Как не встретить мужа!

Размер шрифта: - +

10-1

 Тут наше внимание привлек один колоритный и красочный тип, в ковбойских сапогах, яркой цветастой рубашке и неимоверно большой шляпе. За мужиком ковыляла обезьяна, наряженная в платье. Главное было не во внешнем облике этого тандема. Мужик зычными воплями привлекал внимание пляжа: «Фото с обезьяной! Фото с обезьяной! Внимание, только фото, только фото! Извращенцам просьба не беспокоиться!» Люди, услышав стол забавный клич, начинали улыбаться, подходили, фотографировались.

— Прикинь, вот добавил он про извращенцев и сразу обычный призыв зазвучал свежо и интересно.

— Юля, я не удивлюсь, если ближе к ночи, если выручка плохая, этот ковбой начинает обслуживать еще и извращенцев. Кстати, наш сосед мог бы тут тоже денег заработать. Фотографирую желающих с пауками и тараканами.

— Машка, дрянь ты! Зачем напомнила? Бррррр, я только- только собралась сожрать помидор.

—  Сожри, я не против. Тут же нет соседа с его шевелящимися гадами. Ты слишком впечатлительная особа. А орал бы наш сосед тоже что-нибудь призывное. Фото с тараканами, фото с тараканами. Только фото, голодных просьба не беспокоиться!

— Ну, Мааааша! Вот ты противная все же. Теперь точно я не буду есть до обеда, зачем ты такие гадости придумываешь? Неужели тебе самой не противно вспоминать утро сегодняшнее?

— А ты мне отомсти, тоже придумай гадость.

 Тем временем жизнь на пляже продолжала кипеть. Мамашки одергивали малышей, норовящих сунуться в море, проходили торговцы разнообразной едой. Есть определенный кайф от отдыха на родном берегу. Все понятно, никакой иностранной речи, режущей слух и заставляющей напрягаться. Обычаи и порядки предельно ясны. Допустим, иностранцы еще могут пытаться написать возле бассейна плакат на русском, запрещающий справлять там нужду. Но наши отельеры четко знают, что такое предупреждение будет бессмысленным. А как прикольно было вот сегодня слышать, что с обезьянкой можно только сфотографироваться? И все эти разговоры, перемежающиеся восторженными «твою мать!» И прочими подобными словечками и словосочетаниями. Особый колорит, как ни крути. Вот рядом почти с нами довольно толстый, плешивый, коротконогий престарелый мужичок приобнимает то и дело молоденькую девицу. Видимо, своим телом гордиться не может, решил гордиться её фигурой. Странная парочка, если у него есть деньги, то мог бы ее и на Сейшелы вывезти. А если у него денег мало, то нафига она с ним? Или она из деревни какой? Тогда вариант выезда на море вот с таким- реальный. И все равно – фу трижды, он же противный.

 Мы снова искупались, волны на море оставались довольно большими, но смелые уже приспособились к ним, это было здорово, подниматься на гребне и соскальзывать вниз снова и снова.

— Машка, ты опять сегодня к своему Коле?

— Нет, Юля, сегодня я к твоему Виктору.

— Смешишь ты меня, подруга, ты же его даже ни разу не видела. Вдруг он не в твоем вкусе вовсе?

— Мужчина должен быть могуч, свиреп и волосат! Это мой муж так считает, так что если он не дрищ безволосый, то мне подойдет.

— Нет уж, давай не будешь ты на моего отпускного мужика претендовать. Мне с ним весело. И он меня кормит ужинами. А ты давай, Колю радуй своим обществом.

— Согласна, Николя хотя бы романтик, меня на концерт самодеятельных гитаристов отвел. А твой только тебя кормит, видит, видимо, что ты худенькая, вот-вот помрешь от голодания.

— Просто твой Николай понимает, что тебя кормить надо крайне осмотрительно, не ровен час ты сорвешься, потом будешь ненавидеть и отдых на море, и его и свои весы.

— Фу такой быть, подружка. Пойдем лучше купаться, да и на обед. А то уже есть хочется.

— Вот я и говорю, тебе лишь бы поесть. Впрочем, я сама уже как акула голодная, если бы сейчас старик стал звать золотую рыбку, то могла бы приплыть даже я, что бы сожрать дедушку.

 Мы весело наперегонки помчались в волны, Радуясь скорее тому, что скоро пойдем обедать. Все же надо по утрам завтракать обязательно, пусть даже и минимально.

21.

 Обедать мы устроились в ближайшем кафе, не сильно мучаясь выбором. Все они одинаковые тут, ресторанов с мишленовскими звездами никогда на набережной не появится. Не отравят- уже надо порадоваться. Ожидая еду, мы продолжали болтать о море и отдыхе. Допустим, у нас появилась версия, что заплывать за буйки нельзя по простой причине. Спасатели плохо плавают, и за буйками просто могут утонуть! Простая и логичная версия. Попутно мы обсудили, что труднее всего спасателям на море откачивать нахлебавшихся мужиков. Приходится же делать им искусственное дыхание! Картина маслом. Очнулся мужик, а его целует спасатель! За такое можно и по физиономии схлопотать. Так что все работающие в службе спасения на пляжах прямо молятся, что бы тонули лишь красивые девушки. Примерно такие, как я и Юлька. Хотя проверять на себе умение спасателя прийти на помощь мы с подругой не собирались. Ходят слухи, что при обучении в школе морских спасателей это мужики умудряются лопнуть несколько надувных кукол, отрабатывая навыки искусственного дыхания рот в рот.

 Еда оказалась горячая и довольно вкусная. Что ж, мы и не ждали шикарной сервировки стола, вышколенных официантов и живой музыки. Была задача просто утолить голод, плотно пообедав. Поэтому мы почти молча уплетали заказанные блюда, не рискуя вспоминать утреннего здоровенного таракана. В общем, оказалось, что обедать в кафе- хороший вариант. Если нет причин непременно тащиться домой. А имеется желание поесть и вернуться на пляж. Обедая, мы обсудили завтрашнюю поездку к озеру с лечебной грязью. Особо не загадывали ничего, но решили, что день можно провести и не на море. При этом я все равно рассчитывала с утра искупаться. Юля такая засоня, что все равно мы рано не тронемся в путь.



Саша Круть

Отредактировано: 19.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться