Как помочь пирату?

Как помочь пирату?

 До визита следующего пациента остаётся ещё десять минут, и я решаю немного прибраться в кабинете. Обёртки от шоколадных батончиков "Зверь" - разгладить и аккуратно сложить в папку "Особо важные лотереи". Пустые бутылки "Адский пивасик" - поставить в ящик "Помощь детям Зумбези". Пройтись пылесосом вокруг дивана, вдруг завалялась монетка. Стереть следы крови и соплей с дверной ручки. Уф, как же тяжело отставному военному содержать контору психоаналитика. Ну-с, приступим...

  - Входите! - кричу я в тёмное пространство за дверью, и оттуда выплывает фигура в поношенном скафандре. Да уж, клиентура у меня бедноватая. На нашем астероиде богачи не водятся. А если и водятся, то не афишируют своё богатство.

  Пока пациент раздевается, я быстро листаю его карточку, полученную по космосвязи утром. Свенсон Бурка по кличке Ксабан. Сорок пять лет, не женат, профессия - разнорабочий, участвовал в битвах в Кошачьей туманности, Гиблом перекрёстке, Северном провале. Ранения, переломы, контузия. Фотография: крупный мясистый нос, пухлые губы, покатый лоб и маленькие кругленькие глаза. Вывод: Типичный ворюга, бандит и грабитель - коп, как называют в наших краях этих искателей приключений, романтиков с заряженным бластером. Космический пират - коп.

  Жду, когда Свенсон усядется на диване и заговорит первым. Где-то я читал, что это важно, дать пациенту выговориться, вот и даю им право первого слова. Даже музыку отключаю для торжественности момента.

  - Мистер Суринамопатаглот?

  Что ж, первый тест пациент провалил. Это радует, есть с чем работать.

  - Можно просто доктор Сур, - поправляю я больного и врубаю "Полёт Валькирии" Вагнера. - Вас что-то беспокоит?

  Пациент мнётся, ёрзает, беспокойно шевелит руками. Что ж, Вагнер и не таких раскалывал, подождём. Где-то я слышал, что люди более разговорчивы под соответствующую музыку. Поэтому для своего психобизнеса я потратился на мощную квадросистему с сабвуфером, и она себя оправдала на все сто. Ещё ни один затворник-молчальник не смог выстоять перед современной техникой психоанализа.

  - Я... потерял уверенность, доктор.

  Вот, наконец-то.

  - Громче! - приказываю я. - Повторите громче!

  Кто-то мне рассказывал, что проблему надо проговорить вслух и не один раз. То ли в кабаке местном, то ли в борделе, не помню.

  - Я ПОТЕРЯЛ УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ! - орёт Свенсон Бурка в унисон вагнеровскому крещендо, и я ему верю. Отлично, пациент готов излить душу.

  Ставлю "Щелкунчика", откупориваю бутылку "Адского пивасика", откидываюсь в кресле, вытягиваю ноги, закрываю глаза.

  - Рассказывайте, Свенсон. Только здесь вас выслушают и помогут, - успокаиваю я больного и отдаюсь бессмертному творению Чайковского.

  Когда меня выперли из Космофлота без пенсии, я долго думал, чем же заняться. Я умел только драться, пить и балдеть под музыку. Из двух вариантов: вышибала в трактире "Форточка" (техно-поп) и бармен в клубе "Сиротинушка бесприютная" (шансон), я выбрал третий - открыл собственное дело, неведомое в наших краях. Был у нас в батальоне мозговед, любитель классической музыки. Вот я и решил пойти по его пути. Выдумал себе имя позаковыристее, повесил на стену фальшивый диплом, и дело пошло. Да ещё как! Кто бы мог подумать, что среди отбросов рудничных астероидов и мусора космических трасс так много невротиков и психопатов. Жаль, что с оплатой не так блестяще, хватает лишь на выпивку и закуску, но и то неплохо.

  - Во время последней работы... хм... - начинает пациент.

  - Свенсон, я знаю, что вы коп, не тушуйтесь, говорите откровенно, - подбадриваю я пирата и заглатываю очередной шоколадный батончик.

  - Ага... значит так... во время последнего рейда, когда мы почти сломили оборону экипажа, вдруг из-за угла выскакивает такая пигалица с бластером наперевес. Глазищи огромные, кричит что-то не по-нашему и на меня оружие наводит. А я стою и не двигаюсь. Мне бы рубануть энерголучом наискосок через белую шейку, через ручку эту изящную с бластером, да захватить кусочек сочного бёдрышка, обтянутого ситцевым платьицем. Перешагнул бы через рухнувшее тело, фонтанирующее сладкой девичьей кровью, да и дело с концом.

  Сзади ребята толпятся, поджимают, а я оробел и ни с места. Ступор. Как есть, ступор. Ну, Сеня Косой из-за моей спины точечным разрядом укокошил девицу, спас меня от смерти, чего там скромничать. Но уверенность я потерял. И руки что-то дрожать начали, и в рейд идти неохота. А ведь я капитан, ну, главный в нашей...

  - Банде, - подсказываю я, отхлёбывая пиво под "Танец снежинок".

  - Группе. Коллективе единомышленников. Мобильной бригаде. Отряде и братстве, - настаивает Свенсон.

  - Хорошо-хорошо, - сдаюсь я. - Называйте, как хотите.

  - Кх-кх, - коп откашливается, - не найдётся ли у вас чего-нибудь промочить горло?

  - Спиртное не держу, - вру я под "Дворец сластей Конфетенбург", - могу предложить шоколадный батончик, только обёртку верните, я собираю для мамы.

  Коп отказывается и продолжает жаловаться на судьбу.

  - Капитану в нашем деле без уверенности никак. Он и в бой идёт первым, и при разделе...

  - Добычи, - встреваю я. - Награбленного.

  - Вы знаете, мистер Суринамопа...

  - Доктор Сур, пожалуйста.

  - Доктор, если вы будете меня перебивать, то я лучше пойду. И без вас обойдёмся, - возмущается пациент.

  То ли вторая, то ли третья стадия - гнев. Надо будет проверить по обложке пластинки, где я размечал эти повороты настроения. Что там у нас, "Прибытие Клары и Щелкунчика"? Да, похоже на третью стадию.



Павел Пименов

Отредактировано: 06.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться