Как меня продавали

Размер шрифта: - +

глава 6

Олисондония – не очень большая страна западной части Мезьяра. Мезьяр – остров, как считается единственный в мире. В этом мире.

Нет, конечно же, не однократно смельчаки, и даже экспедиции, спонсируемые разными странами, направлялись в вездесущее море, но никто и никогда из них не возвращался.

Олисондония была удивительна, прежде всего, своими правителями. Династия Олисондон никогда не прерывалась. После того, как у Королевы Юлии и Короля Антония родилась Дочь Алионора, королевство и даже весь остров три дня и три ночи праздновали рождение наследницы.

Правящая династия была невероятно сильная в магии, так как их члены заключали только священные браки. Все Короли и Королевы Олисондонии были связаны душой.

Связь души происходила у всех по-разному. Одним было достаточно взгляда, другие же проводили рядом года прежде, чем зарождалась связь.

Малышка с самого рождения подавала большие надежды родителям и большую тревогу тоже…

Королева так боялась за малютку Алису, как сама же её и прозвала, что как только девочке исполнился месяц, заставила мужа искать зятя.

Нет, не подумайте, что королева была глупая или извращенка. Просто, если у Принцессы появится тот, кто связан с ней душой, то она будет в безопасности.

Связанные душами редко живут друг без друга, а если и живут, то в безумных муках сердца. И если у Алионоры появится такой защитник, то ей уже ничего не грозить, ну или почти…

На бедную малышку приезжали посмотреть все мужчины Мезьяра. От новорожденных до стариков… Любой хотел попытать счастье…

За полгода главный замок Олисондонии посетили тысячи представителей сильного пола, но ничего не происходило, и когда королева Юлия отчаялась, приехали последние, среди которых был юный парень – Александр Мейнх.

В первые минуты его присутствия в тронном зале, стала слышна тихая, но безумно нежная мелодия души. Король и Королева сразу сообразили, что произошло, и оставалось малое: выяснить, кто из стоявших перед ними мужчин уже заглянул в глаза их дочери.

Как только Александр приблизился к манежу, в котором находилась юная Принцесса, всё встало на свои места.

Душа к душе. Навек.

Александр Мейнх был с другой части острова, и сразу после заключения помолвки, отправился домой за вещами и многим другим, но он не доехал… Уже через три дня после расставания с этим юным цветком гортензии, его душу стало разрывать на части от абсолютно не понятных и не объяснимых чувств. На пятый в голове осталась лишь одна мысль: я должен увидеть свою девочку. Он повернул лошадей, вернулся во дворец Олисондонии и больше никогда не разлучился с Алисой до того самого дня…

В честь трехлетия Принцессы Алионоры был дан невероятный бал во дворце. Александр больше месяца пытался вразумить Короля и Королеву, что затея глупая. В стране было слишком уж не спокойно. И тут и там то и дело шептались о перевороте.

Весь вечер Он не сводил глаз со своей малышки, когда сама Королева пригласила его на танец:

- Александр, И хоть при нашей небольшой разнице в возрасте, я давно считаю тебя сыном, - произнесла Юлия, - Тебе стоит немного выпить и расслабиться. Пойми, мы скорее умрем, чем пострадает Алиса. Ради дочери мне ничего не жаль.

- Ваше..

- Я же просила тебя сотню раз, - пожурила его Королева.

- Юлия, я, разлучившись с ней на ночь схожу с ума, а если она…если с ней…

Закончить ему не дали. В зал ворвалась вооруженная толпа… Он быстро схватил девочку и ринулся в тайный проход уже открытый королем…

Резня была ужасна. Столько пролитой крови в Олисодонии не было ни до этого дня, ни после.

Нападавшие пали вместе с мирными жителями страны. Бунт был подавлен за несколько часов, но какой ценой…

Когда наконец-то Александр вернулся в тронный час, время уже перевалило за полночь. Он обвел взглядом сотню погибших, но на лице его была еще большая печаль.

Невысказанный вопрос – ужасный ответ.

В одну ужасную ночь вся королевская семья погибла…

Тело маленькой Алионоры так и не было представлено, но Его Высочество Александр отвечал всегда кратко: «она умерла у меня на руках, и я сам её похоронил. И если хоть кто-то решит мне представить лже-Принцессу, то казню обоих». Больше эта тема не поднималась, но каждый, кто находил свою душу, не сомневался, что принцесса мертва.

Александр – первый не кровный правитель Олисондонии к двадцати семи годам выглядел на все сорок, и многие понимали, что без второй частицы души долго ему не прожить… Олисондонии нужен наследник!

 



Юлия Мезенцева

Отредактировано: 02.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться