Изумруды графини Панин

Размер шрифта: - +

Глава 9

 

Тата обсуждала с садовником, какие деревья нужно вырубить, а какие, подлечив, обрезать осенью, когда со стороны дороги послышался звук приближающегося экипажа. Молодая женщина поправила широкополую шляпу, и пошла к дому.
Ардэн с арендаторами с утра чистили каналы, отводившие воду из хранилища на верхние поля.
Хой разбирался с бумагами на недавно прибывших лошадей. Несколько работников чистили конюшню.
Горничные под руководством леди Риосаны наводили порядок в комнатах второго этажа левого крыла.
А леди Саетана командовала группой студентов, которых Тате удалось уговорить поработать летом в поместье. Они разбирали сожжённые дома в посёлке и готовили площадки под строительство новых.
Получалось, что кроме Таты гостей встретить некому.

При мысли, что прибывших поприветствует Дом, молодая женщина прибавила шаг.


Ив остановил коня, дождался, пока передняя карета поравняется с ним, и приказал кучеру следовать к дому, а сам стал внимательно осматриваться.

Было заметно, что дочь, поселившись в поместье, старательно приводила его в порядок, отвоёвывая у запустения кусочек за кусочком.
В мощённой дороге светлыми пятнами выделялись недавно уложенные камни. Кустарники вдоль дороги тянулись ровными линиями. Газоны из диких трав были пострижены, клумбы вскопаны.

Ив стронул коня, и тот пошёл шагом.

Дом, стоявший на небольшом возвышении, поразил мужчину – от здания веяло силой и... жизнью.

Кареты и повозки уже остановились у подножия лестницы, ведущей к высокому крыльцу, когда в дверях появилась молодая женщина в голубой рубашке, штанах и сапогах. Оглядев приехавших, она понеслась вниз по лестнице.

— Папа! Папа!

Ив опешил, осознав, что не узнал дочь. За несколько тидий, прошедших с их последней встречи, Тата сильно похудела, и это встревожило отца.
Мужчина спешился, дочь с разбега влетела в его раскрытые объятия.

— Папа! Я так соскучилась! А мама? Вы надолго приехали? А как твои дела?

— Милая... — Ив отстранил дочь и прижался губами к её лбу. — Родная, я рад тебя видеть. Мама читала твои письма. Но, — мужчина нахмурился. — ты не сообщила, что переехала в Панин. Почему?

— Папа, мне надо столько рассказать вам, и показать. Я такое нашла!

— Гости? — Раздался низкий, мужской голос.
Ив повернулся и, отметив затухающий портал, сосредоточил внимание на подходившем к ним молодом мужчине. Одетый в заляпанные грязью брюки и куртку, тот шёл размашистой походкой уверенного в себе человека.

— Мои родители приехали. — радостно сообщила Тата. — Ардэн, вы не могли бы прислать нескольких рабочих? Надо перенести вещи в дом.
— Милая, я приехал один. Вернее, не один, но об этом мы поговорим позже. А сейчас... — Ив посмотрел на остановившегося рядом с ними молодого мужчину. — Меня интересует, почему вы позволяете непочтительность по отношению к моей дочери?
— Папа, пожалуйста... Я потом всё объясню, — Тата с мольбой смотрела на отца.
— Ваш отец прав, леди Татиана. Прошу прощения. — Ардэн слегка склонил голову. И пояснил Иву: — Я опасался за вашу дочь, здесь никогда не бывает гостей. Ардэн, управляющий поместьем.
— Линдар Ив, — представился гость, и уточнил: — Господин Линдар Ив.
Управляющий перевёл взгляд в сторону, за спины отца и дочери, и кому-то приветственно кивнул. Ив оглянулся.
— Добрый день! — Поздоровался пожилой мужчина, стоявший возле лошадей, запряжённых в карету. — Я пришёл помочь. Распрягать?
— Да, да, конечно. Ларт, — обратился Ив к кучеру. — Разберитесь.

— Раз здесь всё в порядке, я пойду. У нас проблемы на запруде, придётся вызывать мага. Вручную мы там до конца лета провозимся. — Ардэн легко поклонился и исчез в открывшемся портале.


Тата тяжко вздохнула, и Ив понял: опять деньги, опять траты.
Оставив обсуждение проблемы до возвращения управляющего, мужчина подозвал прибывших с ним слуг и отдал необходимые распоряжения, указав какие сундуки и ящики можно сгружать друг на друга, а какие ставить отдельно.
Дочь взяла его за руку и потянула к лестнице.
— Пойдём, папа. Я покажу тебе дом. — Тата нетерпеливо дёргала отца за руку. Ликующая улыбка на родном лице порадовала Ива. — Это восторг! Это... ты даже представить себе не сможешь. Мой дом... Это...
— Пошли. — Ив обнял дочь за плечи. — Показывай...
Поднимаясь по лестнице мужчина провёл ладонью по перилам – тёплый камень подтверждал подозрения Олиды – дом ожил.

Дверь открылась, стоило им лишь подойти к ней.
— Папа, это Дом! — Мелодичный голос дочери вспыхнул огоньками в подсвечниках и канделябрах, зазвенел хрустальными подвесками в люстре, и эхом полетел вглубь здания. — Дом, мой папа приехал!
— Приветствую, господин Линдар! — Мощный мужской голос словно обрушился сверху.
Ив шагнул назад и потянул за собой дочь. Тата улыбнулась, подхватила его под руку и прижалась к нему плечом.
— Это Дом разговаривает. Дом это... Он... — она махнула рукой, явно не зная как объяснить происходящее.
— Призрак?
— Я не призрак! — обиделся Дом. — Я тот, кто принёс себя в жертву. — Гордо добавил он. — В жертву! Когда... В общем, я – Дом. Так ко мне и следует обращаться!
— Приветствую вас, Дом! — Ив поклонился, усилием воли оставаясь на месте.
Он уедет и заберёт Тату, а пока надо вести себя сдержанно, чтобы не спровоцировать этого... Мужчина мысленно отругал себя: Олида предупреждала, что могут возникнуть сложности, но она ни разу не была в поместье, и не могла точно рассказать какие – надо было просто вызвать дочь в город, всё разузнать, и снести это шеррово строение к... шерру.
— А ещё здесь... живёт Леди Риосана, — прервала дочь молчаливые сетования Ива на собственную глупость. — И леди Саетана.
— Тоже не призраки?
— Нет! — хором ответили два негодующих женских голоса.
— Я хотел бы пояснить, — Дом несколько понизил голос, и теперь он звучал доверительно, мягко. — Здания построены на магии крови. Так случилось, что в жизни леди Риосаны...
— Мне кажется, что вы переходите пределы приличий, — Резко оборвал женский голос. — В жизни женщины могут произойти события, о которых не принято говорить при посторонних!
— Хорошо, хорошо, — покладисто согласился Дом. — так случилось, что...
— Ревнивый муж, — перебил его второй женский голос. — Нанёс одиннадцать ударов ножом. Море кровищи. И...
— Как вы смеете?! — воскликнула та, которую Дом назвал леди Риосана. — Это...
— Неприлично, знаю. — насмешливо отозвался второй. — Я леди Саетана. Железная графиня, — представился он и пояснил: — Крови было много, она впиталась в пол, встряхнула магию дома, и он задержал...
— Меня и вас! Вас, которой любовник отсёк голову! — мстительно произнесла леди Риосана.
Иву было не по себе: ощущение нереальности окружающего вызывало беспокойство в его душе. От рваного дыхания саднило горло, боль в левой руке предупреждала о близости сердечного приступа. Мужчина посмотрел на дочь, та, прикрывая ладошкой рот, сдерживала смех. И это приглушило страх – девочка живёт в доме не первый день и, если разговор её забавляет, то может и ни так всё ужасно.
Ив отметил, что уже различает собеседников. У леди Риосаны оказался высокий, мелодичный, не громкий голос – он словно стелился, не стремясь вверх. Низкий, звучный голос леди Саетаны, как и бас Дома, заполнял холл целиком, и эхом улетал в коридоры.
— А я и не скрываю. Да, меня предал и убил любимый мужчина. — Дом и леди Риосана хором хмыкнули. — Любимый мужчина! — С нажимом повторила Железная графиня. — Поэтому я и против, чтобы этот... Версен бывал здесь. Всё Ладин обманщики и предатели! Сначала изображают любовь. Потом он просит денег. А позже...
— Но ведь... — попробовала что-то сказать леди Риосана.
— А позже, — не обращая внимание на её попытку, договорила леди Саетана. — Желает получить всё, что принадлежит тебе!
От Ива не укрылось как вздрогнули плечи дочери под его рукой.
— Леди! Давайте не будем смущать нашу внучку излишними подробностями. К тому же, у нас гость! — призвал к порядку разошедшихся дам Дом.
— Прошу прощения! — извинилась леди Риосана.
— Простите нас! — Железная графиня разделила ответственность на всех.



Кариса Лир

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться