Как белый теплоход от пристани

2003, Июнь (1)

 

4 июня, среда

Я сплю? Мне всё это снится? Быть может, летоисчисление сменилось? Южный полюс махнулся с Северным местами? Что, вообще, происходит в этом безумном, безумном, безумном, безумном мире?! Почему ещё вчера я не поднимался с толчка от невостребованности, а сегодня меня вдруг все захотели, как Снегурочку на Новый Год? Что случилось?! Нет, мне любопытно: что могло произойти! Снег в Африке, наверное, пошёл, или в Абрамовиче вдруг проснулся губернатор, и он, благодетель, наконец-то вспомнил о своих чукчах?[48]
——————
[48] Роман Абрамóвич — российский олигарх, в 2003 году житель Лондона, владелец футбольного клуба "Челси" и по совместительству губернатор Чукотского автономного округа. (С.О)
——————
Но надо признать — я обнаглел. Я уже не вспоминаю недавние чёрные месяцы и дни, когда почти во всякую дыру совался с жалобой на тяготы голодной жизни с кипой свидетельств моего высокого профессионального уровня в зубах. Теперь я позволяю себе важничать: выбираю из вариантов те, что получше, а те, что поскучнее, отклоняю. Правда, там и варианты-то в основном наподобие "старшего помощника младшего дворника", но дело же — в принципе, и я всё равно придираюсь к условиям, торгуюсь, обещаю "подумать" и в случае "положительного решения" позвонить.

Продавливаю любимый диванчик теперь лёжа не вниз лицом, как старый бюстгальтер, а ножками вверх, как хозяин положения. И это не самообман, не блажь, не вожжа под царскую мантию. Это — белая полоса. Целых три высококлассных конторы готовы хоть с завтрашнего дня видеть меня своим штатным сотрудником. Другие двадцать три были отфильтрованы на разных этапах выстраивания приоритетов. И сейчас я уже думаю не о том, чтó буду глотать на завтрак, если за ужином доем последние сто грамм водки, а выбираю из гардероба, какой надеть костюм в первый свой выход на новую работу: синий, серый, в широкую полоску или, быть может, классический двубортный.

Словом, жизнь налаживается! При мне остаётся мой любимый копирайт, блокнот с листками чистыми, как душа Чебурашки, зовущими чернила новых главы ещё неродившейся книги. Меня не перестанут радовать вниманием любимые друзья и предорогая пани Самусько. Плюс к этому — прекрасное расположение духа и уверенность в завтрашнем дне широко проживаемой жизни. На щёки вернулся румянец, на грудь — благовония. Единственное, что омрачает — пустота в сентиментальном, мужеском сердце. А это проблема посложнее, чем составить манящее резюме. Эта штучка посильнее "Фауст" Гёте...

 

9 июня, понедельник

Первый день на новой работе прошёл, скажем прямо, недурно.

Меня всем представили, подвели раскланяться с дамами, усадили, облагодетельствовали заботой, покормили бесплатно, позволили рассказать несмешной анекдот и вежливо над ним посмеялись.

И вот я сижу с приятным чувством попы, подстраивающейся под форму рабочего кресла, вникаю, что называется, в курс дела и наблюдательской хваткой литератора цепляюсь к типажам единиц моего нового коллектива.

Прошу знакомиться — Илья. Редкостный болван, пристроенный сюда каким-нибудь другом подруги троюродной тёти. Я уже прозвал его по-своему — Мультик.

А вот, пожалуйста — Василий. Вроде бы молодой, а инициативы и ответственности что у советского чиновника. Я только спросил: "Который час?", а в его глазах забегало беспокойство кота, пойманного с котлетой.

Далее — Инна. Появилась здесь днём раньше меня, потому тихо в своём уголке постигает азы деятельности и скромно ни во что не встревает. Природное чутьё подсказывает мне, что из неё выйдет толк добротного среднего уровня.

Инна неслышно приблизилась к моему рабочему месту, и на стол из разжатой маленькой ладошки выпал крошечный кирпичик от фабрики "РотФронт" в красочной обёртке:

— Меняю шоколадную на карамель.

— Карамель портит зубы, — назидательно ответил я. — Лучше поменяй мне шоколадку на человеческое "спасибо" — больше пользы.

После этого я отбивался от неё благодарностями в течение всего рабочего дня. С меня не убывало. К шести часам заплёванное днище мусорного ведра под столом оказалось плотно усыпано скомканными шедеврами Шишкина с резвящимися на бревне медвежатами в типографском исполнении.[49]
——————
[49] Имеется в виду и картина Шишкина "Утро в сосновом лесу", тема которой взята для обложки шоколадный конфеты "Мишка косолапый". (С.О)
——————
Переходим к Ангелине. К монументу из мяса и грудей, с порочным ртом и смехом сумасшедшей. Именно она громче всех ржала над моим дурацким анекдотом. Да так, что кувыркались самые благолепные куски её тела, чем немало травмировали мою неустойчивую холостяцкую психику.

Секунду внимания — Миша Погодькин. Единственный толковый человек здесь, в отделе (кроме, возможно, Инны), среди сотрудников младшего и среднего звена. Он чувствует свою незаменимость, как презерватив в критическую минуту, и умело играет на этом.

И наконец — Владислава Марковна! Роскошная начальница отдела, объятая финансовым и сексуальным вожделениями вышеупомянутых сотрудников младшего и среднего звена.

Но самые интересные фигуры сосредоточились не здесь, а в смежном помещении — за тоненькой перегородкой. Всё, что я оттуда слышал (а слышал я оттуда всё), это сквернословия и хохот. Даже при могучем желании я не смог бы сделать комплимент их увлечённости работой. Их там трое, а это уже — компания. То есть, им всегда есть там с кем поговорить в редкие свободные минуты.

Первый — исполнительный и подвижный, как барабан стиральной машины. Он всё время, сшибая людей с ног, где-то носился, чего-то хотел, требовал, доказывал, получал наставления — я так и не успел с ним познакомиться.

Второй, такое ощущение, что работает на голом энтузиазме. Получение им зарплаты это просто традиция. Странный человек — пожалуй, он и сам не знает ответа на загадку, которую предлагает миру в лице себя. Фамилия — Ледер. Интеллигентскую худобу заботливо поддерживает никотином.



Сергей Осмоловский

Отредактировано: 19.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться