Извлечение смерти

Размер шрифта: - +

Глава 1

Мертвец шевельнулся и дернул головой. Бледный свет утра, что проникал через дверной проем, бросал резкие тени ему на лицо. Веки его дрогнули, и мутный взгляд скользнул по комнате. Он хрипло вдохнул и поморщился. Его левая рука неуклюже нащупала глубокую рану на правом боку. Какое-то время он лежал неподвижно, и только грудь поднималась и опускалась в такт дыханию.

Утро едва успело простереть свои тонкие руки над Свинцовым морем, коснуться пальцами путеводной башни и обломков вкруг нее, исторгающих черный дым в бледное небо. Белокаменный город, окруженный мощной стеной, лежал в руинах.

Наконец, будто набравшись сил, человек медленно приподнялся и сел, опираясь на руку. Повертел головой. В паре шагов на каменном полу поблескивала сабля. Он потянулся, схватился за рукоять и подволок ее к себе. По камню мерзко заскрежетал металл.

Неуверенно, словно хмельной, человек встал на ноги и сунул саблю себе за широкий пояс алого кушака. Оглядел царящий вокруг разгром: дверь в дом висела на одной петле, опрокинутая деревянная лавка лежала поперек прохода; валялись на полу, исторгнув содержимое, несколько плетеных коробов; сундук в углу стоял с открытой крышкой. Со стола сползла льняная скатерть, уронив на каменные плиты глиняный кувшин и чашку. За наполовину сорванной ширмой, которая перекрывала вход в другую комнату, было видно, что и там все перевернуто. В покрытый рассветным сумраком беспорядок вклинивалась яркая полоса света, что падала из окна той комнаты. Она выхватывала и  неподвижные ноги лежащего на полу тела.

Взгляд молодого человека равнодушно скользнул по ним и остановился на ширме. За ней, озаренной отсветами, угадывалась легкая тень. Осторожно приблизившись вдоль стены, он одним быстрым движением сорвал занавеску.

От него отпрянула высокая девушка в пыльном голубом платье с длинными разрезами на юбке. Похоже, под ним она носила мужские штаны с сапогами. К ее поясу были приторочены ножны для пары внушительных кинжалов, которые она и держала в руках. Ее стойка говорила о том, что она готова отразить нападение, но в ее синих глазах плескался старательно подавляемый ужас.

От первого удара она увернулась, а следующие несколько вышли скользящими. Но все они были всего лишь пробными, вызванными желанием узнать, насколько велико мастерство противника. Отбить рубящий в плечо девушка едва успела. Она только защищалась, не успевая нанести ответного удара. И все же она не пропустила ни одного.

Они кружили по комнате. Он старался не пустить ее к выходу, она – пробиться туда. Ловко уклонившись от поражения в бок, девица парировала левой рукой, а правой попыталась достать противника в кисть. Лезвие едва достигло цели, но короткой задержки было достаточно для побега. Девушка быстро увеличила расстояние между собой и врагом и ловко выскользнула в окно.

Сабля со свистом рассекла воздух. Раздался вскрик. Девушка покачнулась, но не остановилась.

Никогда прежде Джина не испытывала такого почти животного страха. Она уже сто раз прокляла себя за то, что вообще сунулась в этот дом. Внутри было два мертвеца. Человек, что лежал в огромной луже собственной крови у порога, не дышал. С первого взгляда было ясно, что рана смертельная, и, даже если он еще не мертв, то скоро им станет. Тут и мысли бы не возникло, что он не только очнется, но поднимется на ноги.

Но, убегая, Джина понимала, что всему виной ее неосмотрительность. Она не сочла нужным удостовериться, действительно ли люди мертвы. Так что ее просто-напросто застали врасплох.

Клинком этот человек владеет превосходно – не будь он ранен, поединок с ним закончился бы для нее весьма печально. А его взгляд, взгляд убийцы, ясно говорил, что он не стал бы колебаться.

Пока он возвращался к жизни у нее на глазах, она не смела шевельнуться. Страх набросил на нее свое липкое покрывало. Девушка замерла, глядя через прореху в занавеси на мертвое тело, которое возвращалось к жизни у нее на глазах. В одну ладонь ее впилась рукоять кинжала; другую холодила большая и тяжелая капля серебра, снятая ею с другого мертвеца. Прямо за спиной Джины распростерлась на полу убитая женщина. По каменной плитке разметались длинные темные волосы, юбка обнажила ноги, обутые в легкие кожаные башмаки.

Беги, неистовствовал разум, а предательское тело не желало слушаться, плененное оковами первобытного страха. Страшно шевельнуться. Страшно дышать. Страшно даже моргнуть. Ей почудилось, что она слышит, как шелестят песчинки в уцелевшей – невероятно как – склянке. Отмеряя мгновения до того, как о ее присутствии узнают. Невыносимо медленно.

Зззвяк. Шорох шагов. Она знала, что должна повернуться и броситься в окно, а там прочь, прочь, куда понесут ноги, лишь бы дальше отсюда. В огромном городе, изнемогающем от ран ночной битвы, ее никто не найдет.

Она не понимала. Она прошла сотни дорог. Она повидала нелюдь и людей страшнее нелюди. Отчего же теперь ее тело трепещет, словно ей впервой сражаться с противником, который по силам не всякому ратнику?

В комнату вошел человек с саблей в руке. Бледное лицо в полумраке комнаты казалось белым пятном, а кровь на нем – черной. Темные глаза недобро взглянули на Джину. Она с изумлением уставилась на незнакомца. Человек. Просто… человек. Не один из тех, кто встает от вечного сна, когда небесные светила не горят.

Изворотлив человеческий ум. Быстро способен он обратить пережитый миг ужаса в дурное наваждение и найти объяснение любой небывальщине. Память услужливо перетасовала последние воспоминания и Джина почти поверила, что ей примерещилось. Так или иначе, в бою думать об этом некогда.



Мари Домино

Отредактировано: 24.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться