все же принявшегося за еду, — пятеро. Но двое — так, недавно появились, мы с ней познакомились немного раньше, чем в пятнадцать.

— Шестеро, — поправил Дайлан, нисколько не смущаясь того, что бурчит с набитым ртом.

— Пятеро, — упрямо повторила Аэлла. — Дайл посчитал лишнего. Так вот, практически полный комплект, ведьмы ей не хватает. Так что вариант понадежнее. Тетя Ли, конечно, с причудами, что с нее взять, но и это лучше.

Значит, вместо того, чтобы выбрать вариант оставить ее здесь на попечение матери Дайлана, оставить разбираться самой с тем, что делать дальше, ей предлагали просто вот так взять и примкнуть к ним? Все оказалось лучше, чем предполагала Катарина. Казалось бы, прошло всего ничего с момента, когда ей предлагали остаться и ждать своей участи, из нежелания брать на себя лишние проблемы, а сейчас…

— Да уж, с причудами, — покачал головой Дайлан. — Но она просто гений, даже если не брать в расчет, что дракон.

— Гениально чокнутый дракон, — засмеялась Аэлла. — Переговоры беру на себя, уж мне-то она не откажет.

— Особенно, когда ты ее в лицо чокнутой назовешь, — насмешливо прокомментировал Дайлан.

Все же, делала выводы Катарина, эти двое были не напарниками поневоле, а такого рода приятелями, если не друзьями. И любопытство не давало покоя — о каком таком красавчике они говорили, когда Аэлла угрожала физической расправой за любое нелестное высказывание в его адрес. В мыслях невольно всплыл образ смуглого темноволосого атлета, поигрывающего мышцами — ну говорят же, что противоположности притягиваются? — и Катарина тихо хихикнула.

— Ну и чего ты смеешься? — протянула Аэлла. — Мы тут придумываем, как сделать лучше, а ты, бессовестная…



Eclisse

Отредактировано: 13.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться