Как украсть сердце

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 15. Как устроить допрос. С пристрастием и без

Дома меня ждал очередной сюрприз. Да такой, что я едва не рухнула в обморок, когда открыла дверь. Для начала в нос мне ударил сильнейший запах. Я чихнула, глаза намокли и сквозь пелену слез я разглядела причину внезапного недуга: весь холл был заставлен цветами. Самыми разными, не знаю, отчего слезились глаза: от запаха или все же от количества цветов. Пока я раздумывала, кто же мог столь щедро одарить меня, приметила в углу ведерко с шампанским. Стояло оно на ящике, в котором, не сомневаюсь, тоже шампанское. До этого мог додуматься лишь один мой кавалер. Интересно, как он попал ко мне в дом? Надеюсь, он нигде особо не осматривался и ограничился лишь холлом. Но на всякий случай я пробежала по второму этажу: если у меня и можно было найти что-то компрометирующее, то только там. К счастью, ничего похожего на вторжение я не обнаружила.

Спустившись вниз, я еще раз оглядела цветы и в одном из букетов обнаружила записку. Читать ее совершенно не хотелось, я зло подхватила дурацкое ведерко и отправила его в мусор вместе с письмом.

Утро уже давно наступило, но ввиду бессонной ночи и бурного вечера с серебряным клинком, бодрости не было совершенно. Наскоро приняв душ, в том числе и для того, чтобы смыть с себя цветочный запах, я переоделась в любимое облачение: серую майку и такие же штаны. Надела темные очки, раз уж у меня развелась целая туча новых знакомств и выбежала из дома. Путь мой лежал к старику Блику, хотя сначала я собиралась допросить с пристрастием Венчика. Но для этого пришлось бы ехать к мамуле, а делать этого мне совершенно не хотелось.

Само собой, старый маг и не думал прятаться и восседал на своем излюбленном древнем кресле среди многочисленных книжных полок. В руках – впечатляющий по размерам талмуд, в глаза – вселенская печаль, в его магазинчике – никого. Что в общем-то неудивительно, я еще ни разу не заставала здесь посетителей.

— Как думаешь, Спектр может быть моим папулей? — сходу поинтересовалась я у старого мага, наблюдая за реакцией.

Блик не подкачал: в глазах его даже не мелькнуло удивление. Как будто он только и ожидал, что с самого утра я заявлюсь к нему и, забыв о приветствии, огорошу веселеньким вопросом.

Старик нехотя прикрыл книгу и спокойно ответил:

— Все может быть, дорогая.

— А может и не быть, — вздохнула я, присаживаясь на стульчик возле кассы. Подумав, пояснила: — Если Спектр – мой отец и чем-то насолил мамуле, с чего бы ей выжидать столько лет? Зная родительницу, она бы лично откусила голову мерзавцу, и тянуть бы не стала.

— И то верно.

— А отправлять меня к нему на соблазнение? Мерзость!

— Еще какая, — поддакнул Блик.

— Мамочка, конечно, на многое способна, но это уже какой-то перебор!

— Ты права.

— Прекрати мне поддакивать, — не оценила я чужой порыв.

— Тогда объясни мне как следует: что произошло и что за мысли такие у тебя в голове? Я, конечно, умный, но вот так вот сходу разобраться в твоем бубнеже трудно, — очень разумно заметил маг.

А я, в свою очередь, так же разумно последовала его совету и сухо изложила события дней минувших. Ограничилась лишь фактами, но после не удержалась и добавила к ним и собственные соображения.

— Во-первых, Спектр тебе никакой не отец, — покусывая губу, первым делом развеял страхи Блик. Не то, чтобы я верила в родство со Спектром, но дышать все равно стало легче.

— А кто отец?

— К моему большому сожалению, это и не я.

— Это я знаю, я спрашивала другое!

— И тебе лучше задать этот вопрос другому человеку. Или не совсем человеку, — в своей манере старца-мудреца заметил маг. Можно подумать, если я направлю вопрос куда надо, мне кто-нибудь ответит. Знаем, проходили уже.

— Ладно, сейчас мне не до этого, — отмахнулась я. Батя ждал столетие, подождет еще парочку. — Лучше скажи, как так Спектр перешел мамуле дорогу? Серьезно, они же из разных миров.

— Это сейчас, когда мамуля твоя ушла на дно и занимается художественной мазней, а Максимус взлетел так высоко, что падать будет больно. А вот раньше, лет этак триста назад, у них было много общего.

— Значит, Спектр тоже был жуликом?

— Все мы жулики в той или иной степени, дорогая.

— Как же меня раздражают загадочные фразы и полунамеки! Но лучше ответь: ты знал, что Чужестранец вовсе не пропал?

Конечно, в своем рассказе о Трамонтейне я упоминала лишь вскользь и о его тайной деятельности не рассказала, но что-то мне подсказывало: Блик и так в курсе. Старик знает абсолютно все, это неизменно. Уверена, приди ему в голову со мной пооткровенничать, я бы уже сегодня выяснила, что и кто задумал, и даже чем весь этот кошмар закончится. Но в этом был весь Блик: выдавал информацию порциями и наблюдал, как его жертва (в данном случае это я) ломает голову, набивает шишки и страдает от неведения.

Блик захихикал, подтверждая мои догадки:

— Значит, догадалась? Забавно получается, не так ли?



Карина Вальц

Отредактировано: 08.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться