Как трудно править миром

Размер шрифта: - +

Глава 4 (2)

...Завибрировал карманный телефон.

Тенебрис дернулась от неожиданности, стукнувшись лбом о стекло.

- Проклятый винтум, Адир! - налетела она на секретаря. - Я же сказала, не волновать меня!

- Эредис Айрин просит вашего разрешения спуститься к вам, - недрогнувшим голосом доложил слуга.

- Пусть уходит!..

Тенебрис замешкалась.

- Нет. Подожди...

Она не планировала проводить вечер с дочерью. Ей хотелось подумать в тишине, но и Айрин сейчас была бы для нее отрадой.

- Хорошо.

Желание увидеть наследницу пересилило. Советник передумала.

- Проводи ее.

У Айрин, как официальной Эредис, имелся доступ к Источнику в присутствии матери. С момента ее признания в статусе наследницы, Тенебрис уже дважды приводила ее сюда. Это была обычная процедура для любого преемника и правителя. Каждый член Верховного совета обязался подготовить и обучить за свое правление как минимум одного наследника, если же в силу каких-то причин он не успевал этого сделать или не оставлял Эредис, совет сам занимался решением проблемы, но такой исход мало кого устраивал. В прошлом находилось множество примеров, когда выбранные советом кандидатуры в итоге становились чем-то наподобие безвольных Анатолии и Валеса.

Впрочем, ныне слабохарактерные соправители были только на пользу Тенебрис, но она нисколько не намеревалась воспитать тряпку и из своей дочери. В Айрин Тенебрис видела свое воплощение. Правитель связывала с девушкой львиную долю надежд на возрождение их расы в будущем. Но пока что дочь оставалась еще слишком юной, чтобы принимать участие во всех планах венценосной матери. Тенебрис подводила Айрин к власти осторожно, маленькими шажками, постепенно формируя правильное мировоззрение, задавая вектор ее суждениям, по сути, делая из Айрин себя.

Сигнал из устройства связи повторился.

Правитель оторвала взгляд от Источника и направилась к двери. Прежде чем впустить дочь, она просмотрела мониторы с трансляцией камер. Одна из них находилась возле этого входа, две возле начала спуска в подземелье. Никто из посторонних не имел права не только заходить сюда, но и даже заглядывать, подобное любопытство каралось смертью.

Айрин дожидалась в одиночестве.

Тенебрис намеренно еще немного задержала ее по ту сторону. Она не могла отказать себе в удовольствии тайком полюбоваться дочерью.

Как же сильно они похожи, и как же долго ей пришлось ждать рождения такого идеального наследника, чистокровного. До нее Тенебрис постигли шесть неудач - шесть произведенных ею на свет испорченных отпрысков.

Скулы правителя зло дернулись от незваных воспоминаний. Она лишь по разу видела тех детей после родов. Дефекты младенцев были очевидными: темные волосы, темно-карие глаза говорили сами за себя, а их кожа казалась смуглой, золотисто-орехового цвета, будто испачканной. Все они родились "грязными". Все в итоге стали рабами.

Правитель понятия не имела, как именно сложились их судьбы. Старшему из них должно было уже исполниться тридцать семь, младшей - близнецу Айрин - девятнадцать. Тенебрис всячески запрещала себе думать о них, стерла все, что могло бы напомнить об их существовании, даже своих бывших фаворитов - паршивых отцов детей. Когда дело доходило до чтимых ею уставов, правитель могла проявлять жесткость и, прежде всего, к самой себе. Стоило бы, конечно, убить и "грязных" выродков, но Тенебрис не решилась на это ни с первенцем, ни во все последующие роды. Оставить им жизни ее убедил Мортен.

Опять он! Как долго память будет для нее врагом?

Даже ненависть к нему не была способна полностью побороть вторую зависимость правителя - тягу к этому мужчине.

- Все закончится, - мысленно успокаивала себя советник.

Теперь у нее была Айрин.

Впустив дочь, Тенебрис с несвойственной ей нежностью коротко приобняла ее.

- Как хорошо, что ты присоединилась ко мне.

Правитель немого отстранилась и еще раз окинула девушку взглядом.

- Ты такая бледная, глаза припухли. Тебя кто-то расстроил?

Удивленная странной мягкостью матери, Айрин запуталась в словах:

- Нет, что вы, правитель, то есть, мама... или...

Она запнулась, так как в последние месяцы все реже обращалась к Тенебрис, как к матери.

- А это что?

Тенебрис оттянула край воротника дочери так, чтобы она его видела. Светлая ткань была испачкана темной помадой.

- Я тебя попрошу более не появляться перед подданными в таком виде!

Айрин удивленно охнула. Лицо ее залилось краской.

- Такого больше не повторится.

Девушка поспешно обернула шаль вокруг шеи.

- Надеюсь.

Дымка нежности улетучилась с лица Тенебрис - перед Айрин стояла хорошо знакомая ей строгая правительница. Пусть они и находились наедине в наиболее укромном уголке Орбиса, девушка все равно не решилась назвать ее мамой.

- Правитель, у меня к вам просьба, - осторожно заговорила она.

Тенебрис кивнула, разрешая дочери продолжить.

 - Я посещала загородный дом советника Мортена. Вы знаете, что один из его воспитанников осужден за убийство, чересчур мягко, как я считаю, и будет отбывать наказание в армии, - быстро заговорила Айрин. - Но его поступок навлек беду на еще одного воспитанника - Николаса Раддина. Он отправляется в услужение наместнику Камерунской провинции. Я уже говорила вам, что намериваюсь взять его в свою свиту.

- Припоминаю. И что?

Айрин преданно посмотрела на мать, пустив в ход все свое юношеское очарование.

- Прошу вас вернуть его. Камерун не место для Николаса. Он нужен мне здесь. Он очень умен.

Тенебрис иронично повела бровью. При этом ее взгляд уперся туда, где под шалью скрывалось пятно от помады.

- Умен, значит?

Айрин покраснела еще больше.

- Правитель, - пролепетала она. - Николас - только друг! Я бы никогда не посмела оскорбить вас недостойным поведением. Он нужен мне как помощник.



Галина Раздельная

Отредактировано: 27.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться