Как все

Размер шрифта: - +

Эпилог

Три года спустя. Кристиан

 

Я шел по побережью и улыбался. В моих руках был небольшой букет сирени и корзинка зеленых яблок. Редкие прохожие провожали меня недоуменными взглядами. Но я не обращал на них внимания — впереди на клетчатом одеяле под огромным зонтом сидела та, без которой я не представлял своей жизни. Лия заметила меня и приветливо помахала рукой, но я даже не ускорил шаг. Знал, что она никуда не денется.

Достигнув цели, я наклонился и вручил букетик полевых цветов имениннице, в ответ на который получил восторженный взгляд. Поцеловав мою Мышку в щечку, я осторожно погладил уже округлившийся животик. Именно его пассажиру предназначался второй мой подарок — яблоки, которые до беременности Лия терпеть не могла, а сейчас поглощала тоннами.

— Шон, не заходи в воду, а то все маме расскажу, — крикнула Лия маленькому мальчику трех лет, который пытался поймать рыбок в воде. — Тоби, присмотри за мелким, а то мне Габи голову оторвет, если он заболеет.

— Уже примеряешь на себя роль строгой мамочки? — спросил я, кладя голову на колени Лии.

— Ага. Эти двое решили, что раз я беременна, мне необходима практика, и со словами: «У нас второй медовый месяц» — умотали в неизвестном направлении.

После всех событий в лагере Ларс постоянно находился с Габриэлой, поддерживал, помогал, смешил. Когда их дружеские отношения переросли в роман, никто не заметил. Но сразу после рождения смешного медвежонка, который был удивительно похож на Габи — от отца ему достались только глаза и небольшой аккуратненький нос, пара поженилась. Им тогда было не до развлечений, поэтому свадьба вышла скромная и тихая, только для самых близких, в круг которых по странному стечению обстоятельств попали и мы с Мышкой.

Лия до сих пор считала себя виноватой в смерти Шона, ни мне, ни Мэтту не удалось ее в этом переубедить, как бы мы ни старались. Этим беззастенчиво пользовались Габи и Ларс, подкидывая нам периодически ребенка. Так что насчет второго медового месяца они сильно лукавили — второй десяток уже пошел.

— Интересно, мы будем такими же, когда родится наша девочка? — мечтательно спросила Лия, зарывшись пальцами в мои волосы.

Я приоткрыл глаза, выплывая из сладкой неги — меня несказанно удивил ее вопрос. За эти три с небольшим года я уже привык, что моя Мышка абсолютно не способна мечтать. Она жила сегодняшним днем и наотрез отказывалась представлять, какой наша жизнь станет в будущем. Во многом этому способствовал затянувшийся судебный процесс над моим отцом. Почти три года длилось разбирательство, и мы никак не могли почувствовать себя в безопасности.

Но даже самое сложное дело когда-нибудь попадает в суд. Отцу дали двадцать лет тюрьмы без права на условно-досрочное освобождение. Только выйдя из зала суда, Мышка смогла наконец выдохнуть и расслабиться. Собственно, итог этой расслабленности сейчас активно толкается.

— Ну, для начала тебе все же нужно согласиться выйти за меня замуж, Мышка. Сколько можно уже от меня бегать? Отбегались уже. Или ты решила издеваться надо мной до последнего, как Натка над Мэттом? Учти, я могу у него веревку позаимствовать, которой он Белку связывал, чтобы к алтарю потащить. И вообще, у нас скоро ребенок будет, а я…

— Да согласна я, согласна, не бурчи. Мне уже надоело ждать, когда ты мне предложение сделаешь, — перебила меня Лия и захрустела яблоком, а я себя полным идиотом почувствовал. Я ведь правда больше не пытался сделать Мышке предложение после нашей первой ночи.

— Кретин, да? — спросил я, приподнявшись на локтях, заглядывая в такие любимые глаза и доставая из кошелька маленькое колечко в форме сердца с изумрудами, которое ношу уже много лет.

Лия смотрела в мои глаза и сияла от счастья. Взяв мое лицо в ладони, она наклонилась и поцеловала сладко и тягуче.

— Я люблю тебя, Кристиан Тейлор, что бы ни случилось.

— И я тебя люблю, Амалия Леманн, — поцелуй был долгим и пьянящим, но вдруг Лия резко отстранилась от меня.

— Что такое? Лия? Ты побледнела.

— Ой! Кажется, началось.



Алёна Крылова

Отредактировано: 07.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться