Как я попал...

Размер шрифта: - +

Глава 2

Я словно в замедленном действии видел, как рассыпается купол, поставленный Сепалом. Что он там говорил про отсутствие равного ему мага в этой дыре? Именно сейчас я воочию наблюдал обратное. Либо дедуля пиз… врун тот ещё, либо дело наше дрянь.

А вот крики с улицы и звон стали и не думали прекращаться. Наоборот, складывалось ощущение, что снаружи локальная войнушка наметилась.

И будто в подтверждение моей мысли с негромким мелодичным «Крррах» купол, который по идее был нужен не только для обеспечения приватности и тишины, но и для защиты, лопнул. Словно рассыпавшись на множество разноцветных энергетических нитей и пузыриков, похожих на воздушные. Красиво… Влетевшее в окно копьё, обмотанное чем-то непонятным мутно-белёсого цвета с желтоватым оттенком наподобие тряпки, очень быстро поставило жирную точку над моими размышлениями и любованием магией. Да нас же вот-вот убивать тут начнут! По-взрослому, без сантиментов. И только сейчас до меня стала доходить вся серьёзность текущего положения. Всё-таки человеку, выросшему в двадцать первом веке и видевшему войну исключительно в новостях, да фильмах тяжело сразу принять и осознать тот факт, что война, бой, пусть и местечковый уже вот он, совсем рядом. Даже если человек этот отслужил в армии, в самой обычной пехтуре. Это я себя имею в виду.

Ну а дальше события понеслись вскачь, примерно по сценарию не самого лучшего блокбастера.

Эпизод первый. Главная героиня сего действия, то есть я, лежит, привязанная к койке. Причём после ранения, не совместимого с жизнью. Опустим сейчас незначительные детали типа переселения душ и прочего. Ну хоть одна рука свободна от пут, и то хлеб. Но встать с кровати, чтобы резво свалить отсюда, я всё так же не могу. Да и валить то особо некуда. Помня сценарии и сюжеты всех известных мне фильмов, я могу со стопроцентной уверенностью заявить, что местная корчма (а чем же ещё может быть это строение) окружена силами противника. Которые в данный момент весело рубятся с защитниками.

Эпизод второй. Мой рыцарь-герой по имени Бьёрн, злобно оскалившись, стоит в дверях со своим двуручником в руках. Хорошо хоть размеры потолка, да и комнаты в целом, позволяют ему размахнуться как следует этим дрыном. Опустим детали типа того, что Бьёрн ни хера не герой, хоть и действительно рыцарь, а зам командующего дружиной на службе у барона Хьёдварда ван де Маро. И защищать меня – его прямая обязанность перед сюзереном, а не веление души.

Эпизод третий. Маг, замерший соляным столбом возле одной из стен. Ну не совсем замерший, его руки быстро-быстро двигались, словно сплетая какие-то узоры в бешеном ритме, а губы беспрестанно что-то шептали и даже, иногда свистели. И я даже время от времени видел проскакивающие между его пальцев искорки, разноцветные нити энергией и волны света. По традиции опустим такие мелочи типа того, что этот самый маг оказался не таким уж и крутым, как пытался себя изобразить. Потому что думать о том, что по мою грешную душу заявился маг более крутой, было откровенно ссыкотно.

Эпизод четвёртый. Крайне активная массовка на заднем плане. Звон стали, запах гари, крови и пота, ржанье напуганных лошадей, стоны раненых и умирающих, и вот это вот всё. Можно бы было не обращать внимание, если бы не чьи-то зычные крики из серии: «Они внутри!», «Поджигай!», «Лучники, огонь!» и что-то ещё в этом роде.

Собственно, основные сцены освещены, все действующие лица расставлены по местам. Камера! Мотор! Это меня на словоблудие от страха так пробивает. Ну может ещё сущность баронессы сказывается, тут не угадаешь. А события, тем временем, набирали ход. И вот, я вижу, как рубится здоровяк Бьёрн в дверях. Хорошо рубится, с огоньком. А не, это другой огонёк. И он уже распространяется по комнате. По ходу нас всё-таки смогли поджечь!

Вот Сепал, устало прислонившийся к стенке, что произнёс, махнул рукой и начинающийся было пожар стих сам собой, как по волшебству. Впрочем, почему как?

И посреди всего этого эпика валяется принцесса. Ну баронесса, то есть. Бам! Бьёрн словил в нагрудник удар чего-то явно тяжёлого, отлетел метра на полтора и прилёг отдышаться. Главное, что жив. Но, если сейчас ничего не изменится, то живым ему быть не долго. Зато я увидел того, кто так грубо приласкал моего защитника. Вот это детина! Я говорил, что рыцарь де ла Серна здоровый? Я погорячился. Этот тип был раза в полтора пошире и головы так на две повыше Бьёрна. А в руке сжимал большую такую шипастую дубину. Моргенштерном вроде зовётся, если не путаю ничего. Ах, да, ещё нюанс – вошедший человеком точно не был. Как понял? Да по болотно-зелёной харе, маленьким поросячьим глазкам и выпирающим клыкам и понял. Интересно, кто это? И тут же нашёл ответ в памяти принцессы – лесной огр. Ну куда ни шло. А то вдруг, это у местных тут гоблины такие?

Соберись, Саня! Нас же тут всех сейчас натурально завалят! Окончательно! И думается мне, что на всём пространстве множества миров для моей многострадальной души больше не найдётся доступного тела. Такие шансы дважды не выпадают.

А огр, похрюкивая двинулся к моей кровати, закинув дубину на плечо и по пути двинув громадным кулаком попытавшегося подняться на ноги Бьёрна. Тот хрюкнул что-то странное, булькнул и свалился, как куль с дерь… картошкой.

А у меня прямо второе дыхание открылось во время всего происходящего. Или адреналин подстегнул память баронессы, или боги вмешались, или ещё что произошло. Но поймал я себя на той мысли, что вполне отчётливо вижу энергетические потоки. Самых разных цветов и оттенков, разной толщины и длины. Они будто извиваются. Одни закручиваются спиралью и уходят куда-то вниз, другие составляют кольца, третьи походят на узконаправленный пучок, четвёртые вообще в форме волны. И откуда-то пришло чёткое понимание, какими именно потоками я пользоваться могу, какими могу с трудом, а какие мне использовать и вовсе невозможно либо опасно. Ещё в голове рефреном звучали слова Сепала, обучающего молодую Эйрин. Из серии: «Посмотри вот сюда», «Возьми вот так», «Мысленно сформируй круг из вот этого» и так далее. Словно диктор на заднем плане.



Рэд Шухов

Отредактировано: 10.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться