Изумрудный ястреб

Размер шрифта: - +

Глава 21. Все начинает проясняться.

Распахнув глаза, Аргалис не сразу понял где находится. Кругом царил полумрак, в носу свербело от затхлости и дыма. Последнее быстро нашло объяснение: коптил висевший на дальней стене факел. Он едва разгонял тьму, но мерное потрескивание казалось магу приятным в почти осязаемой тишине.

В памяти ярко вспыхнули сцены погони и пленения, напомнив о не самых приятных ласках бриденского рыцаря. Ожидая, как минимум, ноющей боли во всем теле, маг с опаской и нежеланием попытался поднять руку. Движения далось легко и безболезненно.

«Возможно, рука просто не пострадала», - решил он и сделал еще несколько движений разными частями тела. И сильно удивился, когда тело уверенно подчинилось, словно это не его использовали в качестве тренировочнй мишени. Ощупав лицо, Аргалис поразился еще больше: ни ран, ни ссадин, ни неприятных ощущений.

«Не могли же ради меня призвать исцелителя, это нелепо», - едва не засмеялся маг, пытаясь отыскать причины даже для подобной нелепости. И вновь не нашел.

Рука отыскала холодный на ощупь край каменного ложа. Это добавило вопросов, поскольку сам заклинатель лежал на ворохе мягких одеял. «Никогда не встречал каменный лежак в комнате», - удивился маг, потирая глаза, и привстал.

Немного привыкнув к темноте, он получил ответ, где находится. Служившая дверью металлическая решетка у дальней стены и не самый ухоженный вид помещения говорили об одном: его заперли в камере. Аргалис попытался отыскать в это логику, но ничего не вышло. Если причины своего появления в темнице он объяснить мог, то мягкие одеяла для убийцы и отсутствие побоев ответа не находили.

Тишина вокруг становилась нестерпимой, угнетала и начинала раздражать. Аргалис решил дозваться хоть кого-нибудь, дабы, по возможности, отыскать ответы на возникшие вопросы и просто услышать человеческий голос. И, пусть никому и никогда он в этом не признавался, одиночество его смущало. Он ненавидел долго оставаться в одиночестве.

Его грубый крик отозвался мерзким скрипом тяжело открывающейся вдалеке двери, а затем и стуком латных сапог о каменный пол. Заклинатель поморщился и прикрыл уши. В длинном и узком коридоре шаги многократно усиливались, казались чересчур громкими, въедаясь в мозг, словно черви.

Пол минуты спустя перед решеткой возник высокий и крепко сложенный латник. Рядом с ним - два щуплых стражника в кожаной броне.

- Очнулся, дермишское отродье, – протянул крепыш. Щетинистое лицо уставилось на него с презрением и превосходством. Плотная рука небрежно махнула в сторону выхода. – Там, снаружи, тебя ждут еще двадцать моих людей. Попробуешь выплюнуть свое поганое заклинание – ты покойник. Цацкаца с тобой никто не станет.

Он грязно выругался, припоминая мать и родню Аргалиса.

- Мне не ведомо, зачем граф велел тебя пощадить, и объявил невиновным в смерти племянника. И я тем более не понимаю: зачем он велел позвать к тебе целителя и положить в лучшей камере. Но там, в таверне, погибли мои люди. И я с радостью выпущу всю гниль, что ты называешь своими кишками, наружу. Прямо в этой камере. Дай мне только повод.

Аргалис пропустил слова мимо ушей. Оскорбления - меньшее, чего он ожидал от людей Тмира. По крайней мере, он получил ответ на свои вопросы. И задался новыми.

Поднявшись, маг направился к решетке, поправляя рукава своей кожаной куртки. Кто-то заботливо почистил ее от запекшейся крови и кусков грязи, что немного смутило Аргалиса. Он ухмыльнулся, глядя, как оба стражника трусливо попятились при его приближении. Латник не шелохнулся.

- Я буквально проникся твоей заботой о моем здоровье, брат. - Аргалис попытался дружелюбно улыбнуться, обратившись к крепышу. Тот невольно поморщился, чем доставил магу удовольствие и слегка приподнял настроение. – Может быть, окажешь мне услугу и велишь своим людям принести поесть? Я бы не отказался от куска телятины и бутылки вина. Слышишь, как урчит в желудке? Крайне неучтиво с вашей стороны так настойчиво приглашать в гости, а затем оставлять без еды и развлечений.

Крепкая челюсть нервно дернулась, латник ухватился за металлические прутья решетки и с омерзением сплюнул Аргалису на сапоги.

- Я тебя щас развлеку, мерзость, - мрачно произнес мужчина. Рука в кольчужной перчатке потянулась к ключам на широком металлическом ремне, послышался лязг и металла и тихое ругательство. Два пальца отыскали ключ и потянулись к замку, но рука замерла. Щетинистое лицо родило мерзкую ухмылочку. – Погоди-ка. Да ты никак умом тронулся, мажий выродок? Сам умоляешь тебя прикончить. Неужто, сир Брендон выбил из тебя остатки мозгов, когда воспользовался твоей рожей, словно тряпичной куклой? Вот будет потеха, маг - полудурок. Слыхали ребята?

Ребята поддержали шутку своего командира неуверенным смехом.

- Надобно сообщить графу, - продолжил латник. – Он просил вызвать его, когда ты очнешься. Хотел с тобой немного поболтать. Пущай развлечется, он любит смотреть на дурачков.

Латник повелел своим людям следить за Аргалисом и направился к выходу из темницы. Когда хлопнула массивная железная дверь, стражники, пугливо перешептываясь, переместились ближе к выходу.

Аргалис отбросил мысль о том, чтобы припугнуть свою "охрану" безобидным заклинанием. Чего доброго, и вправду кликнут за подмогой. Вместо этого он уселся на скамью и начал прикидывать, что заставило Тимира сохранить ему жизнь.



Артур Чокля

Отредактировано: 09.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться