Как Данила Лёню спасал

9. О том, как Данила проболтался

Семейный ресторан Левитанов располагался на переулке Соборном недалеко от Центрального рынка. Он занимал просторный зал с большими, начинающимися от пола арочными окнами. Каждую пятницу Левитаны собирались тут на традиционный семейный ужин и занимали небольшой восьмиместный стол возле винной полки. В этот раз Данила явился после посиделок с Лёней, то есть, мягко говоря, подшофе. Все уже были в сборе.

— Хэ-хэй! — заорал он на весь ресторан, взмахнув рукой.

— Ты посмотри, что делается… — охнула мама, обхватив лицо ладонями.

— Дядя Данила, дядя Данила! — пропищала пятилетняя Тина, мчась к нему навстречу.

— Тишка! — Он поймал девочку на руки. — А у меня для тебя есть чупа-чупс! Только я его куда-то положил, надо поискать, подожди.

Он понёс девочку в общему столу, где Ксюша и Веня тут же подняли галдёж, но из кухни рявкнул женский голос:

— Антон, забери у него ребёнка, он же нажрался!

— Гос-споди, Данила…

Из-за стола тут же подскочил Антоша. Среди Левитанов он выделялся особенной худобой, плохим зрением и привычкой дотошно зализывать русые волосы назад. Очки он носил старомодные, в округлой коричневой оправе, из-за чего был больше похож на учителя, чем на владельца ресторана. Перехватив дочку, Антоша уселся обратно за стол. 

— Кто нажрался-то, Лена? — тут же завопил Данила в сторону кухни. — Я, между прочим, голодный. Где там уже еда? Повар филонит!

— Ради всего святого, мы же тут не одни… — запричитала мама.

Отец потянул Данилу за руку и усадил на стул рядом с собой. 

— Сына, ты же с работы.

— А у меня работа нервная, мало ли что может случиться. Вот у коллеги бывшая жена оказалась дурой, не мог же я его бросить в такой трагической ситуации. Тишка!

Он наконец достал из кармана пиджака чупа-чупс и пульнул через стол племяннице, которая сидела на коленях у Антоши прямо напротив него. Она поймала его и послала в ответ воздушный поцелуй.

— Между прочим! — встрял Веня. — Данила сегодня признался, что проворачивает тёмные делишки! Ну-ка расскажи нам, братец.

— Да, расскажи нам, — потирая ладоши, подхватила Ксюша.

— Не, ну вы посмотрите на этих пузырей, — хмыкнул Данила, закидывая ногу на ногу. — Всю жизнь их воспитывал, а они так и выросли порченные.

— Ну так кто воспитывал — такой и результат, — тут же парировала Ксюша с улыбкой. — Ты не отвлекайся, Данечка. Таки шо там с твоими тёмными делишками?

— Да какие там тёмные делишки, я вас умоляю. Ну подумаешь, продал парочку фальшивых картин. Да и разве один Джим Бим за Айвазовского — это цена? Пффф. Это вообще даром.

Мама и папа вздохнули хором. Веня и Ксюша снова принялись галдеть. Антоша приложил ладонь к лицу. 

— Данила, какой позор... — промычал он, в ответ на что Данила расплылся в улыбке, подскочил и, переступив через Антошины ноги, втиснулся на диван между ним и Веней.

— Эх, Антоша, как же я рад видеть твою кислую морду! — воскликнул он и растрепал вырывающемуся брату прилизанную причёску. — Заходил бы ты, что ли, к нам почаще, а то видимся только по пятницам. Помнишь, как мы с тобой в Питер вместе ездили? Ты всё время ныл: «Ну Дани-ила, ну мо-ожно я хоть сегодня посплю-у-у!». Кстати!

Не дав Антоше шанса высказать всё, что он думает по поводу испорченной причёски и всего остального, Данила резко отвернулся к младшему брату.

— Мне нужно завтра же уехать в Питер. Веня, найдёшь два билета на поезд?

— А ты расскажешь нам ещё что-нибудь интересное о себе?

— Если оплатишь за свой счёт.

— Морда треснет!

Данила не успел ответить, потому что появилась Лена, жена Антоши, с подносом еды. Поставив его на стол, она уткнула руки в бока и как раз повернулась к Даниле. На ней был белый фартук, светлые волосы выбивались из-под чепчика, а глаза едва не источали искры.

— Уже можно начать нажираться, Лена? — тут же спросил Данила. — Или ты хочешь сначала помолиться?

— Как тебе только хватило совести...

— Лена, пожалуйста, давайте просто мирно поужинаем, — попросил папа, и она, скорчив довольному Даниле фальшивую улыбку, пошла за следующей порцией еды.

— Антон, забери у ребёнка сладкое! — рыкнула на ходу.

Тина, выпучив глаза, быстро спрятала чупа-чупс в карман своего джинсового сарафана, и Данила заговорщицки ей подмигнул.

— Антоша, как так получилось, что она тебя до сих пор не съела? — спросил он, пригнувшись к брату, и получил тычок локтем под рёбра.

 



Екатерина Алёхина

Отредактировано: 16.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться