Как все

Размер шрифта: - +

Глава 19. Только не так

Амалия

 

Односпальная металлическая кровать, к которой тянулся поводок, окно, заколоченное фанерой, пожелтевшие то ли от времени, то ли от табака стены — такой оказалась моя новая реальность, в которую я попала благодаря моему личному кошмару. Только вот я не знаю, как попала в эту комнату. Стоило мне понять, что Маркус снова рядом, как паника затопила мое сознание. К его машине шла на автомате, мозг отказался обрабатывать свалившуюся на него информацию. Уже в машине приступ полностью поглотил меня, а так как рядом не было Криса, то сама я вырваться из круга воспоминаний не смогла, и только выбившись из сил, отключилась.

Пробуждение было не из приятных, как и всегда после приступов паники: голова набита ватой, руки не поднимаются, жажда сжигает изнутри. Стакан, стоящий на полу, показался мне недосягаемым. Горло пересохло настолько, что слюна полоснула болью, вызывая слезы. Боль отрезвила, она была правильной, знакомой.

Проскользнула мысль, что нужно бороться, попытаться сбежать, но разум тут же ее прихлопнул очевидной реальностью: мне некуда бежать. Есть только два человека, к которым тянется мое сердце — это дядя и Кристиан, но я и так слишком много боли принесла в их жизнь. Лучше смириться и существовать так, как хочет судьба — рядом с Маркусом.

Горечь обиды от поражения не спешила уходить. Три безумно длинных года я боролась с собой, старая забыть, чтобы вернуться к началу. Теперь я знала: Маркус не покидал меня ни на секунду, и если его не было рядом физически, то он контролировал мой разум. Только Кристиан был настолько непрошибаемым, что смог на время заглушить его голос. Возможно, если бы у нас было время, ему бы удалось уничтожить в моей голове это чудовище, но чего нет, того нет.

— Пришла в себя? Давай только без истерик, я это не люблю. Ты ведь не хочешь меня разозлить? — спросил Маркус ледяным голосом.

— Не хочу, — прохрипела я.

— Вода на полу. Не стоит давить на жалость. Ты сама виновата. Я предупреждал, что не потерплю других мужчин рядом с тобой, но ты предпочла не услышать. Пришлось показаться на глаза, но ты снова не приняла меня всерьез и полезла целоваться с этим щенком. Я не хотел забирать тебя раньше времени.

— Зачем я тебе?

— Ты моя. Зря я, что ли, потратил на тебя столько лет, воспитывая себе идеальную рабыню?

— Я думала, ты любил меня и хотел жениться.

— Брак — лишь узаконенная форма рабства. В этом нет ни капли чувств, лишь желание обладать. Пора взрослеть, Амалия.

Маркус приблизился ко мне вплотную, схватил за подбородок и впился в губы жестким поцелуем. Меня чуть не стошнило, что не укрылось от моего маньяка. Звук от пощечины раздался в тишине, ставя точку в моем статусе в этой комнате.

— Запомни, я теперь для тебя бог. А если ты надеешься на своего Кристиана, — он скривился, когда произносил его имя, — то я тебя огорчу: для всех ты погибла в автокатастрофе при попытке сбежать. Думаю, полиция признает ее самоубийством, с твоим-то прошлым.

— Кто... вместо меня? — рискнула задать я свой вопрос.

— Твоя тетушка. Я не люблю, когда меня используют. Да, милая, я знаю, что ты не виновата, и только поэтому я такой добрый.

Он снова меня поцеловал, а я попыталась представить вместо него другого мужчину с удивительно добрыми глазами. Когда эта пытка поцелуем закончилась, даже смогла улыбнуться, хотя сердце разбивалось на осколки. Каждым жестом и взглядом я предавала того, кто сумел стать мне родным всего за месяц.

— Умница, — похвалил меня личный кошмар.

Маркус уже почти вышел из комнаты, но резко развернулся:

— Ах да! На случай, если ты снова решишь сбежать — твой братец, Тобиас, кажется, сейчас в одном из подвалов этого города. Пока ты со мной — он жив. Сбежишь — и он умрет от голода, так как никто его не найдет. Будешь хорошей девочкой, и сама сядешь на корабль — я лично позвоню в полицию и сообщу его местонахождение. Тебе выбирать.

«Тоби, храбрый мой мальчик!» — я сжалась в комочек, стараясь не думать, не вспоминать, но не получалось.

Маркус совершил роковую ошибку, тронув моего маленького ангела. Я обязана ему жизнью и готова отдать долг, и если нужно, даже убить за него. Мне терять уже нечего, психушка по мне уже давно плачет. Да и я сильно сомневалась, что монстр сможет сдержать обещание, а значит, надо бежать.

Каждый день стал похож на предыдущий, и я уже сбилась со счета, сколько их прошло. Мне казалось, что больше десяти, но на самом деле — только три.

Маркус приходил регулярно. Оставлял еду и воду, целовал меня и уходил. А я старалась придумать способ выбраться из своей тюрьмы, но сначала узнать, где мой брат. Только этот гад ничего не обсуждал больше со мной. Надежда украсть мобильник тоже не оправдалась, он просто не приносил с собой ничего, что бы могло помочь мне. Посуда — и та была пластиковая.

Чтобы хоть чем-то занять руки, я отковыривала от окна фанеру, хоть и знала, что сбежать через окно мне не удастся — решетка. Мимо дома, где меня держали, не ходили туристы, тут даже бродячие собаки не появлялись.



Алёна Крылова

Отредактировано: 07.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться