Каблучок на удачу

Размер шрифта: - +

Глава 1

Глава 1

Как же я сегодня устала …

Скинула с гудящих ног туфли на десятисантиметровом каблуке - невысокий рост, мать его!

Каблук просто необходим в нашем мире, где поголовно все модели под метр восемьдесят и я, как Штепсель среди Тарапунек, вынуждена выживать и хоть как-то выделяться. Ну и пусть, у меня фигура пропорциональная и соответствует заветным 90/60/90, рост приходится добавлять при помощи неустойчивого орудия пыток для женских ног.

И вот сейчас я сижу на полу, прислонившись спиной к закрытой двери в квартиру, вытянув гудящие от усталости ноги. Видимо, сегодня звезды сошлись не в мою пользу: проведя больше восьми часов на ногах, а работала я архитектором в одной строительной компании, презентовала все наши строящиеся объекты непосредственно на самих объектах и так находилась за день, что сил не было даже подняться с прохладного пола коридора.

Так хотелось заплакать: было жалко себя, жалко мои ножки. Я даже попыталась похныкать, но без результата.

Вот как я могла забыть ключи от квартиры на работе? Как?

Была бы у меня машина... и она есть, правда, ещё дедушкина "Победа"[i]. Она на ходу и даже заправлена. Мой дядя Стас недавно её представлял на выставке раритетных авто и полностью привел в боевое состояние. Но я все равно пользовалась общественным транспортом: и пробок нет, ну и стеснялась я её немного. Какие у меня сейчас варианты: возвращаться на работу за ключами или вскрыть замок,  вызвать мастера.

Последний вариант мне нравился больше, только запасных ключей у меня нет, а спать без защиты стальной двери просто боялась.

И я решилась, напоследок стукнулась затылком о дверь - та все равно не открылась. Поднялась на ноги, взглядом нашла свои туфли, брошенные в углу, ну... нет, сегодня я их больше н надену. Оставлять вещи все же было жалко, и я с каким-то извращенным удовольствием засунула их в большую, чёрную сумку. Влезли они туда со свистом, даже ещё и место осталось.

Моя четырёхколесная ласточка хранилась у соседа в гараже. И у нас с дядей Витей по такому поводу взаимовыгодный симбиоз: у него гараж - у меня машина. Свою «копейку»[ii] сосед уже давно продал, а новую так и не купил. Вот теперь я арендую пустующее помещение.

Осталось только взять у него ключи.

Пройдя пару шагов и развернувшись на девяносто градусов, позвонила в дверь к соседу. Не прошло и минуты, как она открылась, а передо мной предстало зеленое, огуречное лицо Людмилы Павловны – супруги Виктора Михайловича. Я даже отшатнулась назад с раскрытым в приветствии ртом, но выдавить ни звука не получилось.

Видимо, огуречно-косметические процедуры затеяла моя соседка этим будничным вечером. Мне впору завидовать - я тоже так хочу с огурцами на лице у телевизора.

Людмила Павловна была моим учителем в школе и там ее так и прозвали "лягуша", что она заслужила тяжелым характером и жадностью на знания и хорошие оценки. Да и внешне чем-то отдаленно напоминала, теперь же проявилась ипостась, видимо. Я принципиально никогда не использовала обидные прозвища, но из головы их не выбросишь: там они прочно засели.

- Чего тебе, Марына? – причмокивая, произнесла она, осмотрев меня с ног до головы: задержав взгляд на босых ступнях и с красными ноготками, симпатично просвечивающими сквозь черную сеточку чулок.

- Добрый вечер, Людмила Павловна, а дядю Витю я могу увидеть?

- Нет его,- она еще раз посмотрела, как я переминаюсь с ноги на ногу на плитке, и смилостивилась.- Ну, говори, Марына, что тебе? Пока я в хорошем настроении духа.

Произнеся это, она оторвала один почти отвалившийся кружочек огурца и закинула себе в рот. У меня едва не свело челюсть от этого зрелища, да что там вообще говорить - побаивалась я свою боевую соседку.

К слову, и зовут меня не Марына, а Наташа, но кого это волнует, правда? Особенно если мою маму зовут Мариной, и они с Людмилой Павловной жили в одном дворе, а я так привыкла, что уже и не поправляю: бесполезно.

- Если вам не трудно, одолжите мне ключи от гаража, -  пропищала я робко.

 

- А где твои? – строго нахмурила Людмила Павловна брови, и я чуть было не сказала, как было в школе: «дома забыла», но вовремя опомнилась.

- В сейфе, на работе.

Да, врать плохо, но и рассказывать о своих злоключениях не намерена. Падать в глазах соседки мне совсем не хотелось. Она и так обо мне не большого мнения: «Девке под тридцать лет, в разводе, детей нет и нет даже намека на самого захудалого ухажёра. Не иначе что-то криминальное там есть…» - сама лично слышала свою характеристику.

Хмыкнув, соседка потянулась рукой куда-то за дверь, судя по всему, к ключнице, и протянула мне связку.

- Держи. До завтра верни.

- Спасибо. Обязательно. Спасибо. До свидания!

Соседка лишь махнула головой на мою явную лесть и закрыла дверь.

Ключи весело звякнули в руках множеством брелоков. Целая коллекция: прозрачное сердце, футбольный мяч, маленькая машинка и даже маленький розовый котёнок - подарок внучки.

Итак, гремя увесистой связкой, удобно закинула на плечи потяжелевшую сумку. Стараясь не обращать внимания на каблук, давящий под рёбра, посеменила на носочках к лифту. Холодный кафель на полу приятно охлаждал уставшие, отёкшие за день ноги. Я бы шла так и дальше, но меня остановили подозрительные следы и крошки, успевшие налипнуть на ступни. Брезгливость победила усталость, и я со стоном явила на свет свои бежевые туфли.

Натянула обувь уже с видимым трудом, ноги как будто увеличились на несколько размеров, но я мужественно пошла, почти от бедра, если не считать, что колени были согнуты, и рукой опираясь на стену в ожидании лифта. Сразу в голове всплыла древне-китайская мода на «лотосовые ножки» и несчастные девушки, которые калечили себе ноги, чтобы быть в тренде того времени. Как там говорилось у китайцев: «оценивать голову и рассуждать о ступнях». Утешив себя мыслью, что не так все и плохо в моей жизни, продолжила путь, рассуждая о голове и оценивая ступни.



Ирина Стриж

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться