Как все

Размер шрифта: - +

Глава 1. Прибытие

Амалия

 

«Ненавижу собственную жизнь!» — наверное, каждый хоть раз говорил это себе. Я же повторяю это ежедневно, как мантру. Так проще справляться с неурядицами.

Было обычное серое утро в Зальцбурге. Я, как всегда, пришла пораньше в офис, чтобы не толкаться в лифте с незнакомыми людьми. Не переношу, когда до меня дотрагиваются, пусть и случайно. После их прикосновений чувствуешь себя грязной.

Только успела налить кофе, как на корпоративный телефон пришло сообщение от дяди, он просил срочно зайти к нему в кабинет. К сожалению или к счастью, начальник — мой единственный близкий родственник и опекун.

Пока шла по длинному коридору, думала, что дядя снова будет промывать мне мозги насчет курсов психотерапии, которые я бойкотировала последнее время. Но все оказалось гораздо хуже: меня отправляли в командировку, и не куда-нибудь, а в летнюю языковую школу при университете Рея Яна Карлоса в Испании. В место, где три года назад начались мои несчастья, из-за которых я оказалась в психиатрической клинике.

Конечно я пыталась отказаться от поездки, но Оливер Леманн был непреклонен.

— Ты поедешь туда — и точка! — дядя ударил ладонью по столу так сильно, что я дернулась. С некоторых пор я не переносила, когда на меня повышают голос. — Ты сама согласилась здесь работать. Напомни о своей просьбе, пожалуйста.

— Не делать мне поблажек, — пробубнила я себе под нос.

— Не слышу, громче! — громыхал собеседник.

— Не делать мне поблажек!

Реакция дяди на отказ от командировки, в общем-то, была предсказуема, но я не думала, что это так выведет его из себя. Все это время он нервно мерил шагами комнату, которая была не слишком приспособлена для подобных действий. С учетом его комплекции это удача, что ему удавалась сделать три шага и ничего не сбить и не врезаться в полки, заставленные рабочими папками. От каждого шага ручки на столе немного подпрыгивали, этот звук неимоверно раздражал. Хотя, если честно, меня раздражало в последнее время все.

— Амалия, да послушай же ты меня, в конце концов, хоть раз! Долго это еще будет продолжаться?

— Что именно?

— Не притворяйся, что не понимаешь. Вот почему ты выглядишь так, как будто только что из гетто? Я мало денег перечисляю? На тебя же без слез не взглянешь! Да я сам могу эти джинсы с футболкой носить. А еще твой мышиный хвостик. Неужели другой прически нет?

— Мне так нравится.

— Нравится ей, видите ли. Ты позоришь меня и своих покойных родителей.

— Да в чем, собственно, дело? С клиентами я не общаюсь. И потом, ты сам разрешил ходить на работу, в чем захочу.

— И уже жалею. Я думал, что это ненадолго, но прошло уже три года. Три года, Амалия!

Чтобы успокоить нервы, хозяин кабинета откинул крышку деревянного глобуса, стоящего рядом с массивным столом для переговоров, и налил себе виски. Я бы тоже не отказалась выпить, мы редко ругались. После того как погиб отец, и умерла мама, дядя единственный, кто у меня остался. Видя его состояние, я смягчилась.

— Почему я?

— А кто? — устало ответил он. — Не Хельгу же посылать с ее артритом? Ты самая молодая в отделе, а эта школа популярна среди молодежи. В последнее время многие родители жалуются на качество предоставляемых услуг. Вот ты и проверишь. Может, виноваты не педагоги, а ленивые детки. Станешь своего рода тайным покупателем. Все минусы отразишь в отчете.

Наша фирма занималась всеми аспектами обучения, будь то изучение иностранного языка или переподготовка штата целой фирмы в стенах частных университетов, разбросанных по всей Европе. Я говорю «наша», не потому, что так люблю ее. Просто так получилось, что я ее совладелица. Только вот управлением занимается дядя. Он старается меня лишний раз не трогать, слишком сильные эмоции у него вызывает мой внешний вид. Да и опекунство веса в глазах руководителей отделов мне не прибавляет.

— А еще твоя тетя разговаривала с доктором.

— Вот черт! Да, глупо было надеяться на врачебную тайну.

— Мы беспокоимся о тебе.

— Дядя, пожалуйста.

— Нет, малышка. Я хочу для тебя нормального будущего. Врач сказал, что тебе будет полезно посмотреть в лицо своим страхам.

И вот из-за этого разговора я не перебирала бумажки у себя за рабочим столом, не пила любимый кофе, а тряслась по дороге в место, куда по доброй воле не отправилась бы никогда. Но альтернативой был только очередной курс лечения в клинике. Туда я больше ни ногой.

«Как я ненавижу автобусы! Эти пыльные коробки с потными соседями, с креслами, которые не откидываются из-за чьих-то коленок. И эта странная музыка, что звучит в салоне — жуткая смесь ретро и арабских мелодий. Бр-р!»

Настроение, и так безрадостное, скатилось до минус ста по десятибалльной шкале. Я уже в пятый раз перечитывала абзац книги Николаса Спаркса «Тихая гавань», но не понимала ни слова. А виноваты в этом двое парней, что сидели позади меня. Они не затыкались ни на минуту, словно подружки после долгой разлуки. Их голоса разлетались по всему салону.



Алёна Крылова

Отредактировано: 07.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться