Как соблазнить некроманта

Размер шрифта: - +

7.6.

Ник

Мне нравится смотреть, как она рассеянно улыбается, выкладывая покупки на стол, отбрасывает назад выбившийся локон, задумчиво проводит по краю десертной тарелки, будто стремясь запомнить контур. Машинально отодвигает стоящую на пути табуретку, распаковывает коробку с выпечкой. Сейчас ее движения легки, расслаблены, и это меня успокаивает, примерно так, как мирно горящий камин. Когда она говорит со мной, в ней постоянно чувствуется какое-то напряжение, небольшое, но весьма ощутимое для меня, словно ей совершенно не хочется здесь находится. При этом сам дом ей нравится, как, впрочем, и она ему. Думаю, она уже представляла, какие шторы подойдут сюда лучше, какую мебель переставить, а какую выбросить. Хотя вряд ли она выбросит что-то добротное из собственной прихоти-скорее, отдаст тому, кто будет рад. Виржини выбрасывала вещи, не задумываясь, как, впрочем, и людей. В глубине души (или того, что могло остаться от неё у такого, как я), я до сих пор злился на жену-не за то, что не любила, к этому я всегда был готов, а за то, что дала мне иллюзию этих чувств, заставила поверить в то, чего не бывает. Я помнил ее восхищенный, а вовсе не испуганный взгляд, когда она узнала, что я некромант. Помнил, как отчаянно она убеждала отца дать согласие на наш брак. Как разделила со мной постель ещё до брачной церемонии, чем окончательно убедила меня в своей любви -в здравом уме ни одна девушка ее положения не свяжется с безродным не особо богатым чужаком: знатный и богатый некромант -недоучка Николаус Дейлинге сгорел вместе со всей семьей в страшном пожаре, не справившись со своим даром (говорят, жители до сих пор обходят обгоревшие остатки дома стороной), Ник Дейл же, способный и одаренный ученик старого мастера Смерти, даже близко не бывал в тех краях, происхождением и финансовым положением не блистал, отличался разве что уже тогда немалым количеством шрамов. От пожара тоже остался один- на пояснице, периодически зудевший и напоминавший о произошедшем то, что отчаянно хотелось забыть-все же не часто от тебя пытается избавиться собственная мать.

Долгожданный ребенок леди Эмилии родился больным и прожил меньше года. Чем виноват был Ник, который даже близко к поместью не находился, оставалось загадкой для некроманта, но воспринималось как должное остальными. Навел порчу из мести. Почувствовал опасность потерять статус наследника рода. Совершил злодеяние исключительно по причине своей темной природы. Ник слышал множество вариантов, и ни один не был правдой.  Ему на тот момент чем-то даже нравилась его жизнь с Нигру- после случая с Мари, они покинули городок, перешли через границу и некоторое время успешно охотились на нежить уже в другом королевстве. Еда была далека от изысканной, если вообще была, спали часто прямо на земле, закутавшись в зачарованные плащи, горячей ванны Ник на принимал неделями, но в целом все было легко- беги и бей или умри. Времени на размышления на тему как мать может так легко отказаться от родного ей ребенка, чем он виноват, что получил такой дар, почему его боятся те, кому он никогда не делал и не хотел ничего плохого,  как времени и на воспоминания о Мари, попросту не было. Должно быть, это и спасло его тогда от потери рассудка. Нигру, в свою очередь, хорошо знал, что делает, и через несколько месяцев Ник хоть по-прежнему и не считал себя счастливчиком, но в свою полезность все же уверовал.

Тот же Нигру был категорически против, чтобы Ник ехал в гости к родным.

-Если бы в самом деле переживали о тебе, узнали бы о тебе давным-давно,- ворчал  старый некромант, грея у костра покрытые пигментными пятнами руки. – Как-то подозрительно два года плевать на сына, а потом резко заскучать.

-Может, мама давно хотела меня увидеть, просто отец согласился только сейчас, -пытался оправдать их Ник, который, получив весточку магической почтой, осознал, что сам безумно соскучился. На близость с отцом он не надеялся с детства, но мать хотелось обнять, почувствовать такой знакомый карамельный запах ее духов, ощутить себя маленьким мальчиком, сила которого еще спит, и потому его любят безо всяких условий.

-Хотела бы- нашла бы способ, -не соглашался Нигру.

Они спорили довольно долго, наконец, старый мастер, пробурчав себе под нос что-то о глупых детях, которые ничему не учатся, пока не прочувствуют на своей шкуре, объявил, что пойдет с Ником. В дом, так и быть, носу не покажет, но будет неподалеку.

Даже видавшему виды Нигру не приходило в голову, что любящие родители сперва опоят Ника особым отваром, временно блокирующим силу (где только раздобыли?), а потом попытаются сжечь огненным амулетом – чтобы наверняка уничтожить выродка и очистить дом и весь род от темной скверны. Как узнавал потом Ник, господин Дейлинге не мог простить Эмилии неудачных детей, стал много пить, срываться, возможно, даже поднимал на нее руку. В конце концов, та сломалась и искренне поверила, что во всем виноват Ник, ее грех, который нужно искупить.  Вот только жаждущие искупления не учли, что есть третья сторона- Тьма, чьи интересы напрямую затрагивались смертью некроманта с высоким потенциалом, да еще не в честной схватке, а в лживой бесчестной ловушке. Как говорил потом Нигру, такие случаи прямого вмешательства – огромная редкость. Амулет успел лишь слегка опалить, как наткнулся на мощнейший отражатель. Свой ожог Ник получил, когда, увидев, как горят те, кого он считал своей семьей, раньше времени самостоятельно преодолел действие зелье и пытался, несмотря ни на что, вытащить мать.

После этого они решили, что Николаусу Дейлинге и впрямь лучше сгореть. Часть денег, причитавшихся Нику, Нигру ухитрился получить через своих знакомых в банках. По сравнению со всем состоянием Дейлинге, это было немного, но для странствующего некроманта – почти богатство. Сколько на самом деле денег у Ника, не знала даже Виржини, и потом он много раз думал, что ради него богатого она наверняка притворялась бы любящей чуть дольше. Вот только ему такой любви не надо.



Алена Гордеева

Отредактировано: 23.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться