Изумрудный ястреб

Размер шрифта: - +

Глава 20. Берта.

Трое оборванцев стояли в пустой комнатушке бедного домика. Лохмотья на них были облеплены грязью, остатками пищи и спиртного. От каждого разило дешевым пойлом и чем-то еще, отдаленно напоминавшим помои.

В стороне от них стояла Берта. Висевший на ней балахон казался более опрятным, но изрядно поизносился.

- Вон там та ворюга, - шепотом произнесла она, указывая рукой в сторону елозившей во сне белокурой девушки. Из мебели в комнате остался лишь старый табурет, потому незваная гостья разлеглась прямо на деревянных половицах. – Я как возвратилась – она уже валялась. Одета прилично. Под макушкой плащ, красивый. Да вы сами гляньте. Я уже помыслила поглядеть, чего там наварованно, а она как гляделки свои раскроет, как заорет. Прибить грозила, даром, что спала.

- Ты не боись, мы ее мигом обчистим, - пропитым голосом сказал самый рослый оборванец. Запах лука разбавил затхлый воздух помещения. – Мы токма глянем, рожа у ней годна для забавы или нет. А потом и тебя утешим.

Двое спутников мерзко засмеялись, глядя, как их приятель потянулся к ее полным грудкам.

Она с омерзением отстранилась, прижалась к стене и испуганно промямлила:

- Мы договаривались… вы… вы только вышвырните воровку и выметаетесь с бутылкой эля.

- Ты не боись, - повторил рослый. – Мы не обидим. Тебе понравится. А станешь верещать – придушим. Хипак, пригляди за ней, чай убегет от своего щастя.

Тощий оборванец, с рябой рожей и беззубой ухмылкой, обступил Берту и стал напротив двери. Он нагло поводил рукой в воздухе от ее головы к своим штанам, противно хихикнув.

- Я заору, - неуверенно прошептала она.

- Кому ты нада? – захохотал рослый. – Ты думаешь, комута охота отхватить по башке за ради нищенки в нашем районе? Мы тута давно на тебя заглядывались, но все дела по интересней завлекали. А раз уж сама позвала, мы к тебе заглядывать почаще станем. Твой муж, год как помер. Поди скучаешь по настоящей ласке.

- Да погоди ты с ней, Дрыщь, - обратился к рослому третий, самый полный из них. – Давай-ка глянем, чего тама у ворюги, может монеты есть. Напялилась в шмотки, словно королевская шлюха.

- А я чем не король? - выпячивая тощую грудь протянул рослый. – Щас мы с ней прынца заделывать будем.

Он нагло подошел к спящей. Упитанный стал у изголовья и закрыл ей рот руками.

 

***

Мэлистра проснулась от сильного рывка за волосы. Рот обхватили чьи-то толстые и грязные руки. Тошнотворный запах дешевого пойла и мочи тотчас ударил в нос.

- Ты не дергайся, ворюга, придушу! – захрипел тощий мужлан, навалившись на нее всем телом и лапая одной рукой грудь. Вторая противно елозила у нее на поясе, пытаясь его расстегнуть.

Мэл саданула его коленом между ног, заставив скорчиться и рухнуть на пол. Рука интуитивно нащупала кинжал внутри жилета и высвободила его одним рывком.

Лезвие легко вошло в глаз закрывшего ей рот ублюдка. Послышался мерзкий прерывистый крик. Точнее визг, словно у поросенка.

Мэлистра извернулась, встала на четвереньки и попыталась быстро подняться.

Рослый оборванец уже отошел от удара, кинулся к ней и ударил ногой по ребрам. В глазах Мэлистры потемнело от боли, дыхание резко перехватило.  Она хватала воздух ртом, словно выброшенная на берег рыба.

Затем оборванец всем телом навалился ей на спину, прижав к полу.

- Хипак! Подмоги прибить эту шлюху! – вырвалось из его груди прежде, чем туда вошел второй кинжал, вынутый из-за голенища.

Ярость и безумие затуманили разум палачки. Она скинула с себя мужчину и принялась лезвием превращать его лицо в кашу. Удар следовал за ударом. Каждый сопровождался неистовым криком: «Сдохни!».  

Кто-то огрел ее по спине чем-то тяжелым, немного задев голову.

Боль врезалась в затылок, словно копье, в ушах мерзко зазвенело. Тело неуверенно зашаталось, мышцы ослабли, размякли. Мэл поплыла, изо всех сил попыталась удержаться на ногах, но тело отказалось подчиняться, распластавшись спиной на полу. Лишь ненависть и стальная воля выхватили ослабшее сознание из лап забытья.

- Ну, паскуда! Ты порешила Дрыща и Пухлого. – Злобный писк сопроводился торопливым поиском ножа в глубине изорванной рубахи. – Как сыр порежу!

Он решительно двинулся к ней, половица противно скрипнула под ногами.

Мэл, изрядно пошатываясь, приподнялась на локтях. Попыталась вскочить. Глухо завалилась на пол, неприятно ударившись затылком. Сознание уже прояснялось, но тело не успело отойти от удара.

Оборванец наклонился, мерзко улыбаясь щербатой улыбкой.

- Приятно огрело? – запах пойла ударил в нос, помогая сознанию Мэл справиться с туманом. – Я сейчас тебе рожу порежу, а потом отымею. Апосля выпущу ки…

Сильный удар стула, которым он до этого огрел Мэлистру, заставил мужчину уткнуться носом в пол.

Мэлистра тут же о нем позабыла. Высокая девушка в поношенном балахоне приковала ее взгляд. Сознание крепло.



Артур Чокля

Отредактировано: 09.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться