Как приручить рыцаря. Пособие для молодых драконов

Размер шрифта: - +

Глава 3

Вито нахмурился. Ему явно что-то не нравилось, и это что-то похоже было в моём облике. Я провела пальцами по чешуйкам, задевая при этом локоны волос. Всё на месте. Что не так тогда?
      — Убери это, — вдруг произнёс он и снова залез в шкаф по пояс. Я опешила. Он о чём? — До этого ты выглядела лучше. Используя всякие магические ухищрения, ты меня заставить стать «твоим рыцарем» не сможешь.
      — В смысле? — я по-прежнему не понимала, о чём говорит мужчина.
      — Что не понятного? — ответил он и обернулся ко мне. — Сними иллюзию. Если хочешь, чтобы мы поговорили — не используй магию.
      — Какую к чёрту иллюзию, Вито? — я упёрла руки в бока. — Я оставила артефакт в своей комнате. К тебе я пришла безоружная. От слова «совсем»!
      — Ты хочешь сказать, что вот это всё, — он обвёл рукой вокруг своего лица, — на самом деле так выглядит?
      — Тебя так интересует мой внешний вид? — спросила я, но ответа не ждала. — Я дракон. Самая огромная и сильная рептилия этого мира. Древнейшая раса. Мы лишь частично похожи на людей. И наличие у меня вертикальных зрачков, чешуи и когтей, — я продемонстрировала ему свой маникюрчик, — это вполне нормально!
      — Не верю, — глухо произнёс Вито. Я улыбнулась. Ишь, какой недоверчивый попался. В мгновение ока оказавшись рядом, я пристально посмотрела в его глаза. Блондин машинально отшатнулся назад и стукнулся спиной о ребро дверцы шкафа. Мои руки потянулись к пуговкам на блузке. Одну за другой я расстёгивала их, стоя перед ошарашенным мужчиной, пока наконец не отпустила распахнувшуюся блузку, которая упала на пол у моих ног. Фактически я осталась обнажённой, потому что лёгкую шёлковую нижнюю сорочку на тонких бретельках, ещё и насквозь промокшую, одеждой назвать было трудно. Конечно, была ещё и юбка. Но кто в этот момент на неё смотрел?
      — Разрешаю проверить, — спокойно сказала я. Вито сглотнул. Вырез сорочки был таков, что прекрасно было видно и округлости грудей, и чешуйки, которые их окружали. Хорошо хоть ткань была непрозрачной. Хотя она всё равно умудрилась удачно облепить кожу.
      — Что ты творишь? — прошипел мужчина, накидывая мне на плечи длинную рубашку. Свою. Ту, что перед этим достал из недр шкафа.
      — У драконов в принципе отсутствует стыд наготы, — ответила я на мысленный вопрос Вито. — Такими уж мы уродились.
      — Не лезь в мою голову! — рыкнул тот. — Переоденься. Простудишься. Я высушу твою одежду и провожу в общежитие.
      Когда Вито ушёл, захлопнув за собой дверь, я рассмеялась. Он испугался. А потом смутился. Это было так мило, что я с трудом сдерживала смех. Приложив руки к пылающим щекам, я выдохнула. Про стыд я всё же приврала. Может, на острове я и не стеснялась оголяться, но на человеческом континенте всё было по-другому. Там были мои сородичи — такие же, как я. А здесь слабо знакомые и чуждые мне существа. Но Вито мне не чужой. Бояться нечего. Вот только когда я расстёгивала пуговицы, мне хотелось застрелиться и провалиться под землю от стыда. Но я ощущала его волнение. И только это подбивало меня продолжать представление.
      И всё-таки я очень нехорошая! Я посмотрела на дверь и вздохнула. Довела бедного Вито до рюмки. Главное, чтобы не напился до беспамятства.
      Я расстегнула пуговицы на юбке и так же отпустила её, чтобы она соскользнула на пол. Подобрав вещи, аккуратно повесила их на спинку деревянного стула. Ветер и дождь долбили в стекло, будто требуя их впустить. Раньше я никогда не летала в грозу, а только сидела у окна и ловила рукой небесные слёзы. Мне нравилось просто сидеть и смотреть, как ветер гоняет волны. Как они ударяются о скалы. Как морская пена блуждает по волнам, ища пристанища…
      Через голову стянув с себя липнущую к телу сорочку, я повесила её на тот же стул. Полотенце, любезно предоставленное Вито, было уже влажным, но и этого было достаточно, чтобы вытереть кожу до приемлемого состояния. Поднимая с кровати белую рубашку, я вдохнула её запах. Она пахла цветами и Вито. Ну хоть небольшое чувство присутствия Ви в моей жизни.
      Выходить в общий зал было страшновато, но я всё же решилась. Была не была, как говорится в народе. Толкнув дверь и придерживая ворот рубашки, я ступила на красный ковёр, устилавший пол в гостиной. Вот только Вито я не увидела. И понять, где он сейчас, не могла.
      — Вито? — спросила я, но в комнате никого не было. Я обернулась, для чего-то всматриваясь в окно. В отражении мои распущенные волосы алыми волнами спускались по плечам, прикрывая грудь и достигая талии. Кончики прядей искрились, желая воспылать и осветить тёмную комнату, но я провела по ним пальцами и искры затухли. Желтоватые короткие прядки постоянно норовили упасть на глаза, но после очередного раза я заправила их за остроконечные ушки и «добрым» словом помянула Вито и его характер.
      Буря за окном и не думала угасать, а наоборот только усиливалась. Деревья гнулись практически до земли под порывами ветра. А молнии в небе мелькали куда чаще, чем двадцать минут назад.
      Почувствовав, что кожа покрылась мурашками, я обняла себя за плечи и поёжилась. Что ни говори, а в общежитиях было холодно. И это у преподавателей! Что же тогда у нас?!
      Рубашка Вито лишь слегка прикрывала бёдра, отчего мне было неуютно. В комнате царил полумрак, освещение создавали только мелькавшие молнии. Мне хотелось залезть на кресло и, прижав коленки к груди, спрятаться от неприятного предчувствия. Ну не может человек просто так исчезнуть из комнаты, когда в его апартаментах находится его будущая студентка. Да и Вито… Хоть я и знаю его мало, но как бы банально это не звучало, чувствую будто мы с ним родные. Родственные души, как бы сказала ученица Мальта. Её звали Эрбиса, кажется…
      Пару раз глубоко вдохнув и выдохнув, приводя своё душевное состояние в относительный порядок и отгоняя неприятные мысли, я прошла вглубь комнаты и остановилась возле высокого книжного стеллажа. Все его полки были уставлены старыми фолиантами. Их обложки уже были потёрты и потрёпаны в некоторых местах, но от них веяло какой-то необычной силой. Да, некоторые из них были явно магическими талмудами, а остальные были просто книгами по философии, истории и прочим темам, интересующим Вито.
      Привстав на носочки, я потянулась к самой высокой полке, но даже так смогла дотянуться только до нижней части кожаного, с металлическими заклёпками по всей длине, корешка. Но если бы это меня остановило, то, наверное, это была бы уже не я. Ну не привыкла я останавливаться! В смысле — вообще. Ещё с детства я всегда добивалась своего. И неважно, что некоторые мои действия были не совсем безвредными. Бывало я случайно ранила окружающих или же калечилась сама. Но я всегда доходила до своей цели! И сейчас решила не отступать от своих привычек.
      Пошарив глазами по комнате в поисках чего-нибудь подходящего, я взяла небольшой стул возле окна и приставила его к стеллажу. Взбираться наверх в одной короткой рубашке было не самой лучшей идеей, но в этот момент в комнате никого кроме меня не было, поэтому я, не задумываясь, просто двигалась к своей цели.
      Когда я выровнялась во весь рост, стул под ногами зашатался, и я расставила руки в стороны, чтобы удержать равновесие. Желанная книга уже находилась перед моими глазами, и это заставило меня улыбнуться. Когда книга оказалась в моих руках, я удивлённо охнула. Талмуд, который так манил меня к себе своей необычной энергией, оказался книгой о драконах. Вот чего-чего, а такого поворота событий я не ожидала. Ведь кое-кто пытался уверить меня, что встреча с драконом была в далёком детстве, которое он уже забыл, а у самого в шкафу стоит типичная энциклопедия про драконов, в человеческом мире называемая сказками. Типичная такая, какая была когда-то и у меня.
      — Тебе родители не говорили, что чужие вещи трогать нельзя? — тихо спросили где-то рядом со мной. Вопрос был произнесён с небольшой хрипотцой, отчего по моему телу пробежали мурашки, и я шарахнулась в сторону. Только вот тут мне надо было вспомнить, что я стою на стуле. Небольшом таком стуле. Который от моего рывка ощутимо пошатнулся. Я замахала руками, пытаясь за что-нибудь схватиться, но попытки были напрасны. Я приготовилась было встретиться с твёрдой поверхностью пола, когда почувствовала, что под коленями и чуть ниже лопаток меня перехватили чьи-то руки, и я зависла в воздухе. Почувствовав, что падение прервалось, я инстинктивно схватилась за спасителя, чтобы обезопасить себя. Моя ладонь оказалась у него на груди, и я почувствовала учащённое сердцебиение, а подняв глаза, встретилась с внимательным немигающим взглядом знакомых глаз.
      — А я тут прибраться решила, — выпалила я, вспоминая, что в такие моменты говорила Эрбиса. Не в смысле, что её часто ловили мужчины, а в смысле, что её не единожды заставали в неловких ситуациях. В таких, как моя, например.
      — Я заметил, — с сарказмом ответил Вито и поставил меня на пол. Ноги только коснулись приятного на ощупь ковра, как я сразу отскочила от него и врезалась спиной в стеллаж. — Что ты искала в шкафу?
      — А что можно найти в книжном шкафу? — в том же тоне ответила я. Руки оказались упёрты в бока, а на мужчину направлен раздражённый взгляд. В этот момент мне очень захотелось его стукнуть. Хотя за всю мою недолгую жизнь особой агрессивности я за собой не замечала. Может, это он на меня так влияет? Надо будет книжечку перечитать… Может, там об этом написано.
      Вито ничего не ответил. Он отвёл взгляд в сторону, а потом и вовсе, развернувшись, отошёл к дальнему креслу, возле которого стоял стол с подносом ароматной еды… и алкоголя. Ноздри затрепетали, когда я вдохнула аромат снеди. А вот уловив нотки вина, я поморщилась. Драконы все поголовно не любят алкогольные напитки. И все те россказни в сказках людей, что они принимали в дар от людей в качестве откупа не только девушек, но и бутылки с лучшим вином — это брехня. Ни в каком виде наш организм не усваивает сей напиток. И ничего тут не поделаешь.
      Мужчина в это время выставил все тарелочки с подноса на стол, а затем, отложив поднос в сторону, сел в кресло и прикрыл глаза. Он ещё успел махнуть мне рукой, типа: садись и ешь, и отключился от мира. Вито сидел неподвижно, с откинутой на спинку стула головой. Его грудь мерно вздымалась и опускалась, а ресницы иногда трепетали. Я неслышно подошла ближе и взглянула на его лицо. Если судить по моим воспоминаниям, то он не сильно изменился. Конечно, он повзрослел. Стал мужчиной. Его скулы заострились, а на лбу появились морщинки. Когда он думает или сердится, между бровями появляется складочка, чего раньше не было, а вот ямочки на щеках не исчезли и появляются, хоть и слабо, когда он улыбается. Но он остался всё тем же Вито, с которым я когда-то познакомилась на нашем острове.
      Протянув руку, я убрала с его лба пряди светлых волос, но мужчина не шевельнулся. Тихонько, чтобы не потревожить его, я отошла от кресла и села на рядом стоявший широкий диван. Как оказалось, с кухни он принёс целую курицу, запеченную с яблоками, варёную картошку со специями, яйца, хлеб и сыр. Бутылку вина я сразу отодвинула от себя подальше, а её место заняло блюдо с курочкой. Карамельная корочка так и притягивала взгляд, а запах печёных яблок вызывал чрезмерное слюноотделение. Кинув последний взгляд на спящего мужчину, я, забыв о правилах приличия, накинулась на курицу.
      Драконы любят мясо и предпочтение отдают сырому, но и от приготовленного на огне мы тоже не отказываемся. У нас есть свои фермы, где мы выращиваем скот и птицу для себя. А если верить тем же сказкам, мы занимаемся грабежами и убийствами и питаемся только тем, что найдём в мирных сёлах, на которые, собственно, и нападаем. Ух, попадись мне те, кто эти сказки придумывает. Все ноги им вырву!
      — Мда, — протянули с другой половины стола. Я подняла взгляд и замерла, так и не донеся вилку с картошечкой до рта. Вито с явной насмешкой на губах сидел в своём кресле, сложив руки на груди, и наблюдал за мной. — Тебя ни один нормальный мужик не прокормит. Ты управилась со всем этим за десять минут.
      — Ты во сне засекал? — спросила я, склонив голову набок, когда долгожданный кусочек картошки исчез у меня во рту.
      — Я проснулся, когда услышал чьё-то тихое урчание, — не без издёвки ответил он. — Тебя что, не кормили?
      — Почему же, кормили, — кивнув, я откинулась на спинку дивана. — Просто ты не забывай, кто я. Постоянно находиться в этом облике, — я провела пальцами по своей фигуре, мужчина проследил за моими действиями и тут же встряхнул головой, — трудно. Это забирает много сил. А ваши порции очень малы. Кстати, разве студентам хватает того, чем их кормят? Такого количества не хватит даже чтобы только вылупившегося драконыша накормить! Изверги!
      — До тебя никто не жаловался, — заметил Вито. — Это норма, которую может съесть нормальный человек.
      — Ты хочешь сказать, что я ненормальная?!
      — Я хочу тебе напомнить, что ты не человек, — ответил он, не обращая внимания на моё возмущение. — Я что-нибудь придумаю и решу твою проблему. Не хватало, чтобы на одном из уроков ты упала в обморок от недоедания… Господи, за что ты свалилась мне на голову?..
      — За всё хорошее, что ты сделал, — ответила я.
      Мужчина внимательно посмотрел на меня.
      — Вроде бы я не грешил так сильно. Студенческие шалости — это так, пустяк. Приятные воспоминания. Но чтобы по-крупному, такого не было, — я нахмурилась. А вот когда до меня-таки дошёл смысл его слов, в Вито полетела подушка. Мужчина рассмеялся, что дало мне возможность надеяться, что былое напряжение между нами уже исчезло.
      — Ладно. Что ты там говорила про удержание облика?
      — А что с ним? Обычный человеческий облик, — я пробежалась глазами по своей фигуре, заглянула за ворот рубашки и снова подняла глаза на Вито. — Что не так?
      — Ты сказала, что находиться в облике человека тебе трудно, — уточнил тот своё вопрос.
      — А, ты об этом. Всё очень просто. С того момента, как я оказалась на человеческом континенте, я перекидывалась в дракона всего пять раз, — Я потянулась, разминая затёкшие во время позднего ужина или всё-таки раннего завтрака мышцы, и не заметила, как удивлённо расширились глаза моего собеседника.
      — Пять раз за…
      — Пять раз за десять лет, — закончила я за него. — Узнай об этом кто-то из моих знакомых и близких — долго бы ругались. Кроме меня никто пока не делал таких вещей, поэтому меня смело можно называть первооткрывателем! — с преувеличенным воодушевлением воскликнула я.
      — Чем тебе это может грозить? — его голос был предельно серьёзным, поэтому шутить мне сразу расхотелось.
      — Я не знаю, — я покачала головой. — Раньше такого никто не делал, как я и сказала. В хорошем случае, я просто забуду, как перекидываться и мне придётся учиться заново. А что будет в плохом, я даже представить себе не могу. Может, уменьшится мой срок жизни, притом, что обычный человеческий я уже перескочила. Может, я могу заболеть, хотя за эти десять лет я ни разу не болела… Не знаю даже.
      — Ты с ума сошла?! — прошипел мужчина, вскакивая со своего места. В комнате всё ещё царил полумрак, но я видела, как его глаза пылают от гнева, а руки так и хотят меня хорошенько… встряхнуть. Надеюсь, большего он себе не позволит! Он же порядочный аристократ! Правда же?
      — Я хочу стать похожей на людей. Что в этом плохого? — я тоже встала. Одного с ним роста я всё равно не буду, а вот смотреть ему в глаза мне всё же станет легче. — Ты думаешь так же, как мой отец. Он считал и по сей день считает, что всё это мои взбалмошные идеи и успокоить меня может только брак. Ты тоже так считаешь?!
      — Тебя даже это не исправит! Мне жаль того, кто станет твоим мужем!
      — Пфф! Я бы его жалеть не стала. Столь заносчивого и самовлюблённого представителя вашей братии я раньше и не видела, — Вито проглотил свою следующую фразу и нахмурился. Я вздохнула. — Отец уже подыскал мне супруга. Ещё до того, как я познакомилась с тобой. Я единственная его дочь, которая не сочеталась браком с выгодной партией, как он считает, — взгляд мужчины скользнул по моим рукам и запястьям, и я улыбнулась. — Меня не успели окольцевать. Я сбежала.
      — Так ты не меня искала, а от свадьбы бежала? — мне показалось или в его голосе проскользнули нотки разочарования?
      –Увы, — я пожала плечами. — В тот момент меня интересовало, как избежать нежеланного брака и не быть запертой на острове. Я слишком свободолюбивая птичка.
      — Да, такую птичку не каждое гнёздышко выдержит, — тихо пробормотал Вито, выходя из-за стола и подходя к стеллажу.
      — Я всё слышу!
      — Я не возражаю, — он обернулся и поднял руки. Мужчина выглядел сейчас по-иному. Мне почему-то остро захотелось представить на его месте того мальчишку, с которым мы бесились на острове и которого я катала по небу.
      Не говоря мне ни слова, мужчина скрылся за дверью в спальню, оставив меня одну перед столом с опустевшими тарелками и полной бутылкой вина. Я сидела, надувшись как суслик, и смотрела в одну точку, но мой взгляд постоянно натыкался на тёмное стекло, в котором находилась алая жидкость, так любимая людьми. Когда-то давно Мальт пытался уговорить меня попробовать вино, но я отказывалась. Не знаю почему. Я не знала его вкуса, не знала, какое оно, но от матери я запомнила на всю жизнь, что драконам пить вино нельзя. Даже запрещено. Оказавшись первый раз среди людей и зайдя в первый подвернувшийся кабак, я боролась с желанием попробовать. Но, когда я посмотрела на тех, кто уже перебрал с алой жидкостью, меня передёрнуло от омерзения, и желание спряталось где-то глубоко внутри. И вот сейчас, почувствовав слабину, оно показалось на свет.
      Рука сама потянулась к бутылке. Я пододвинула к себе чистый стакан, принесённый Вито вместе с едой, и налила немного вина. Я слегка побаивалась пробовать его. Наверное, предостережение матери даже через десять лет давало о себе знать. Только я поднесла бокал к губам, как в нос ударил терпкий запах с лёгкими ореховыми нотками, и я чихнула. Зажав ноздри пальцами, я пригубила напиток. На вкус вино было насыщенным, как и ожидалось. Язык немного свело. Я чувствовала вкус сладкой сливы вперемешку с орехом, и мне это понравилось. Глаза загорелись, щёки обдало жаром, а в груди появилось приятное томление. Мысли о том, что драконы не употребляют вино, улетучились, сменившись на мысль, что они полные дураки. И я налила себе полный бокал…
      



Таша Книжная

Отредактировано: 20.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: