Как эльфы Рождество отмечали

Размер шрифта: - +

Как эльфы Рождество отмечали

Во дворце императора Лунных земель, мудрейшего в своем правлении, солнцеликого Дариэля Третьего было тихо. Не сновали туда-сюда расторопные слуги в попытке угодить Его Императорскому Величеству, не прогуливались, предаваясь бессмысленным разговорам, многочисленные придворные. Казалось, пробеги где-нибудь в подвале мышь (конечно же, в подвалах дворца никаких грызунов не было!) и тут же станет слышен топот её крохотных лапок.

А всё потому, что глубоко беременная супруга наследника престола проснулась в ужасном настроении. Её Высочество Эннивиль Златокосая, она же - попаданка Энни, в прошлом сыгравшая не последнюю роль в освобождении целого мира от великого и ужасного Темного Властелина, обладала суровым нравом и недюжинной магической силой. К счастью для всех окружающих, как она сама объясняла - из-за бушующих гормонов про эту самую силу Эннивиль забывала и гневалась по старинке, громко ругаясь и топая ногами. В такие моменты ее супруг торжественно вытирал пот со лба и с видом великомученика спешил исполнять капризы любимой женщины.

Это утро ничем не выделялось бы из череды нескольких десятков ему подобных, если бы не одно но. Завтрак еще не закончился, и присутствующие не успели оказаться вне досягаемости будущей матери, когда она, капризно надув розовые губки, заявила:

–Дорогой, мне скучно! Я хочу праздник!

Придворные, почуяв надвигающуюся грозу, потихоньку отступали в сторону дверей, бросая недоеденные закуски, без сожалений оставляя вкуснейшие ягодные десерты, лишь бы не оказаться в эпицентре этой милой семейной беседы.

–Дорогая, – Его Высочество, наследный принц Мириэль Светлейший собирался что-то возразить, но, увидев дрожащие на длинных ресницах прозрачные слезинки, проглотил недовольную реплику и осторожно спросил, – какой праздник?

–Рождество! – заявила Эннивиль и даже захлопала в ладоши от радостного предвкушения, – это будет просто прекрасно!

–Рождество? – принц нахмурился, отчаявшись вспомнить что-то похожее в огромном перечне эльфийских праздников, – никогда о таком не слышал.

–Его празднуют, когда выпадает снег, – любезно пояснила супруга, – наряжают елку, развешивают над камином носки для подарков, которые ночью раскладывает в них Санта Клаус…

Тут она мечтательно зажмурилась, вспоминая подробности, лицо ее осветилось счастливой улыбкой, а в воображении, по всей видимости, рисовались счастливые праздничные картины.

–Что такое снег? – недоумевающий голос супруга явно вырвал ее из размышлений, так что в первое мгновение она просто хлопала глазами, не понимая, чего от нее хотят.

–Вот! У вас даже снега не бывает! – раздраженно выдала, сообразив, о чем же всё-таки ее спросили, – скажи мне, как вообще можно жить в таких условиях?!

К концу возмущенной реплики нежный обычно голос сорвался на сиплый визг, и подслушивающие под дверью слуги поспешили убраться подальше, понимая, что сейчас их вполне могут сделать виноватыми во всём, начиная от случившейся год назад засухи, и заканчивая вчерашним потопом на чердаке домика старого садовника. Итак, слуги отступали, а вслед им неслось громкое:

–А ну стоять! Куда ты собрался дорогой? Сейчас я тебе буду объяснять, как нужно праздновать Рождество!

Если бы спустя пару часов кто-нибудь догадался заглянуть в ту часть дворца, где располагались комнаты супружеской пары, ему бы открылась удивительная в своей занимательности картина. На диване с высокой спинкой, с подложенным под поясницу валиком сидела, сложив руки на округлившемся животике, Эннивиль и громко комментировала действия мужа, который в этот момент пытался войти в дверь, не уронив при этом спешно пересаженное в большой цветочный горшок цветущее дерево из сада.

–Куда ты потащил это несчастное растение? – капризный голос Её Высочества был слышен издалека, а вот ответ Мириэля плохо расслышала и она сама, переспросив, – будет вместо ёлки? Но оно же цветущее! Где ты видел цветущую ёлку? Вообще ёлок не видел? И чем я думала, когда с тобой связалась!

Супруг, чувство самосохранения которого путем интенсивных тренировок достигло наивысшей отметки, отвечать благоразумно не стал. На несколько минут воцарилось молчание. Его вполне можно было принять за благоприятный знак, предвещающий завершение семейной ссоры, только вот все во дворце прекрасно знали, что так просто Эннивиль Златовласая не сдается. Поэтому, когда разговор на повышенных тонах возобновился, никто уже не был удивлён.

-Зачем ты вешаешь над камином свой сапог? Ах, для подарков! И как же я сразу не догадалась? Он же металлический! Да все подарки в нем зарумянятся до хрустящей корочки! – надрывалась тем временем разозленная принцесса, –  Как тебе вообще такая мысль в голову пришла? Я сама тебе сказала? Чем ты свои большие эльфийские уши моешь, сахарным сиропом? Я говорила - носок! Красненький такой носок, с меховой опушкой! 

В конце концов, на звуки скандала пришел и сам Дариэль Третий. Ведь надо же ему было выяснить, в чем причина такого поведения детей. В том, что причина существует, он даже не сомневался. Все уже привыкли, что у Эннивиль есть объяснения для каждой ссоры. Но, кажется, в этот раз появление императора пару не успокоило, иначе – почему бы еще через пару минут вновь раздался громкий женский голос?



Таня Пепплер

Отредактировано: 15.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться