Как гаснут звезды

Размер шрифта: - +

Глава четвертая. Беда(2)

Двери за ним не закрываются. Корабль переходит в другой режим функционирования, его главная и последняя задача — вывести людей, спасти пассажиров. Там дальше, в коридоре Хайям видит возбужденную толпу, она чувствует нарастающую в воздухе панику, и от этого кожа покрывается мурашками ужаса.  

— Хайям, чего расселась?! А ну руки в ноги и вон отсюда! — От крика Рима она вздрагивает и поспешно встает. 

В голове лихорадочно крутятся вопросы, страх и непонимание происходящего сковывают тело тяжестью, но Хайям заставляет себя подумать о приказе. Она кидается к выходу, но замирает на пороге. 

«Мы покидаем корабль». 

— Рим, а как же вы? — Девушка беспомощно смотрит вверх. 

— Да какой я! — Голос Рима дрожит от возмущения. Или… Не возмущения? — Уходи, Хайям, сейчас же! 

В этот момент, слыша его обреченные слова, она понимает, что уйти не может. Искусственные интеллекты давно обрели настоящий разум, они практически живые. И все внутри целительницы противится мысли обречь Рима, живое существо и прекрасного «человека» на смерть.  

— Вас можно перенести куда-то? Флешка, носитель? — Полная решимости, она бежит обратно к столу и начинает вытряхивать полки. 

— Что ты несешь, мать твою! — Пораженный интерфейс не верит своему глазу. — Ты что, собралась меня спасать?! Нет, нельзя, никак нельзя, Хайям, а ну брысь, это невозможно! 

— Нет, — она упрямо поджимает губы, на миг вскидывает голову и твердо произносит: — Я не уйду без вас. 

*** 

Все рушится. Падает в бездну, стремительно погибает — и все на его глазах. Его мир засасывает в черную дыру, и у него нет плана на этот вариант событий. 

Ювентас смотрел на горящие кроваво-красным датчики, слышал вой сирены и шум даже сквозь стены его кабинета, но взгляд упирался в никуда. Это был конец для него. Он подвел всех, снова, в очередной раз подвел всех. 

— Ты бесполезное, жалкое создание, а не мой сын. Ты позор нашей семьи, Ювентас. — Голос отца всегда звучал ровно, он никогда в жизни не повышал тон. Но лед презрения, сквозивший в его словах и то, как небрежно он их выплюнул — даже не обернувшись, даже не посмотрев на сына — причиняло боль намного худшую, чем крик матери.

Его так старательно похороненное прошлое вновь где-то рядом, оголодавшим хищником впивается клыками в шею жертвы. И Ювентас, оглушенный своей болью, не слышит окриков, не реагирует на призыв к эвакуации и с нездоровым спокойствием скидывает руку паникующего ассистента со своего плеча. 

Его пальцы порхают над панелью управления, он смотрит на сенсоры, и хотя глаза его почти не видят ничего на экранах, он упорно продолжает. Будто бы существует маршрут, который бы позволил кораблю сойти с линии огня и просто... Исчезнуть. Магическим образом оторваться от чертовой дюжины военных кораблей, стремительно приближающихся с одним лишь намерением — стереть корабль Рахима с карт. Стереть... 

Младший, болезненный, невзрачный, бесхарактерный. Он был недостоин своей семьи, недостоин носить фамилию губернатора Ильдаса. И однажды он просто ушел, стерся с семейного полотна. Ушел в надежде найти свое место. В одном маленьком бедном секторе Прайса сбежавший мальчишка отыскал себе новый дом, но и там задержался ненадолго. 

Пламя подобралось слишком близко. Они не успевали, они все застряли в ловушке, лишь он мог их спасти... Но он не сумел. Слишком медлил, слишком трусил, ему не хватило пары секунд, и эти мгновения обернулись смертью для людей, однажды его приютивших. 

“Я подвел их всех, они погибли в нашем… их собственном доме. Все из-за меня”.

Жалкого, ничтожного, бесполезного, его подобрала после месяцев жизни на улице Ассоциация Помощи Низам. После курса лечения и реабилитации его чудом устроили в академию, где в первый свой раз Ювентас почувствовал себя нужным и важным. Он нашел дело, в которым был лучшим, выучился с золотым билетом и в возрасте двадцати лет получил от самого Нэрдока Рахима приглашение. Престижная работа, высокая должность, хорошие перспективы — этот корабль должен был стать белой наконец полосой в его жизни. Даже несмотря на проблемы личного характера, настигнувшие прогнозиста на борту... 

Но белая полоса снова оборвалась у пропасти. А дальше будет лишь чернота... 

Даже если какие-то из спасательных шаттлов сумеют найти спасение, оторвутся от врага, что будет дальше? Если он, Ювентас, выживет, то какой станет его жизнь? Он будет убийцей, виноватым. Это ведь все его вина. Что бы ни использовали нападающие, чтобы исчезнуть со всех радаров и подобраться к ним так близко, прогнозист должен был это предвидеть. Это, сожги его Эрианна, была его работа! 

Что бы ни происходило, он должен остаться здесь. На своем рабочем посту, даже если ничего уже не исправить расчетами, даже если пальцы двигаются в пустоту. 

— Твою мать, — рычание сзади неожиданно легко прорывается сквозь вязкую пелену охватившего прогнозиста транса. — Какого херомеханизма ты делаешь?! 

Ювентас вздрагивает — капитан резко дергает его за руку, разворачивая к себе, отрывая от экранов. Мешая, черт побери, его работе. 



Мая Арминская

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться