Как белый теплоход от пристани

2003, Июнь (5)

 

29 июня

Любовь — что это такое? Не в утомительно философском смысле, а в том смысле: благословение это или проклятье? Для счастья нас ей награждают или в наказанье? Она, вообще, практична хоть немного? Можно на её фундаменте построить хоть что-нибудь прочнее замка из песка? Или это одна сплошная, бесплодная утопия, годная лишь для высокопарных путешествий "к самому краю Вселенной"?

Нередко приходится слышать о том, что самое главное для человека это жить в гармонии с самим собой. Но позвольте, а уплывающая земля из-под ног? А промоченные слезами подушки? А безумный прыжок из окна на первом этаже? А часы, разбитые о стену? А паника за минуту до встречи? А мамины советы мимо ушей и горионовсёогнёмеслиотнегоужебольшеминутынетсмс-ки? Какая же это, к ядрене, гармония?..

И всё же мы почему-то стремимся к этой любви. К этой катастрофической потере сознания. Спокойно наблюдать за сменой времён года для нас отчаянно мало, а ровное биение сердца не удовлетворяет. Почему-то мы упорно влетаем в этот вихрь и с неотвратимостью Гастелло[58] тараним ту самую гармонию, чтобы стать частью большого взрыва.
——————
[58] Николай Францевич Гастелло — советский лётчик. В июле 1941 года был сбит при попытке бомбёжки немецкой механизированной колонны, катапультироваться не смог и, падая, направил самолёт в сторону противника... (С.О)
——————
Видимо, гармония это не просто умиротворённое дыхание в позе лотоса. Не просто стабильный заработок и привычка к вечернему чаю с абрикосовым вареньем. И уж тем более это не кинотеатр в квартире, в которой не к кому возвращаться. Гармония это сила, мощь и единение стихий. Это парадокс, замешанный на ощущениях опасности и защищённости, взвешенности и безрассудства. Это сумма значимости каждой твоей мысли, каждого поступка, которые кому-то посвящены. Ведь жить только для себя уже давно не интересно. Жить хочется для кого-то. В гармонии с кем-то, кому ты тоже очень нужен.

 

30 июня, пятница

Когда несчастный модем скулит и скрипит уже полчаса, как ворчливая бабка, ты призовёшь кого угодно, хоть бога микрочипов и полупроводников, чтобы эти огромные, влажные дыньки наконец-то загрузились тебе на экран. Но бывает, что скорость развития современных технологий заставляет тебя пожалеть о поспешном обращении к сверхъестественным силам. Есть такая штука, называется — мобильный телефон. По ней тебя достанут все, кому не лень, когда и где им достать тебя заблагорассудится.

В этот раз звонок, который испортил мне всё самое прекрасное в жизни, застал меня на бегу. Я мчался весть такой в белом, развивая по ветру плащ, верхом на такого же цвета воображаемом скакуне, на рандеву к Наде в сад Эрмитаж с розой в зубах и признанием в сердце. Я был такой воздушный, такой заоблачный, такой охочий до любви и ласки, а тут трещащим из динамика голосом до моего сведения было сбивчиво доведено, что надо, мол, срочно кого-то спасать тире выручать и что наличие при себе изрядной суммы денег приветствуется особо. Тон был категоричным, требующим и молящим одновременно — в общем, ничего, что могло бы меня разжалобить. Но если таким тоном заговаривает со мной Катя, девушка моего самого родного в жизни друга, я делаюсь мягким и отзывчивым, как гематома. Отговорки и возражения, которые в подобной ситуации всегда обрастали бронёй непробивного эгоизма, тут вышли ничтожными и жалкими и сами собой зачахли ещё на первой минуте разговора.

Вопрос, по которому она мне позвонила, был из разряда щекотливых. И так повелось, что улаживать всякие щекотливые вопросы поручали почему-то мне. Возникали они исключительно с законом. И исключительно у Макса. В этот раз спасать тоже надо было не кого-нибудь, а Макса. И не откуда-нибудь, а из-за решётки, где он аж с прошлой ночи томился без куска туалетной бумаги. Катюша мараться не собиралась, справедливо рассчитав, что с неё будет довольно срочного телефонного звонка. Я же уговорил Наденьку не обижаться и через сорок минут прибыл в казематы вызволять из неволи нашего орла.

"Арёль" являл собой картину совершенного непотребства. На языке — брань, в душé — дрянь, на лице — позор, на ногах — кроссовки. Обобранный, оболганный, униженный, но гордый при моём появлении этот крестоносец устроился в третью позицию и, вспомнив о конституционном праве гражданина на свободу слова, экспрессивно заклокотал в пережёванном монологе, встряхивая головой и аккуратно придерживая отбитые филейные части.

Ему инкриминировались побои. Я последовательно и методично убеждал милицию в том, что Макс хороший, в сущности, парень и он не то что руку, а голос поднять на человека неспособен. Я делал всё, чтобы уладить конфликт миром и избавить его биографию от нелестной отметки, а этот придурок, как нарочно, делал всё, что могло бы мне помешать. Он орал, хамил, сквернословил, называл доблестных служителей правопорядка позорными волками, просовывал к ним грязные руки, бесстыжим образом горланил "Мурку", требовал на растерзание консула ненавистных ему США и, предвкушая консула, грыз зубами решётку изолятора.

Мне и так-то было непросто с моей тактикой мягких увещеваний, но, когда придурок распоясался окончательно и над милицейским терпением, как над Дездемоной, склонились, как Отелло, его угрозы голодовки, лесть, подхалимаж и враньё стали вовсе бесполезны. В ход была пущена дипломатия денежных знаков. Их доводы показались дядям в погонах куда убедительней, и большого ребёнка они довольно быстро обменяли на большой кошелёк.

По дороге обратно выяснилось, что орёл наш дрался, как лев. Он скрыл от меня, насколько "псы", которых он "порвал", оказались непросты с ломом и арматурами в руках, но я догадался об этом по его лицу, заплывшему в доказательствах. Полную же историю своего заключения под стражу и всего, что это предвещало, Макс рассказывал уже на хате у Толоконникова. В его речи преобладали слова и обороты, которые не встретятся в книжках. Но иногда, как будто по случайности, проскакивали и вполне себе литературные. Из них-то я и составил приблизительное описание минувшей ночи. Что-то наподобие реляции. Привожу по памяти, функционально схожей с телетайпом.



Сергей Осмоловский

Отредактировано: 19.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться