Извлечение смерти

Размер шрифта: - +

Глава 2

Через забранные хрусталем окна своих палат князь Дар, сомкнув брови на переносице, наблюдал за тем, как горит столица его государства. Дымили сады, белые камни покрылись копотью, над развалинами стояло марево и плач. Каналы с водой, живительными жилами пронизывающие весь Асделл, не дали огню пожрать город целиком, но разрушения вырвали еще один тяжелый вздох из груди князя. Здесь, на берегах Свинцового моря, самого коварного и северного из морей мира, многого стоило держать народ подальше от голода и бедствий. Прекрасный строевой лес, гордость его княжества, принес еще его предкам процветание и наладил добрососедские отношения с соседями. Но нынче, когда в этих водах объявилась напасть, от которой и у бывалых моряков кровь стынет в жилах, стоило ждать трудные времена.

Буревестник, донесли князю шепталы, так поговаривают в береговом отряде, который первым заметил корабль. Всего втридесять склянок назад в прохладной предрассветной тьме на северо-западе Свинцового моря показалась огромная тень. К городу, венчающему длинный песчаный мыс, что замыкал собою укромный залив, приближалось гигантское судно. Словно целый остров-гора, увенчанный соснами, в которых запутались сонные клочья облаков.

Не было ветра, а нос корабля легко взрезал морскую гладь; быстро и тихо он шел, хотя не вздымались по его округлым бокам ряды весел. И то сказать – какие бы весла сумели сдвинуть с места такую громадину.

Во все глаза смотрела бдительная береговая стража. Сроду они такого дива не видывали и представить не могли, что нечто настолько огромное способно ходить по волнам. На борту корабля горели зловещие огни, будто там на цепи сидели усмиренные драконы, ждущие возможности изрыгнуть свое пламя. В зловещей тишине корабль, не несущий флага, сокращал расстояние между собой и крепкими городскими стенами. Не остановился он и тогда, когда в порту пропел в предупреждение рог.

Гарнизон пришел в полную боевую готовность. На городской стене, обращенной к морю, и длинном молу, что перегораживал вход в залив, выстроились воины. Гонцы отправились спешно передать весть воеводе.

‒ Что это, во имя всех Светочей? – несся над стеной шепот.

‒ Блуждающий остров, ‒ катилось эхо в ответ.

‒ А что за огни?

‒ Змеи морские.

‒ Хорош сочинять! – рявкнул командир. – Это корабль, али вы ослепли?

Судно остановилось дальше полета стрелы. Трижды глухое молчание встречало портовый рог. Корабль медленно повернулся левым бортом. Крутым утесом нависала над водой его высокая корма, а долгий бивень на его носу мог потягаться длиной с добрыми купеческими ладьями о восьми веслах. Но страшней того был треугольный клык, что слегка показывался над водой и сильно выдавался от киля вперед. Таким тараном можно бить не только корабли, но и морские ворота.

Командир береговой стражи, не дожидаясь воеводы, приказал зарядить метательное оружие. Сложный и большой механизм всегда отпугивал гостей с недобрыми намерениями. Многие годы ни одно пиратское судно не осмеливалось даже приблизиться к древней и грозной крепости Асделл, и лишь однажды она была взята врагом, да и то не с моря. Башня из крепкого дерева и каленой стали, единственная, что осталась в городе из множества с прежних времен, была способна метать многопудовые снаряды, каждый из которых потопил бы среднее судно. Прежде снаряды делали вручную, обтесывая их до идеальной круглой формы из камня. Как и многое другое, традиция сошла на нет, и теперь в округлое гнездо помещали любой подходящий по весу и размеру валун, а иногда связывали несколько крупных камней друг с другом.

Быстрый и чистый перезвон сигнального колокола взмыл в воздух вместе с шаром из пламени. Как в насмешку над солнцем, которое только готовилось явить свой лик, он прочертил небосклон со стороны моря и рухнул далеко за мощной городской стеной. За ним почти сразу последовали другие. Разбрасывая искры, даже с высоты обдавая жаром обращенные к нему лица воинов, замершие в ужасе, они падали на дома и улицы. Несмолкаемый грохот и рев огня наполнил мощеные прямые, как стрела, улицы, которые сходились ровно в центре столицы к высокой белой башне.

Очень быстро Асделл ответил одним, но метким выстрелом. Сила броска оказалась так велика, что камень снес одну из мачт и упал по правому борту «Буревестника». Огненный залп на время прекратился, но было довольно и того, что горящие снаряды уже сотворили. Асделлу, пронизанному артериями водяных желобов и канав, как лесной лист прожилками, не грозили масштабные пожары. Все дома здесь строили из камня, а крыши покрывали обожженой черепицей, кто побогаче – сланцем. Но пиратские снаряды рушили крепкий камень, крошили мостовые, встречаясь с водой, огонь шипел и обращался в едкий дым. Грохот, стон, плач, клубы дыма и пыли поплыли над городом, заслоняя его от солнца.

«Буревестник» успел дать еще один залп, прежде чем ответный удар сильно повредил ему корпус. Судно отошло дальше от берега и направилось к югу, долго еще оставаясь в пределах видимости. Князь повелел послать гонцов в соседние княжества с предупреждением.

Итак, «Буревестник», полностью оправдывая свое имя, принес в Асделл ненастье, не имевшее ничего общего с непогодой. Много разорений и несчастья претерпели жители, и тысячи голосов прокляли пиратов. Тем паче что те, видимо, лишь наслаждались разрушением, не собираясь даже высаживаться на берег и грабить. Так все посчитали, так было занесено в летописи.

‒ Буревестник, ‒ вслух проговорил князь Дар.

Корабль, что бороздит моря и оставляет за кормой разрушения и смерть. Под его парусами ходят морские разбойники, свирепость которых еще долго будет отдаваться эхом в веках. О капитане же молвят, что его не может снести сама земля, а потому он никогда не сходит на берег. Корабль-полулегенда, корабль-полуявь, немногие видели его и еще меньше уцелели, чтобы о нем рассказать.



Мари Домино

Отредактировано: 24.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться