Как я эльфийкой стала

Размер шрифта: - +

Глава 5

Как бы меня не тянуло поскорее овладеть своим супер-даром, но занятия с Борькой все равно приводили в уныние. Ничего нового я не узнала и не делала. По-прежнему пялилась в глаз Белинды (он мне уже как родной стал), да открывала-закрывала дверь в саду. Улица за ней иногда появлялась, иногда, когда мне повсюду мерещился глаз Борьки, – нет. В общем, странное обучение какое-то. Теории никакой трехглазая не давала. И кто ж так учит-то?

Хотя, я понимала, что ничего про двери она мне не рассказывает, потому что не желает, чтобы я узнала правду. Видимо, Белинда и Данвер считают меня клинической идиоткой, раз думают, что я ни о чем не догадаюсь. Но мне это было только на руку. Я решила даже поддерживать имидж недалекой особы. Ну а что? От дурочки ничего плохого ждать не будут. Не то, чтобы я замышляла нечто коварное и ужасное, нет. Я просто хотела знать мотивы лорда, знать историю Линетты, знать историю этого мира, знать тайну призрачных дверей, и, конечно же, знать, как вернуться домой. Да-да, я жутко любознательная.

Итак, вдоволь наглядевшись в дивный черный глаз Борьки, я с онемевшей рукой отправилась в замок. На улице давно стемнело. Белинда пожелала мне спокойной ночи и проводила до комнаты. Там, наскоро перекусив остывшим ужином (синий суп мне даже стал нравиться), я подошла к двери и прислушалась. В коридоре было тихо – можно отправляться к Абрадану.

Левое крыло замка найти было несложно. Труднее оказалось отыскать комнату альбиноса. Я встретила по пути несколько слуг, но они совсем не хотели вести меня к нему. То ссылались на дела, то на усталость. Я уже давно поняли, что слуги здесь так себе – прекрасно помнила слой пыли под своей кроватью.

Я ходила и бродила по коридору, пока мне не попалась на глаза юная служанка. Не раздумывая, я подбежала к ней и схватила за локоток.

–Отведи меня к Абрадану, пожалуйста, – сказала я.

Та испуганно посмотрела на меня и промычала что-то невразумительное. И чего они все так боятся меня? Я ж эльфийка – хрупкое создание с чистыми глазами. Таких надо защищать, а не бояться.

Я повторила свою просьбу. Служанка отнекивалась. Меня это начало выводить из себя. Ладно, раз она меня боится, ей только хуже будет.

–Заколдую! – сказала я страшным голосом. Для достоверности расширив глаза.

Служанка пискнула и кротко кивнула. Через несколько секунд мы уже шли по полутемному коридору. Девушка изредка бросала на меня боязливые взгляды. Видимо, опасалась, что я начну применять свое колдовство. Хорошо все-таки, что никто из слуг не знает, что я в теле изгнанницы.

Девушка привела к двери в конце коридора и опрометью побежала в другую сторону. Я хмыкнула и постучалась. Послышались какие-то странные звуки: кряхтение и шорох.

–Кто там? – раздался глухой голос Абрадана.

Я закатила глаза. Что за человек? Память как у рыбки.

–Это я, Анна, – ответила я дружелюбным тоном.

–А, заходи.

Я распахнула дверь и застыла на пороге. Такую комнату я меньше всего ожидала увидеть. В глазах буквально рябило от ярких цветов. Повсюду были лоскутки ткани, все стены обклеены рисунками уродливых женщин в причудливых нарядах. С потолка свисали мерцающие кружева, а в воздухе плавали десятки игольниц. Сам же хозяин комнаты сидел у окна в широком кресле и старательно шил нечто необъемное, ядовито-желтого цвета.

–Вау! – выдохнула я.

Абрадан отложил шитье и непонимающе взглянул на меня.

–Что это значит? «Вау»? – спросил он.

–О, это слово на древнем эльфийском наречии. Оно обозначает: я непомерно восхищен и удивлен увиденным, настолько, что мне не хватает слов, чтобы описать все свои эмоции и мысли.

Альбинос выглядел озадаченным, а через мгновение несколько раз повторил слово, словно пробуя его на вкус.

–Милая комната, – сказала я, оглядываясь, – рисунки твои?

–Мои! – с блестящими глазами ответил Абрадан, подошел к стене и ткнул в один из рисунков, – это великанши. Самые красивые создания во всем мире.

А у него своеобразные понятия о красоте.

–О, – пытаясь скрыть смущение, сказала я, – да-да. Они очень…прелестны. А в жизни, наверное, вообще ослепительны.

Увидеть вживую великанш мне совсем не хотелось. Потому что на рисунках были изображены огромные женщины с разъяренными лицами и руками, сжатыми в кулаки.

Абрадан любовно погладил рисунок.

– Когда-нибудь я женюсь на великанше, – промолвил он и мечтательно закрыл глаза.

Что ж, вкусы у всех разные.

– Не сомневаюсь! – сказала я, – слушай, Абрадан, помнишь, ты обещал снова сводить меня в свиточную? Ну, чтобы я набралась ума.

Абрадан молча кивнул. Он последний раз погладил рисунок великанши, и мы наконец-то отправились в свиточную.

Как и в прошлый раз, помещение свиточной было пустым. Альбинос уже было подошел к стене, но я опередила его. Аккуратно взяв его под локоток, я невинным голосом промолвила:



Варя Светлая

Отредактировано: 12.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться