Кадры

Кадры

0.

Луч света с размаху, без предупреждения бьет по глазам, и я запоздало зажмуриваюсь, ладонями пытаясь укрыться от острых, словно алмазная пыль, золотисто-лунного цвета нитей. Но даже это не спасает от огненных чёртиков, что принимаются танцевать канкан на внутренней поверхности век, и я еще некоторое время вынуждена находиться в неподвижности, ожидая, пока мозаика окружающей меня действительности вновь не соберется в единую, ясную и четкую картину. На это уходит гораздо больше времени, чем я могла бы предположить — и так получилось, что момент возвращения ко мне четкости зрения совпал с тем мгновением, когда нетерпение мое достигло критической точки и уже готово было в любую секунду скатиться в сторону полнейшего безразличия.

— Кто ты?       

И вот странное дело: стоило мне услышать этот вопрос, как заранее тщательно подготовленный, в меру правдивый и достаточно остроумный ответ испуганной птицей упорхнул из моей головы, оставив позади себя лишь пустоту и недоумение. Тем не менее, задавший его ожидал ответа; и хотя я не была уверена, что отсутствие его может привести к каким-либо неприятным последствиям, рисковать и проверять данный исход событий мне хотелось бы меньше всего.

— Я не уверена, но… Кажется, я не знаю.

— Что ж, по крайней мере, честно.       

Раздался лёгкий скрип и шепот миллиона песчинок, вынужденных одномоментно покинуть насиженные места — мысль о песочных часах появилась в моей голове настолько быстро, что мне оставалось лишь гадать, зародилась ли она там самостоятельно, либо ей кто-то помог появиться на свет. Впрочем, подумать об этом более тщательно у меня совершенно не было возможности — огненные чёртики вновь возникли перед глазами, сами собой сложившись в прыгающие цифры и буквы, а в голове параллельно всем прочим мыслям невидимая часовая стрелка начала свой обратный отсчёт.

— Ограничения тебе известны. Правил нет. Удача… Она тебе не понадобится. Можешь начинать.       

И прежде, чем гаснет свет, я успеваю заметить изогнутый в тонкой улыбке бледный абрис губ.

 

0 - 1. Кто ты? 

Одиночество никогда не приходит внезапно — оно накатывает волнами, мягко обнимает тебя за плечи — и вот я уже падаю в бездну, убаюканная ее сладким шепотом, не в силах противостоять ему...

Я иду по огромному полю из осколков стекла, и прозрачная крошка противно хрустит под моими ногами. Острые края нещадно впиваются в кожу, и если бы я обернулась, то увидела бы ярко-алые пятна кровавых следов, отмечающих мой путь. Но я не оборачиваюсь, а иду вперед, сама не знаю зачем — в мозгу огненной бабочкой трепещет одна только мысль: нельзя останавливаться, нельзя обращать внимания на боль, нельзя думать о том, зачем я здесь — иначе сама стану одним из миллиардов осколков, бывших когда-то чьими-то мыслями, надеждами и мечтами. Нужно быть сильной. Нужно идти вперед…       

Холодно. В кромешной темноте не видно даже собственных рук. Я двигаюсь, опираясь не на интуицию даже, а скорее на удачу, надеясь, что сия капризная дама да убережет мои лапы от внезапно разверзнувшейся под ними пропасти. Хотя, казалось бы — откуда ей взяться здесь, в пустоте?       

На крыльях, что тяжелым перьевым плащом тянулись сейчас за моей спиной, весело позвякивали сосульки — последствия дождя, настигнувшего меня… Пару часов назад? Или, может быть, дней? Месяцев? Я не помню. Не помню, как оказалась здесь и зачем вообще иду куда-то — такое чувство, что вместе с шерстью инеем медленно покрываются мои собственные мысли, и с каждым шагом все труднее и труднее заставлять себя думать хоть о чем-либо. Но нельзя, чтобы моя голова хотя бы на пару секунд оставалась пустой — пустота вокруг меня только того и ждет, чтобы запустить в освободившееся место свои склизкие щупальца. И вот тогда-то я уже точно никуда не дойду…       

Продолжать шевелить лапами меня заставлял лишь тот факт, что на свой путь я потратила и так слишком много времени и сил, чтобы просто бросить все и остаться здесь навсегда. После того, через что мне пришлось пройти, мне было элементарно интересно дойти до конца, чтобы узнать — что же ждёт меня там, на той стороне моего пути? Ведь была же какая-то цель, ради которой я решила рискнуть и направила свои крылья в столь неприятное место?       

Ведь должна же быть цель…       

Крошечный огонек, возникший где-то далеко впереди, сначала показался мне всего лишь игрой моего собственного отмороженного воображения, мечтающего сейчас о тепле и хотя бы капельке света. Однако он не исчез и после того, как я несколько раз с усилием моргнула и даже сложила пальцы перед глазами в жесте, отгоняющем мороки и видения. Странно, еще секунду назад мне казалось, что я уже просто не способна совершить даже пары шагов — но стоило мне убедиться, что огонь — не моя воспаленная фантазия, а реальность, и ноги сами понесли меня в его сторону…       

Чешуя цвета свежей весенней травы мягко потрескивает при каждом движении молодой виверны, что ужом крутится вокруг меня, с посверкивая любопытными глазами. Но чувство такта не позволяет ей расспрашивать меня о том, как я оказалась в столь отдаленном от цивилизации месте, раньше, чем кружка горячего травяного отвара передо мной опустеет как минимум наполовину. Лишь тогда она укладывается напротив меня, поближе к пышущему жаром камину, и я наконец-то слышу вопрос, к которому морально готовлюсь уже на протяжении последних нескольких минут:



Олай Олли

Отредактировано: 30.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться