Как Инь и Ян

Font size: - +

Глава 31.

Это были их последние школьные зимние каникулы. Через несколько месяцев им предстоит сдавать ЕГЭ, экзамены и поступать в вузы. Готовились к этому не только Женя с Владом, но даже и Андрей с Игорем. Они знали, что легко не будет, поэтому все свободное время посвящали учебе. Учителя обещали, что в первые дни дадут им контрольные и тесты для проверки знаний, и поэтому бездумно спускать каникулы Евгения бы им не разрешила. Почти ежедневно они вчетвером собирались, и она гоняла их и себя по материалам, которые необходимо было знать. Девушка делала вид, что с празднования Нового Года ничего не произошло, а сама хоть и понимала, что нельзя оставлять вопрос с Андреем открытым, но боялась начать эту тему. К счастью, парень не требовал от неё ничего, ни одним словом не обмолвился о том, что произошло тогда на кухне. Вел себя как обычно, шутил, умеренно подкалывая Евгению. За это она была особенно ему благодарна, что ей не приходилось чувствовать себя не в своей тарелке, или же вести себя странно. Он не напоминал Жене о случившемся, благодаря чему девушка не боялась оставаться наедине с ним.

Андрей же сушил себе голову не только сдачей экзаменов, но и тем, как ему быть дальше с Дашей. Продолжать обманывать девушку, разыгрывая любовь, ему не хотелось. Она не была виноватой в этом всем, и из-за этого он испытывал огромное отвращение к себе. Причинять боль не только себе, но ей, и даже Жене. Тогда, на кухне он впервые сорвался за столько лет. Его немного удивило то, что она почти спокойно отреагировала на объятия, словно догадывалась о его чувствах или же сама испытывала подобные. Парень мог бы задаваться этим вопросом целую вечность, если бы Евгения сама не дала ему молчаливый ответ. Не отталкивая его, лишь едва сдерживая, девушка позволила себя поцеловать… Но только вот он не смог сломать её. Не смог сломать ту дружбу, которой они живут уже почти четырнадцать лет. И все же, несмотря на все это, даже когда она объясняла им какие-то задачи, не мог перестать думать о том моменте, когда они оказались настолько близко, что… он поцеловал её в щеку как друга.

— У вас в голове сено сплошное! — ударила кулаком по столу Женя, что Андрей словно проснулся ото сна, задвинув свои мысли в самый далекий уголок сознания.

Да, они сидели у Игоря в комнате на импровизированных курсах по химии. Парни терпели эти издевательства, которые отдаленно походили на обучение лишь затем, чтобы хорошо написать тесты по предметам, и не завалить свои аттестаты.

— Не все такие умные, — уныло пробормотал Саша, в который раз перечитывая закон и формулу.
— Ну, это же просто, — вздохнула она, — число Авогадро…
— Это физическая величина, численно равная количеству специфицированных структурных единиц в одном моле вещества, — пробормотал Андрей, подпирая голову кулаком и глядя при этом стеклянным взглядом в окно.

Женя взглянула на него так, словно только заметила его присутствие, а парни его едва не возводили в ранг химического божества. Он перевел взгляд на все еще шокированную Евгению, и с иронией произнес:

— Я слушаю все, что ты говоришь. Даже если со стороны это выглядит так, словно я сплю.
— Ладно… Слышали, что он сказал? Теперь нашли в параграфе эту постоянную величину и вперед.

Усердно сопя, как умирающие мамонты, Игорь с Александром вновь взялись за решение задач. Что было странным, Андрей две уже решил. Женя удивленно поглядывала на лист с решением примеров и не могла понять: то ли он решил взяться за ум, или же хотел произвести на неё впечатление.

«Лучше бы ты сам написал контрольную на пять… это будет лучшим подарком для меня».

Все это время пока они занимались то физикой, то химией или же другой какой-то дисциплиной, девушка практически не виделась с Владом, только созванивалась с ним вечерами. Но он понимал её стремление быть во всем самой лучшей, поэтому относился к этому нормально, ведь и сам проводил дни за учебниками.
 

***



В первый же день в школе их загрузили тестами по языку и самостоятельной по физике. Учителя в усиленном темпе готовили их к экзаменам, порою ставя две или три работы в день. Ничего удивительно в том, что ученики потом ходили как зомби, не было. Даже Женя порой давала слабину от напряжения.
Даша умирала за партой, ожидая звонка на первый урок. Еще не пришел Андрей, не было с кем поговорить даже. Надя тоже где-то пропадала… Стряхивая снег с шапки, в класс зашла Евгения, бросив свои вещи на стул рядом с Дарьей.

— Ты не знаешь где Андрей? — спросила она, когда девушка села за парту и закрыла лицо руками.
— Андрей? Какой из… А, прости, совсем я что-то. Судя по голосу утром — заболел, и говорить практически не может. Воспаление легких, кашель, — пробормотала Женя, положив голову на согнутые в локтях руки.
— Бедный, — вздохнула Даша. — У нас как раз пошли важные темы, и прогулы сейчас очень лишние.
— Выздоровеет, куда он денется…

Он не появился в школе ни на следующий день, ни через неделю. Тогда даже Женя стала беспокоиться. Созвонившись с его матерью, она узнала подробнее о состоянии Андрея. Как оказалось, чувствует себя он уже лучше, скоро сможет пойти в школу, но сейчас его лучше не навещать, все же есть риск подхватить болезнь. Но Евгению подобные трудности не смущали…
В пятницу, после уроков она пулей помчалась к нему, не забыв забежать в аптеку. Хитро ухмыляясь, она уже представляла лицо парня, когда тот увидит её у себя на пороге. И стоя перед дверью в его квартиру, девушка позвонила ему на мобильный…

— Да? — хрипло ответил Андрей.
— Привет, открой двери, — улыбнулась Женя, касаясь пальцами стены.
— То есть? Ты сейчас стоишь у меня под квартирой? — переспросил он.
— Ей богу, словно не воспалением легких, а слабоумием заболел… Да, у тебя, и мне холодно, открывай!

Когда дверь отворилась, он едва не свалился от удивления прямо на ровном месте. На пороге стояла Евгения, абсолютно серьезно глядя на него в… марлевой повязке на лице. Молча пропустив её в квартиру, Андрей подозрительно наблюдал за тем, как она вполне спокойно снимает куртку, сапоги…

— Что это за маскарад?
— Мне сказали, что тебя лучше не навещать, если я не хочу заболеть, — пожала плечами девушка, взяв сумку в руки. — Мне действительно не горит лежать с температурой, но и тебя увидеть надо.

Северова последовала в гостиную, где усевшись на диван. Из комнаты парня звучала приятная музыка, в квартире было тихо, дома больше никого не было.

— Какова же причина твоего визита? — спросил он, присаживаясь напротив неё в кресло.
— Ты много чего пропустил, а у нас в среду по физике контрольная. Ты же уже сможешь на следующей неделе пойти в школу, — пожала плечами девушка, доставая из сумки тетрадь с учебником.
— Это тактичный намек на «Учись сам, бестолочь, хватит у меня списывать»? — усмехнулся парень, закашлявшись.

Евгение не понравился его кашель, оставалось лишь надеяться на то, что он лечится.

— Совсем нет, просто ты не сможешь у меня списать, я уезжаю в среду.
— Куда? — спросил он, взяв со столика какие-то таблетки, выпив сразу две.
— На день открытых дверей в один университет… Что это за таблетки вообще? Чем ты лечишься? — подорвалась с дивана она, выхватив у него упаковку с лекарствами.
— Эти от кашля. Чем я лечусь — позволь промолчать, о том, куда мне колют всякую дрянь — тоже, — поморщился Андрей.
— Отлично, антибиотики… хоть бери и поздравляй. Ладно, я здесь не для того, чтобы тебя ругать.

Евгения пыталась как можно доступнее объяснить все то, что они в школе выучили на протяжении недели, то и дело бросая обеспокоенные взгляды на парня. Сейчас ей идея прийти к нему казалась уже не такой хорошей. Было заметно, что парню тяжело, а демонстративно коснуться его лба девушка не решалась. Самым странным было то, что Андрей действительно пытался понять тему и как решать задачи, которые будут на контрольной. Конечно, у Жени списывать проще простого, но и самому надо что-то уметь. Он усердно переписывал формулы себе в тетрадь из её конспекта, параллельно слушая объяснения к ним.

— Слушай, ты же это только из школы, верно? — вдруг произнес парень, оторвавшись от записей.
— Ну да, а что?
— Идея, я тебя хоть чаем напою, что ли…

Следуя за ним на кухню, она случайно коснулась его руки, поражаясь тому, насколько высокая у него температура. Минимум тридцать восемь. В итоге Женя сама взяла чайник, наполнив его водой, мотивируя свои действия тем, что «Ты болеешь, тебе же тяжело». В одну чашку был брошен пакетик с чаем, а в другую растворимое жаропонижающее. Девушка достала из шкафчика пакет с конфетами, по указанию Андрея, и высыпала их на тарелку. Разливая кипяток, Евгения старательно размешивала лекарство для парня, надеясь, что он скоро выздоровеет. Сейчас её душе было уже хоть немного спокойнее за то, напишет ли Громов контрольную.

— Андрей, — вдруг произнесла она, не поворачиваясь к нему, — насчет того, что было на Новый Год…

Слова вылетели до того, как Женя решилась на то, чтобы поднять эту тему. Все же, надо определяться, нельзя оставлять что-то на потом, делая вид, что ничего не случилось. Андрей изрядно удивился, стоило ей заговорить об этом, и он ждал, пока девушка продолжит свою фразу, боясь её спугнуть.

— Дай мне время, хорошо? Мне сейчас сложно определиться с чем-либо…
— Из-за Влада?
— Нет, он здесь вообще не при чем. В себе бы разобраться, и просто тяжело сейчас морально, — тихо ответила Евгения, размешивая сахар в чае.

Он не стал обнимать её, пытаясь утешить, не говорил пустых слов о том, что «все будет хорошо», представляя, насколько глупо они бы смотрелись в данной ситуации. Андрей подошел к Жене, взяв свое жаропонижающее, и облокотился на кухонную тумбу, стоя рядом с девушкой. Они смотрели в разные стороны, едва соприкасаясь рукавами одежды.

— Сколько угодно, — лишь ответил парень, запрокинув голову.

Она обернулась, глядя на него, и сделала шаг назад, отставив чай.

— Плохо? — спросила Северова, слыша из кармана мелодию телефона. Песня, которая была установлена на Влада.
— Не сказал бы, что очень хорошо…

Не предупреждая, девушка выхватила мобильный и уронила его на кафель. Лишь на последнем мгновении, когда начались слова куплета, и телефон ударился о пол, развалившись на части, она поняла, как ошиблась. Относительно похожие вступления на разных композициях. Получалось, что звонил совершенно не Владислав, а отец…
Евгения тут же бросилась поднимать батарейку, заднюю панель, даже какие-то болтики… Андрея это насмешило, и он не сдержался, пропустив усмешку.

— Хватит ржать, — прошипела девушка, — мне надо папе перезвонить, а эта чертова батарея отваливается!
— Не бесись, возьми мой телефон, пока я твоему болтик прикручу…

Умчавшись в гостиную за его мобильным, Женя набрала номер отца.

— Привет, что-то хотел?
— О, дочь… ты у Андрея?
— Да, помогаю ему с физикой, — отрапортовала Северова, прислушиваясь к тихим ругательствам с кухни — парень искал отвертку.
— Уже поздно, он проводит тебя домой?
— Нет, пап, Андрей болеет и…
— Так быстро на маршрутку, уже темно. Или за тобой заехать?
— Если можешь, давай, буду благодарна.
— Хорошо, через полчаса буду.

И когда за ней приехали, девушка сняла свою шутовскую повязку, надела шапку и куртку. Громов на сей раз провожал её только до порога своей квартиры. Прощаясь, она не могла уйти, не сказав одного…

— Ты можешь не делать больно Даше? Она вряд ли заслужила на подобное, — попросила Женя, открыв входную дверь.
— Я знаю, — хрипло ответил он. — До встречи.
— До встречи, Андрей.

«Дашка-Дашка… кто же сломал тебе мечты? Я или Игорь? Но лучшего ты заслуживаешь, однозначно».



Мария Рэд

Edited: 05.01.2018

Add to Library


Complain