Как тяжела жизнь феодала...

Брак - зло. Но мы тоже не святые!

— Приветствую, Ваше Величество! — я отвесила правителю поклон.

— Какие люди! — король повернулся ко мне, жестом прогнал конвой, кивнул на кресло напротив и сменил серьёзное выражение лица на добрую усмешку. Видать, разговор предстоит долгий. — Сам рыцарь Стальной Кулак, благородный защитник, отстаивающий честь прекрасных дам поединком!

Некоторые леди, у которых не нашлось причин желать видеть меня на плахе, иногда просят поставить на место какого-нибудь хамоватого мужлана, не дающего проходу или распускающего слухи. Я, прежде чем идти бить морду, всё узнаю у проверенных людей, но в большинстве случаев это оказывается правдой, а хам — не слишком серьёзным соперником, так что дело заканчивается тем, что он после боя обзаводится парой новых шрамов. Обо всём этом, конечно же, узнал Его Величество, и теперь регулярно подшучивает.

Вообще король раньше опасался, что другие леди начнут брать с меня пример и браться за меч, но мои истории о том, как там на поле боя (что-то вроде: «Кругом кровь и трупы, над головой летают стрелы, дротики и топоры, все орут (кто от боли, кто от переизбытка чувств, кто просто за компанию), собственный щит после встречи с лучниками напоминает спину дикобраза и становится в два раза тяжелее, от жары кружится голова и вообще состояние близкое к обмороку, а в голове только мысли о том, с какой стороны подойти вон к тому пехотинцу, чтобы убить одним ударом и чтобы в процессе тебя не зашибли. А тех, кто ранен, ждёт отдельная пытка — лазарет. Про стрелы молчу, а раны от клинков сначала… Да что за дурацкая привычка падать в обморок, когда я ещё до самого интересного не дошла?!»), повергают всех в такой ужас, что эффект получается обратный и желание сменить зеркальце на клинок отбивает гарантированно. Иногда для надёжности в процессе повествования вздрагиваю от боли, поправляя окровавленную повязку, или показываю шрам на лице. Так что король относится ко мне более чем благосклонно, разрешает вести рыцарский образ жизни и даже закрывает глаза на мои выходки (хотя перевоспитать пытается, но тщетно).

***

— Ребята, как же я по вам скучала!

Я здорово испугалась, когда в трактире из всей нашей компании меня встретили только Райкс и Холд, но друзья успокоили, сказав, что все живы, просто из-за войны разбросало кого куда, и мы засели до самого утра. Я описывала все свои приключения (лорды комментировали), друзья же наперебой запугивали Арви, рассказывая, на что он на самом деле подписался, начиная с моей склонности решать проблемы дракой и заканчивая тем, что я могу убить человека пивной кружкой. От себя добавила историю о том, как одного особо приставучего кадра, который пытался вытащить меня танцевать, на празднике уговорила выйти на улицу и окунула башкой в фонтан. Дважды. Арви всё это выслушал, и с усмешкой заявил:

— Именно этим госпожа меня и впечатлила.

Райкс присвистнул. Холд напрямую спросил: «Ты бессмертный, что ли?».

***

Сборы на праздник как всегда сопровождались многоэтажными конструкциями. Платье, корсет, каблуки… хорошо хоть с волосами толком ничего не сделаешь — они у меня еле-еле достают до плеч.

Когда мой словарный запас уже начал иссякать, в дверь робко поскреблись. Грэхемер.

Когда советник вошёл, он сначала вообще не сообразил, где я (серьёзно, застыл на пороге, обвёл комнату взглядом и так неуверенно: «А… где Леди Шерра?»), а когда я таки повернулась к нему лицом, вообще потерял дар речи.

— Что, Грэх, не ожидал?

— Госпожа… — советник запнулся, видимо, забыл, что хотел сказать. — Вам это идёт куда больше доспехов…

Стоявший на тумбочке подсвечник с грохотом врезался в дверь — Грэхемер вовремя понял, что ляпнул что-то не то, и успел сбежать в коридор. Я толкнула дверь, но советник навалился на неё всем весом.

— Грэхемер, тебе мало было прошлого раза?! — мы с Арви вчера затеяли очередную перепалку, слегка увлеклись, и дело дошло до драки. Проходивший мимо Сэр Лʼанеор, услышав грохот и другие звуки мордобоя, поинтересовался у стоявшего в коридоре Грэхемера, что, собственно говоря, происходит, и не надо ли нас растащить, пока не поздно. Советник ответил что-то вроде «Семейная ссора, милорд, лучше не встревайте, зашибут и не заметят». Ну, а мы его услышали. Быстрый же, гад.

— Ваша Светлость, простите ради Бога, я не это имел ввиду! — из-за двери раздались пылкие извинения. — Не то, что вы подумали! Оговорился я, клянусь!

Решив, что советник всё же ещё нужен живой, я отошла от двери и разрешила ему войти. Грэх таращился на меня, тщетно пытаясь найти слова, дабы исправить положение, пока я натягивала перчатки. В итоге сказал, что Лорд Ригвен (Арви), когда меня увидит, точно уронит челюсть, а в ответ на мой вопросительный взгляд сказал: «госпожа, да ладно вам, только слепой ещё не понял, что вас не только выгода интересует, видно же, как вы на него смотрите». Подсвечник, дверь, топот по лестнице.

— Вот который раз уже за правду страдаю!

— Молись, чтоб я до тебя не добралась, Грэхемер!

***

На празднике ничто не предвещало беды. Арви всё-таки уронил челюсть, когда меня увидел, Сэр Лʼанеор вообще забыл, куда шёл, так что я как обычно заняла оборонительную позицию. Арви слегка присмирел, нащупав кинжал у меня под перчаткой (шрам я прикрываю, шрам, да), но отстал подозрительно быстро. То, что он что-то замышляет, я поняла сразу, но как-то не беспокоилась, так как рядом крутились Холд и Райкс, что и было самой большой ошибкой. Эти трое сговорились. Арви подловил момент, прошествовал ко мне и громко, на весь зал, выпалил: «Миледи, выходите за меня!», а эти два… нехороших человека перекрыли мне пути отступления!



Триа Флэйт

Отредактировано: 09.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться