Как гаснут звезды

Размер шрифта: - +

05.04

Всего с корабля сошло около пятидесяти человек. Они все разбредаются по мини-рынку, а Хайям и капитан… Ах, и еще один молодой человек отправляются во второй сектор. 

Только сейчас она замечает на то, что их «свидание» нарушает своим присутствием еще один член корабля.  

На вид он поразительно молод, даже юн. У девушки даже возникают сомнения, совершеннолетний ли он. Он белее и Рахима, и смугловатую Хайям вместе взятых, его кожи будто в жизни не касались солнечные лучи. Она не рассматривает его долго, смущается своего неуместного интереса, но успевает подметить россыпь золотистых веснушек и кудрявые рыжие волосы. Незнакомец водит непроницаемым, даже, кажется, скучающим взглядом по прилавкам и выглядит холодно и замкнуто. Он худощав, не намного выше девушки. И даже яркие цвета его одежды, похожей немного на китайский китель, не мешают этому образу.  

Хайям переводит удивленный взгляд на капитана и удивляется еще сильнее: капитан смотрит на него. С каким-то непонятным напряжением и… разочарованием смотрит несколько долгих мгновений, но отводит глаза лишь тогда, когда рыжеволосый глядит на него в ответ, вскинув вопросительно бровь.  

— Это Ювентас, — с коротким вздохом капитан отвечает на ее немой вопрос. — Он прогнозист и отвечает за навигацию корабля. 

Ювентас приветственно кивает девушке, и она догадывается, что ее имя сообщать не обязательно. Да и Рахим явно не намерен способствовать их знакомству, и больше Хайям старается не думать о третьем в их компании человеке. Хотя ей было любопытно. Друзья ли они, и почему ведут себя так, словно старательно друг друга игнорируют? 

Впрочем, уже скоро мысли об этом отходят куда-то на задний план, совсем теряются в ворохе захвативших девушку чувств.   

Это потом она понимает, что хитрый капитан приврал — одежда Элиаса не вызвала бы удивления ни у кого, и несколько укутанных по такой моде женщин Хайям видит в толпе еще не раз, но это не важно, сейчас она позволяет себе забыться в празднике. К тому же его маленький обман принес лишь пользу.   

Сменив одежду и спустившись сюда, окунувшись в чужую и такую привлекательную реальность, беглянка чувствует себя впервые настоящей. Под маской, но свободной, чистой, не запятнанной отвратительным прошлым, не преследуемой страхом быть пойманной. Насколько долго ли продлится ее эйфория и... Закончится ли? Быть может, вернется на корабль уже совсем не та элиаска.  

Хайям хочется метаться от прилавка к прилавку, хочется резко выкинуть из себя все вбитые когда-то манеры и показывать пальцем на чудеса перед собой, тянуть за рукав медленно слишком плетущегося спутника и радостно болтать обо всем, что она видит. Этот детский, какой-то дикий порыв на миг охватывает настолько сильно, что она ловит себя на том, что уже держится за руку Рахима и улыбается сквозь маску, а улыбка видна по глазам в ее прорези.  

У мужчины холодная рука, но теплый взгляд и по-доброму снисходительная насмешка виднеется в уголках грозной линии губ. Он не выпускает ее ладонь, когда покрасневшая девушка пытается ее высвободить, лишь ослабляет хватку, терпеливо демонстрируя ей, что не собирается причинять вреда.   

— Что бы вы хотели, Хайям? Может быть, пусть ваше запястье украсит браслет? Или кольцо? — Он кивает на лавку с украшениями. Хайям озадаченно смотрит на него, задрав голову (все-таки рост у капитана идеален для его высокого поста — тем, кто снизу, подсознательно внушает трепет). Украшения не интересуют ее. Ее интересует странное поведение капитана.   

Кажется, этот мужчина слишком нежен с ней. Может быть, он и правда в ней заинтересован? Но почему одно предположение об этом кажется абсурдным, почему его взгляд ей так знаком? Так смотрел не вожделеющий мужчина и не влюбленный...  

Сформулировать объяснение этому даже для себя у Хайям не получается, поэтому она хмурится и дает себе мысленный пинок.   

“Нашла время для фантазий!” — думает она, возвращая себя в реальность.  

— Это значит “нет”? — намекая на ее молчание, интересуется Рахим, чуть наклоняя голову вбок. Его забавляет то, как ведет себя она?   

— Я не люблю украшения, — отвечает Хайям, в смятении отводя глаза. — Простите. Я не хочу ничего покупать, нет нужды.  

Губу она прикусывает инстинктивно. Она всегда делает это, когда лжет.   

Ей действительно не нужны были украшения. Они напоминали ей кандалы и ошейник, клетку для пленницы Элиаса. Но насчет всяческих статуэток, книг, странных магических и технических штучек... О, как ей хотелось что-нибудь купить! Да она готова была обойти все, повертеть в руках каждую побрякушку! Она хотела побыть ребенком, вернуть на короткие мгновения беззаботное детство. 

— Как жаль, — не став настаивать, Рахим демонстративно вздыхает. — В таком случае, покупать придется мне.  

Она не желает признаваться себе в этом, но ответ ее расстраивает. Элиаска соглашается с его словами и спешит идти следом, ведомая его рукой. Она у него большая и шершавая от мозолей — редкость в мире, где тяжелого труда практически больше не существует.  

Она идет за капитаном, чувствуя кожей взгляд чуть отстающего от них Ювентаса. От этого по спине пробегают мурашки, и Хайям с трудом сдерживает порыв обернуться. Что-то в этом юноше было странное, но думать об этом снова некогда.   

Капитан очень хорошо ориентируется на рынке. Значит, он здесь не первый раз? Может быть, его даже никто не нанимал, Рахим решил высадиться по своей прихоти. Во всяком случае, он уверенно доводит их до небольшого здания, где оказался, судя по вывеске, зоомагазин. 



Мая Арминская

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться