Как все

Размер шрифта: - +

Глава 6. Родителей не выбирают

Кристиан

 

Первая неделя пролетела незаметно. Мы с Шоном попали в одну группу, поэтому на занятиях часто развлекались тем, что подкалывали друг друга на испанском. Пожилой преподаватель посматривал на нас неодобрительно, но замечания не делал. Мы ведь не нарушали установленные им правила: телефоном не пользоваться, разговаривать только на испанском, не молчать.

В пятницу меня ожидал сюрприз. Дедуля решил от нас с Шоном избавиться и выдал тест на уровень B1. Я поначалу растерялся, ведь его положено в конце писать, а я еще не готов, но честно попытался выполнить все задания. Друг же воспринял все как наказание и особенно не усердствовал.

Хорошо, что результатов долго ждать не пришлось. После обеда нам объявили, что со следующей недели наша парочка будет учиться раздельно. Шон остается в этой группе, а вот меня переводят на пол-уровня выше. С одной стороны, это было хорошо, а с другой — жалко было расставаться с другом. Не факт, что в новой группе будет так же весело. Хотя, если попаду к Амалии, то не расстроюсь. Может, удастся помириться.

С ней у нас как-то не складывалось. После случившегося у обрыва девушка со мной почти не разговаривала, выстроив прочную стену, за которую мне пока не удалось перебраться. Возможно, я бы уже прекратил все попытки наладить общение, если бы не несколько моментов. Во-первых, она ходила в столовую вместе со мной, и во-вторых, пускала меня к себе. После размолвки первый раз шел к ней со страхом, что перед моим носом просто закроют дверь. Все-таки я сильно облажался. Знал, что она не терпит вторжения в личное пространство, но сорвался.

Сколько раз я видел на сеансах Наты и Мэтта девушек, которые от простого прикосновения незнакомого человека впадали в ступор или устраивали истерики. Но Мышка была бы не Мышка, если бы не сделала все по-своему. Она не только открывала мне, но даже угощала вкусным чаем, причем не произнося ни слова. Для меня это было странно. Каждый раз настраивался на разговор, однажды даже речь репетировал, хотел извиниться, только все разбивалось о равнодушный, пустой взгляд. Я будто в одночасье превратился для нее в предмет мебели, который по странному стечению обстоятельств пьет чай. Иногда мне казалось, что лучше бы она устроила истерику, хоть эмоции на волю выпустила.

Я надеялся на выходной, возможно, за пределами лагеря она расслабится и снова начнет показывать свой милый носик из своей раковины. Только мои планы полетели к чертовой бабушке. Вечером в пятницу мне позвонил отец. Сказал, что утром состоится встреча с будущими руководителями отделов аргентинского филиала. Мое присутствие даже не обсуждалось, я должен там быть.

Папа с детства вколачивал нам с братьями в голову, что работа — главное в жизни. Мы должны расти и развиваться, чтобы внести свой вклад в семейный бизнес. Пришлось смириться, что для него мы лишь винтики в огромной машине под названием «Трайд групп».

Единственный раз я видел эмоции отца, когда Мэтт втайне от всех поступил не на экономический факультет, а на психиатрию. Дома тогда разыгралась настоящая буря. Папа грозился выгнать брата на улицу и оставить без денег. Как заведенный повторял, что не ожидал такого предательства. Если бы не мать, которая боялась упустить из виду завидного жениха для дочерей своих подруг, Мэтью пришлось бы перебираться в общежитие. Конфликт удалось сгладить, до радикальных мер не дошло, но с тех пор отец категорически запрещает произносить имя брата при нем, а когда они случайно сталкиваются дома, предпочитает делать вид, что никого не заметил.

Только какими бы ни были наши с отцом отношения, как бы я ни презирал его методы воспитания, угробившие собственную дочь, лететь на встречу мне придется. Не готов я еще пойти по стопам Мэтта, слишком зависим от отца, чтобы бунтовать на пустом месте. Он не поймет мое желание помочь бедной девушке, скорее сам запрет ее в лечебницу, чтобы не отвлекала его надежду от работы. Так что: «До свидания, Испания. Здравствуй, Англия».

В самолете удалось немного поспать, но мысли все равно путались, за это я ненавидел ночные перелеты. Как бы ни было комфортно в бизнес-классе, нормально отдохнуть не получится, как бы ты ни старался. В аэропорту меня встречал Джордж, мой самый старший брат. Пока ехали до особняка, он пытался впихнуть в мой слабо соображающий мозг информацию о завтрашней встрече. Не скажу, что у него это хорошо получалось.

Не успели мы переступить порог дома, как навстречу нам уже несся ураган по имени Ирина Тейлор. Я скривился при виде маминой сияющей улыбки, мне она точно ничего хорошего не сулит. Наверняка опять задумала какую-то пакость с моей женитьбой.

— Крисси, милый. Как здорово, что ты прилетел! У нас как раз завтра будут гости. А твои братья, как обычно, все в делах. Но ты же не обидишь меня? — тараторила эта особа, по ошибке являющаяся моей матерью.

— Я прилетел на переговоры. Оттуда сразу в Испанию.

— Нет, дорогой. Ну как же так? Ты тоже меня не любишь?

— Люблю, но дела... Сама понимаешь.

— Тогда что тебе стоит задержаться ради меня? — надула она губки. Если бы ей было семнадцать — это выглядело бы мило, но в пятьдесят такое ребячество смотрелось искусственно. — Ну пожалуйста, я уже пообещала Барбаре. Что я ей скажу?

«Ненавижу Барбару!» — вспыхнул кровавый плакат у меня в голове.



Алёна Крылова

Отредактировано: 07.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться