Как все

Размер шрифта: - +

Глава 17. Перерыв окончен

Амалия

 

Я так и проспала до вечера под боком у Криса. Меня разбудил голос Мэтта. Он приехал, чтобы забрать меня в общежитие. Только вот после встречи с милыми родственничками ехать туда не хотелось категорически. Да и что скрывать, я ужасно боялась заходить в свою комнату после нападения. Она перестала быть для меня безопасным местом. А просить ночевать со мной кого-то я не собиралась. Боялась, что моя психика этого не перенесет.

Сначала Мэтью уговаривал поехать хотя бы освежиться, но в палате тоже был душ. Затем перешел к угрозам, что у меня даже белья сменного нет, и получил ключ от моей комнаты со списком вещей. Ну и наконец, наш доктор стал меня банально соблазнять мягкой кроваткой и теплым одеялом. Я снисходительно посмотрела на этого чудака, демонстративно погладила руку Кристиана, показывая, что уютная кровать у меня уже есть.

Крис честно пытался не рассмеяться над нашими препирательствами, но не выдержал, когда его привели в качестве аргумента. Притянул меня одной рукой к себе поближе, чмокнул в макушку и, подхихикивая, сообщил брату, что он проиграл всухую женской логике.

Пришлось Мэтту скататься за вещами и распорядиться, чтобы мне приготовили ко сну кушетку. Деньги все-таки порой творят чудеса. Если бы не любовь испанцев к шуршащим купюрам, меня бы никто не оставил в палате уже не умирающего блондина.

Началась моя неделя счастья. В кои-то веки нам никто не мешал, и мы могли просто наслаждаться обществом друг друга. И хотя днем к нам обязательно кто-нибудь заглядывал, мы умудрялись их спровадить в течение часа. Мы даже делали ставки на то, сколько протянет посетитель. Самой стойкой оказалась Ната, но и она в конце концов сбегала под надуманным предлогом.

Если гости считали, что нам легко сюсюкаться или приторно нахваливать друг друга, то они глубоко ошибались. Приходилось заранее готовиться. У меня в тетрадки даже появилось целых три страницы ужасных комплиментов и чересчур милых прозвищ. Зато как мы смеялись, когда удавалось довести посетителей до тошноты!

Про учебу тоже не забывали. Мой испанский позволял мне объяснять грамматику и болтать на различные темы. Кристиан оказался очень старательным учеником. Еще бы! Ведь в наказание за отлынивание ему приходилось заучивать перевод тех самых страниц в тетрадке.

Но самыми волшебными были поцелуи: страстные, нежные, требовательные, мимолетные, те, от которых растворяешься в пространстве и времени. Мы буквально впитывали то недолгое время, что нам отпущено, стараясь не думать о будущем. Для нас существовало только настоящее, в котором мы принадлежали друг другу.

Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Вот и мы возвращаемся в кампус, хотя Кристиан должен был провести в больнице как минимум еще неделю. Только ему сильно осточертела белоснежная палата, и остаться там его никто не смог убедить. Вот же упрямый засранец!

Угрозы для жизни и здоровья уже не было, так что пришлось врачу отпустить блондина под расписку домой. Мне с Мэттом выдали рекомендации по уходу за больным и строго-настрого наказали следить, чтобы Кристиан соблюдал постельный режим. Соблюдал. Ага. Для этого пришлось бы его к кровати привязывать, но мы не рискнули, уж больно злобно на нас смотрел блондин.

В возвращении в кампус были свои плюсы: теперь в нашем распоряжении была удобная кровать, в которой можно спать вдвоем. Пришлось, правда, пересилить Мэтью в мою комнату, но он, вроде, не сильно возражал. А вот комендант возражала сильно (настучал кто-то добросердечный), но звонок дяди все уладил. Только теперь все сотрудники знали, что я не просто студентка, а проверяющая. Но что поделаешь? Все равно свою работу я выполняла от силы неделю, а потом было не до этого.

В первую же ночь в кампусе нам устроили сюрприз. Причем обложили со всех сторон. Когда я увидела лицо в окне, закричала так, что Крис выскочил из ванной голый.

«И это я не верила в его рассказ про навязчивых поклонниц? Беру свои слова назад».

Затем настала очередь добровольных сиделок. Этих Крис вежливо благодарил, забирал угощения и отправлял туда, откуда пришли. Но и его терпение не безгранично. Не повезло попасться под горячую руку нашим закадычным подружкам. После того как Кристиан ледяным тоном объяснил Еве с Марго, куда им нужно пойти со своей помощью, на девушек было жалко смотреть. И я бы посочувствовала, если бы мне не пришлось потом полчаса успокаивать распсиховавшегося Криса.

Немного подумав, я нашла выход из ситуации. Сделала табличку на дверь: «Тейлор в комнате напротив, в этой живет бешеная мышь» — и нарисовала забавный скелетик на больничной койке справа и мышь с огромной пастью — слева.

Кристиан был в восторге от моего творчества и даже вызвался самостоятельно его повесить на дверь. Примерно через полтора часа к нам заявился Мэтт.

— Вы тут что, оба моими пациентами решили стать? Так я вам устрою место в клинике. Это что за приколы такие? — разорялся он, размахивая листком с моими художествами.

— Просьба не беспокоить, — спокойным тоном ответил Кристиан. — А что тебе не нравится? Я занят, а ты у нас парень свободный, не пропадать же добру.

— Это ты сейчас про меня или про девушек сказал? — прищурился братец.

— Про всех. И к тому же здесь только правда. Да, Мышка?



Алёна Крылова

Отредактировано: 07.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться