Как мне прививали хозяйственность

Размер шрифта: - +

Как мне прививали хозяйственность. О домашнем насилии.

Мне 22 года, я студентка. На тот момент. Сейчас-то уже нет, конечно. Через общего друга знакомлюсь с его коллегой, ему 37, работает что-то там в сфере финансов (для меня лес дремучий и совершенно не понятно). У нас начинается роман. Общий друг в шоке, потому что до этого никогда не видел, чтобы у Тео – это его никнейм, не настоящее имя – с кем-либо завязывались долгосрочные отношения. 

Что такое Тео. Бывший военный, переквалифицировавшийся в высокооплачиваемого офисного сотрудника. О том, что работать наемным убийцей он начал в 10 лет, я узнала пару дней назад. Оказался в детстве в зоне военных действий. Чтобы спасти маму, застрелил троих взрослых мужчин. После этого его быстро прибрали к рукам и заставили отстреливать тех, на кого укажут – пока война не закончится. 

Война закончилась, он каким-то непонятным мне образом сумел получить достойное образование и попытался интегрироваться в нормальную жизнь. О том, что его с восхищением называли «Машина смерти», я узнала буквально позавчера. Талантлив, зараза. И при этом высокоинтеллектуален. Именно интеллектом и склонностью к философствованию и подкупил меня в свое время этот сумрачный, грозовой мужчина. 

Помимо интеллекта, с ним было сложно. Место женщины – на кухне. Высказывать свое мнение женщина имеет право – только когда ее об этом попросит мужчина. А если я тексты сочинять хочу? А если мне нравится работать переводчиком и копирайтером (тогда еще не писателем)? Заткнись, твое место у плиты.

Первый раз он ввалил мне за такую мелочь, как не покрошенная в суп зелень. Не люблю я зелень, и мне даже в голову не пришло, что ее туда надо положить. Он дал мне пощечину – а я инстинктивно дернула головой и…удар пришелся по переносице. Почему она не сломалась, мне непонятно до сих пор. 

С другой стороны, именно Тео стал тем человеком, который научил меня хоть что-то готовить. До этого я совершенно спокойно пожирала полуфабрикаты и заказывала готовые блюда – как мама научила, так и научила. Мама у меня бизнес-вуман, похожая на Галю Резникову из «Оранжевый – хит сезона». Только Галя готовила, а моя мамаша с кухни как черт от ладана.

Второй раз мне перепало за то, что я без зонта вышла в дождливую погоду, и заявилась к Тео, окропляя половики водопадами, льющимися с волос и с моей кожаной куртки. Ударил снова по лицу. Якобы, беречь себя надо. А может, просто хотел ударить и искал повод?..

В свои 22 я была еще слишком наивной и не понимала, что от человека, ударившего тебя единожды, нужно убегать сразу же. Пойму потом, в 23. И уже не с Тео.

Однако: Тео стал первым человеком, который умудрился поставить меня к плите. С тех пор я полюбила готовку. Недавно научилась делать домашнюю шаурму. Пад тай освоила, на свой манер. И – как ни странно – до сих пор с величайшим удовольствием готовлю тот сырный суп, за который мне чуть нос не сломали.

О том, что Тео жив, а не погиб в 2009, я узнала только что. И та история с сыром была только началом того пути, как мне военные мальчики додавали то, чего недодала мама.



Рита Агеева

#5266 в Проза
#3070 в Современная проза
#6915 в Разное
#1300 в Неформат

В тексте есть: жестокость, любовь

Отредактировано: 24.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: