Как обмануть босса

Размер шрифта: - +

Глава 7

Я крутила головой так сильно, как только могла, лишь бы не поддаться, однако какими-то остатками здравого смысла, которые еще не успела выдавить паника, понимала, что делаю только хуже.  Вырываться бессмысленно, он гораздо сильнее меня, да и кричать без толку – Костя был очень горд новой звукоизоляцией.

Но и дать ему желаемое… От одной мысли о происходящем на глаза наворачивались слезы, а Витя тем временем не терял даром ни секунды. Заметив, что я перестала оказывать сопротивление, ведь жалкие всхлипы и сходящие на нет попытки рыпнуться он вряд ли даже чувствовал, мужчина перешел к активным действиям. Задрал подол, скользнув ладонью на бедро, пальцами второй нашел застежку молнии на платье и потянул ее вниз.

А я пыталась думать. Не вырываясь, стараясь сконцентрироваться на возможных вариантах спасения.

Телефон… Телефон в сумке, которая так и осталась в коридоре, а, значит, добраться до туда я не смогу.

Попытаться ударить его? Предпринять еще одну попытку? Нет, Витя не врал, когда говорил, что его любовь к спорту никуда не делась, даже если я и успею добраться до двери, то вот открыть замки…

А мужчина даже и не думал медлить, я слышала, как треснула ткань, когда он резко потянул платье вниз. В этот момент отчаяние все-таки взяло верх, а из глаз потекли слезы. Он не собирался останавливаться, совершенно точно жаждал довести дело до победного.

- Я всегда представлял, что первый раз у нас с тобой будет в спальне, Ника.

И тут меня как будто электрическим разрядом пронзило. Ника… Спальня!

Мысль вспыхнула в голове невообразимо ярко. Спальня, главное - добраться до спальни! И тогда меня посетила еще одна идея.

Лишь бы не проколоться, лишь бы получилось…

Несколько раз моргнув, подняла взгляд на Витю, благо, это было возможно, он позволил, заставила себя улыбнуться, а потом прошептала:

- Знаешь, а я тоже.

А потом… Потом я поцеловала его, сама. И это был самый отвратительный поцелуй в моей жизни. Мужчина действовал страстно, умело, а я еле сдерживалась, чтобы вновь не попытаться оттолкнуть его, раз за разом повторяя себе мысленно о том, что нужно терпеть, жизненно необходимо терпеть.

Он хотел меня, точнее, он хотел Нику. Я чувствовала его эрекцию и пользовалась этим, начала покрывать поцелуями шею, попробовала освободить руки, и это сработало. Он позволил дотянуться до воротника рубашки и взяться пальцами за верхнюю пуговичку.

- Так где, говоришь, спальня?

От его хриплого голоса стало тошно, хорошо, что удалось не дернуться, улыбнуться вместо этого и вновь прошептать, потому что сказать что-либо громче я не могла.

- Соседняя дверь с гостиной.

Витя оторвал меня от пола, подхватив за бедра, и притянул совсем близко, после чего быстро направился в указанную комнату, чтобы буквально через несколько секунд опустить меня на кровать и нависнуть сверху.

Дальше, все происходило еще более стремительно. Вещи полетели на пол. Он целовал – я отвечала. Он ласкал – я отвечала. Отвечала и молилась, чтобы все это оказалось ужасным кошмаром, чтобы, наконец, наступило утро, и я открыла глаза.

Я позволила себе подать голос лишь тогда, когда мы оказались в одном белье, потому что понимала – либо сейчас, либо никогда.

- Подожди. – практически промурчала я, отстранившись на пару сантиметров, и задержала дыхание, волнуясь, что это не сработает.

Но Витя остановился. Он замер и посмотрел на меня с каким-то обожанием, поклонением. В его глазах плескалось безумие, какая-то мания, и я отлично понимала, что сейчас он видит перед собой совсем не меня, Олю. Для него в данный момент я Ника, Ника, которую он боготворит, ради которой сделает все, о чем она попросит, с которой никогда не поступит так, как поступал со мной.

Именно осознание этого придало мне сил. Превозмогая отвращение, желание плюнуть мужчине в лицо, я улыбнулась. Улыбнулась и коротко коснулась его губ своими, очень надеясь, что выражение моего лица не стало похожим на гримасу в этот момент.

- Дети пока не входят в мои планы. – не переставая растягивать губы, проговорила я, после чего потерлась своей щекой о его, ни на секунду не забывая о том, что Витя должен быть уверен в том, что я делаю все по доброй воле.

- Понял. – он ответил легко. Еще несколько часов назад от такого тона, наполненного нежностью, я была бы готова растечься сладкой лужицей, однако сейчас он не вызывал ничего кроме ярости.

- Тогда, может, выпустишь меня? – кивнув головой сперва на его руки, которыми Витя упирался в кровать по обе стороны от меня, а потом на тумбочку, спросила я.

Спросила и тут же пожалела, о такой жестикуляции, потому что, если сейчас он вызовется сходить сам и обнаружит в ящике далеко не презервативы…

- Конечно. – и вновь легкость, а мне же потребовался максимум усилий для того, чтобы хотя бы продолжить дышать.

Как в замедленной съемке я видела, как Витя перекатывается на бок, не сводя при этом с меня взгляда, пожирающего, жадного, а мне в ответ приходилось улыбаться. Улыбаться, пока вставала с кровати, улыбаться, пока шла к тумбочке на ватных ногах, улыбаться, пока выдвигала ящик.

Улыбка стерлась с лица лишь тогда, когда я обхватила пальцами холодную черную металлическую рукоятку и обернулась к мужчине, вытягивая руки вперед, крепче сжимая пистолет.

- Шмотки свои собрал, и выметайся отсюда, быстро! Пока я ментов не вызвала или не пристрелила тебя к чертям!

Держать голос под контролем было сложно, заставлять руки не дрожать – еще сложнее.

А Витя… Витя даже не думал шевелиться, точнее он, кажется, вообще не понимал, что происходит.

Переводил взгляд с дула пистолета на мое лицо, и тогда я продолжила:

- Как ты Костю назвал? Задротом? Не ожидал, что «задрот» помимо природы еще и оружием увлекается? А что лицензию имеет? Ах, кажется, я забыла упомянуть еще и о том, что пару раз в месяц мы на дачу выбираемся, где Костя нам мастер-классы устраивает.



Ася Оболенская

Отредактировано: 06.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться