Как угодить в неприятности: пособие начинающего мага

Размер шрифта: - +

Совет 4. Помогай нуждающимся

Все мои планы пошли коту под хвост. Боевой маг, думала я. Буду бороться с нежитью и спасать людей, думала я. Вместо этого я сидела в деревенской таверне, пусть и довольно приличной и небедной на вид – рядом с деревней проходит большой тракт, по которому ездят купцы, доедала пресную похлебку, запивая ее кислым элем, и смотрела на список «заказов». Заговор на плодородие на пашню, на скот, чистка воды в колодцах, да зачаровать приданное дочери местного главы на удачное замужество. Все мои узкопрофессиональные знания были бесполезны. Я размышляла о том, что может и зря не пополнила ряды королевских отрядов боевых магов, как это сделали мои сокурсники и многие выпускники до них. Они, по крайней мере, действительно сражались с нежитью, спасали людей от порождений тьмы, которые расплодились в послевоенные годы. В некоторых отдаленных селениях, как я слышала, до сих пор сами по себе поднимаются кладбища, где земля пропитана кровью павших магов. А некоторые рассказывают о битвах с вампирами. Редкие, но сильные и беспощадные твари. В одиночку с такими не справиться, а те, кому удавалось, становятся героями, получают награды, премии и уважение. Я же, из-за своего упрямства, из-за нежелания иметь отношение к королевской власти и Ковену, поправшему вековые традиции, сидела в деревенской таверне. И в полном одиночестве допивала кислый, теплый эль.

– Помогите! – В таверну ворвалась женщина. Местная швея, если не ошибаюсь. Я даже не обратила внимания. Наверняка, либо забор упал, либо еще что. С этим справятся и без меня. – Мужики, помогите! Она совсем обезумела!

Несколько ладных парней нехотя поднялись с насиженных мест и скрылись за дверью, предварительно бросив на стол по несколько монет. Никому не хотелось уходить из единственного питейного заведения вечером после тяжелой рабочей недели: здесь все друзья, все веселятся, а самые пьяные и смелые даже расспрашивают заезжего мага обо всяких ужасах, скрывающихся в ночи. Но таков уж деревенский уклад жизни – здесь все решают не деньги, а натуральный обмен: ты мне – я тебе. Я же не торопилась расставаться с недоеденной похлебкой, пока меня не попросят и не предложат соответствующую цену, хоть вопрос чьего-то безумства уже интереснее упавшего забора. Раз не просят, значит разберутся сами. С такими философскими мыслями, я покончила, наконец со своим ужином, расплатилась с румяной хозяйкой и направилась в отведенную мне комнату. Утром предстояло рано вставать – разбираться с «подработкой» и отправляться дальше, раз уж никакой работы по профилю в этой деревне не нашлось. Может, в большом городе повезет больше.

Но не зря говорят – хочешь рассмешить богов, расскажи им о своих планах. Стоило мне пристроить голову на подушку и забыться сном, как в мою верь забарабанили, заставляя меня подняться с постели. Кое-как натянув штаны и рубаху, я распахнула дверь, намереваясь послать поздних гостей к лешему. Однако, как оказалось, ко мне ломился не отряд королевских гвардейцев, о чем свидетельствовало усердие, с которым барабанили в дверь, а всего один «добрый молодец» – сын кузнеца, покинувший недавно таверну вместе со своими друзьями, чтоб помочь швее.

– Госпожа маг, помогите! Без вас никак! Девка совсем с ума сошла, на дитё кидается, еле вчетвером удержали! – Тараторил раскрасневшийся парень. В его глазах отражался священный ужас. Но не перед «ужасным и грозным» боевым магом (мечтать не вредно), а перед тем, свидетелем чего ему пришлось стать в доме швеи. – Она…

– Веди. – Я не стала дослушивать объяснения и вылетела в коридор, схватив «молодца» за плечо. Посетители и работники таверны оборачивались на нас, но ни меня, ни моего гостя это не волновало. Мы стрелой вылетели из помещения. Опыт и логика подсказывали, что не так много вещей могут довести сына кузнеца до настоящей паники. Деревенские жители вообще относятся к разного рода чрезвычайным происшествиям куда спокойнее горожан. А если уж четыре человека едва могут удержать одну хилую девчонку – если я правильно поняла, речь шла о дочери швеи, то дело явно не обошлось без сил, людям не подвластных. А значит, это работа по моему профилю.

 До нужного дома мы добрались за считанные минуты. Как оказалось, я не зря сорвалась на помощь. Стоило переступить порог, как я кожей ощутила темную магию. Картина, представшая перед нашими глазами, тоже не радовала: единственным источником света была луна в окне, разбитая лампада валялась на полу, среди обломков мебели и посуды. Иконы Рувела, Гвиллиайа и Рии[1] тоже были сброшены на пол. И только икона Туваллу осталась нетронутой. Посреди комнаты трое дюжих парней держали связанную, но все еще продолжающую брыкаться и рычать, словно дикий зверь, девушку. Точнее, нечто, что совсем недавно было девушкой. Теперь это была нежить.  У печи, прижимая к груди маленького ребенка, рыдая и причитая, стояла швея.

Как только мы вошли в дом, мой провожатый кинулся на подмогу друзьям. Я зажгла магические огни. От света существо зажмурилось и зарычало сильнее. Не теряя времени, я дернула рубашку на ее груди и тут же отскочила, чтоб она меня не укусила. От шеи в обе стороны – к голове и к сердцу – тянулись черные «змейки» проклятия.

 – Что вы творите?! – Тут же опомнилась швея – Это моя дочь!

– Сожалею, но это уже не ваша дочь. Ваша дочь – я присмотрелась повнимательнее к черным полосам на сероватой коже нежити – мертва уже четыре дня.

– Она не мертва! Она больна! Вылечите мою дочь!!! – кричала обезумевшая от горя женщина. И я бы рада вылечить ее дочь. Но от смерти вылечить нельзя. Укус гуля[2], если не ввести противоядие в течение нескольких часов – ни что иное, как смерть.



Anastasia Makarova

Отредактировано: 22.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться